Няня для большого босса | Cтраница 48

В коробочке находилось тонкое золотое колечко, в центре которого сиял белый камушек. Но меня не волновал вид украшения, я думала совсем о другом. Просто не могла поверить в то, что сейчас происходило.

— Я согласна, — выдохнула, смотря любимому прямо в глаза. Виктор засиял, а на губах появилась счастливая улыбка. Он встал с колена и достал кольцо из коробки, беря мою ладонь в свою руку. Когда он подносил кольцо к пальцу, во внутренней части кольцо, я заметила какие-то буквы.

— Погоди, — сказала ему, беря колечко в руку. На дворе уже был вечер, поэтому эту гравировку я разобрала не сразу. «КВА плюс КВА ровно сердечко». Это что еще за КВА? Подняла глаза на Виктора, который наблюдал за мной. — Что это значит?

— Это наши инициалы, — ответил он. О-о-о, действительно. Как же совпало! Мы теперь две лягушки, хех. — Это кольцо ручной работы, которое сделала моя знакомая из Бристоля. Я уезжал к ней во время поездки, чтобы заказать его.

Так вот к кому он ездил! А я уже ревновала.

Виктор снова забрал колечко у меня из рук и надел на безымянный палец правой руки. Матерь божья! Двадцать три года, а я уже невеста. Раньше осуждала своих одногруппников, которые рано выскакивали замуж, а тут сама!

Подошла к Виктору и обняла его, целуя в губы. Он отвечает на поцелуй, нежно отвечая мне. А потом я услышала звуки выстрелов. Испугалась, прижимаясь еще ближе к мужскому телу, и повернулась в сторону звуков. Там, на водной глади вдалеке стоял корабль, с которого стреляли фейерверками.

Как же красиво! А после увидела, как с этого самого корабля поднимаются ввысь огоньки. Это же китайские фонари! Много китайских фонарей. Маленькие огоньки, которые как звездочки украшали темное небо.

— Разве у нас не запретили запускать их в воздух? — спросила, смотря на чудесную картину.

— Запретили, но меня это не останавливает, — произнес он, поднимая меня на руки. Я хихикнула, понимая какой он дурачок. Мой дурачок.

Глава 35. Эпилог

Три с половиной года спустя

Три с половиной года спустя

— Леша, скажи щука, — произнесла Алена Михайловна, мама Виктора. Я познакомилась с ней сразу же после того, как Виктор сделал мне предложение. Перед тем как познакомиться с ней я дико волновалась, думая, что женщина, воспитавшая Виктора, была боевой, но я не ожидала увидеть веселую и жизнерадостную женщину, которая любит подтрунивать над людьми. Веселый человек, на самом деле. Когда мы с ней моих родителей познакомили, те сразу положительно отнеслись к ней.

— Сюка, — произнес Леша, и Алена Михайловна засмеялась. Так вот кто научил Соню этому «епрст, сколько можно-то». Пытались отучить малышку от этого, но эта глупая фраза плотно засела у нее в голове. Благо Виктор отнесся к ее этим словечкам лояльно, и попросил больше так не выражаться. Та согласилась, но порой с языка у нее слетало и не такое. Нет, бабушкам мы теперь детишек одних точно не оставим, а то приедем, а Сашка с Лешей уже будут выражаться похуже Шнура.

— Леша, щука плохое слово, не говори его, — сказала ему, обнимая мальчика за плечи. Недовольно посмотрела на свекровь, а та лишь рассмеялась.

— Да ладно тебе, литературное слово, между прочем! — воскликнула она.

— Это вы Виктору скажите, — кстати, о нем. Оглянулась, смотря на гостей, которых мы пригласили на двухлетие к тройняшкам.

Да-а, мы все-таки смогли с Виктором сделать это. Оказывается, Виктор и не был таким уж бесплодным. Проделав кучу всяких реабилитаций, наши шансы возросли, и вот что вышло. Разве это не победа?

Вон Ленка стоит с Филиппом, который держал на руках годовую Настю. С ними рядом стояла Ира, которая вернулась из-за границы спустя два года, привезя с собой от туда мужика. Как же он смешно матерится на русском со своим итальянским акцентом, я не могу, каждый раз хохочу от смеха! Рядом с ними на зеленой травке расположился Ногозов со своей женой, но, увы, без детишек. Потом увидела маму, которая вместе с Гошей ловили в декоративном пруду рыбок. А где Саша?

Сынишка, который был старше всех и родился на десять минут раньше остальных стоял рядом с Виктором, смотря на то, как тот зажигал свечки на торте.

Подошла к нему, обнимая со спины и целуя в лопатку.

— Как обстоят дела? — спросила Виктора, становясь на носочки и выглядывая у того из-за плеча.

— Отлично, сынишка хотел зажечь эту двоечку сам, но мне пришлось отказать, — сказал Вик, кладя свободную руку на голову Сашке, и погладил того по голове. — А где Соня?

И правда, где она?

Я осмотрелась, но на улице никого не увидела. Повернула голову к дому, и заметила Милу, которая за ручку вела Соню. Да, Виктор разрешил Миле видеться с дочерью при одном условии, что та не расскажет ей о том, что она ее биологическая мать. Софи считает меня матерью, что делает меня самой счастливой на планете. Мила для малышки была лишь тетей, которая очень любит свою племянницу.

Возможно, когда-нибудь мы скажем, что ее настоящая мать это Мила, но не сейчас, когда ей пять лет и ее мирок слишком уязвим. Отложим этот разговор на другое время, когда та подрастет.

Кстати, уговорить Виктора на этот шаг не составило никакого труда. Всего лишь вежливо попросила, сказав, что все будет хорошо, и я все проконтролирую. И тот согласился, сказав, что доверяет мне и моему решению.

Мила тогда была безгранична рада, и если до этого относилась ко мне с неприязнью, то после этого ее отношение ко мне поменялось, и мы даже начали хорошо общаться. Не сказала бы, что мы стали подругами, но уже не чужими людьми.

Хоть отношения наши и стали теплее, но я знаю, что каждый раз, когда Софи называет меня мамой, Миле становится больно, хоть и скрывает это. Хотя сейчас ей стало легче, ведь она повстречала человека, которого полюбила всей душей и родила год назад великолепную девочку. Ей стало легче, но ее до сих пор мучало что-то изнутри из-за Сони.

— Она с Милой, все хорошо, — ответила ему, отпрянув от мужа, и взяла за ручку Сашку. — Я пойду, усажу всех к столу.

— Хорошо, — повела сынишку к столу, сажая на специальные подготовленные места для именинников. После позвала всех к столу, сажая и Гошу с Лешей. Соня села рядом, но перед этим надела бумажные колпачки на голову своим братцам, поправила на них бабочки, и только тогда уселась. Рос маленький педант, что радовало Виктора.

Позже подошел Вик и Дмитрий, которые принесли большущий торт, сделанный на заказ. Поставили его на стол и несколько нанятых фотографов успели щелкнуть торт и гостей с нескольких сторон.

Мои мальчики, хоть и были похожи друг на друга, но были такими разными. Посмотрев на них, невольно вспыхнули воспоминания.

Помню, когда сказала Виктору, что беременна, будто тот день был вчера. Тот чуть не упал в обморок, а когда отошел, начал радоваться как малой, созывая всех своих друзей на пьянку. Напился благо не в хлам, и смог добраться до дома сам.