Няня для большого босса | Cтраница 39

Открыв дверь, перед глазами сразу же встал полуголый Виктор, который стоял без штанов, в одних синих трусах. Матерь божья, что тут произошло? И почему щеки так резко загорелись? Пожа-ар, тащите огнетушитель, пыщ-пыщ.

— Что случилось? — замялась в дверях, но увидев жест, чтобы я подошла к нему, прошла внутрь, протягивая йогурт.

— Да, блин, кофе пролил, задело немного, — сказал он, садясь на диван, прикладывая йогурт к ноге, прямо около краешка трусов. Я подняла его штаны с пола и сложила.

— Я отнесу в химчистку, — пояснила свои действия, чтобы он не подумал ничего такого.

— Да, хорошо, — ответил он, сжимая зубы. — Съезди ко мне домой и привези любой костюм до десяти часов.

Он явно был зол, но пытался говорить со мной спокойно, явно контролируя себя, чтобы что-нибудь мне не сказать.

— Может вызвать врача? — он махнул головой, продолжая держать йогурт.

— Пустяки, не стоит, — я кивнула, в знак того, что все поняла и вышла из кабинета. Понимала, что ситуация не совсем позитивная, но как же он хорош в своих боксерах. Ника, возьми себя в руки, черт возьми.

Я сложила его штаны в пакет и сунула в сумку, накидывая пальто. Так, до десяти часов у меня был час, поэтому успевала заехать в химчистку и к Виктору домой. Заказала такси и через пять минут уже сидела в теплом салоне, отправляясь в химчистку, благо та была недалеко.

Приехав в нужное место, отдала сотруднице испорченные штаны и вернулась обратно в такси, диктуя новый адрес.

Через двадцать минут уже стояла у родной себе квартиры и нажимала на звонок.

Через пару секунд мне открыли дверь. На пороге стояла Надежда Анатольевна с Софи на руках, которая вся вымазалась в манной каше.

— Ика, — произнесла девочка, смотря на меня. — Ика, Ика, Ика.

Я посмотрела на девочку и умилилась. Моя маленькая малышка росла прямо на глазах.

— Вероника Алексеевна, проходите, — сказала мне новая няня, и я перешагнула через порог. — Виктор Александрович предупредил, что вы заедете. Я бы и костюм подготовила, но сами понимаете, ребенок.

Оу, он предупредил, это хорошо.

— Да-да, все хорошо. Я сильно не задержусь, — сняла ботильоны и прошагала в комнату Виктора. Надежда с ребенком пошла за мной.

— Ничего, ничего, — повторила она. — Я бы вообще хотела лично поговорить с вами, узнать какая вы девушка.

— Зачем? — спросила удивленно и прошла в комнату, направляясь к шкафу.

— Ой, Виктор Александрович рассказывал о вас, вот хотела лично пообщаться с таким замечательным человеком, — я опешила. Он говорил обо мне? И о чем же?

— Что рассказывал? — попыталась не показывать свой интерес, копошась в шкафу, а сама же сидела, будто на иголках.

— Ой, да вы сами, наверное, знаете, — пропела женщина в возрасте, подтирая Соне нос. — Говорил, что вы отлично ладите с детьми.

Всего лишь хорошо контактирую с детьми. И на этом спасибо.

— Рассказывал, какая вы хорошая, чуткая, добрая. Нахваливал вас сильно, — на ее слова сердце быстрее застучало, а руки немного затряслись. — Ну, тут понятно почему. Влюбленные глаза выдают его, сильно. А вы вообще, долго встречаетесь?

Из рук выпал костюм, приземляясь на пол. Влюбленные глаза? Долго встречаемся?

— Мы не встречаемся, — произнесла я, и опустились на корточки, поднимая костюм. Он не помялся, это хорошо.

— Ой, — сказала женщина. — Кажется, я что-то не то ляпнула. В общем, не мое дело, пошла, кормить дальше Соню, а то каша холодная совсем будет.

Я кивнула, а сама пыталась прийти в себя. Что это значит? Сердце чуть ли не выскакивало из груди, щеки пылали, и я почувствовала, как глупая улыбка растекается по лицу. Господи, почему я сейчас улыбаюсь и радуюсь как дурочка?

Подпрыгнула на месте, понимая, что от силы у меня осталось двадцать минут. Схватила костюм, засовывая его в чехол для одежды, и пошла к выходу из комнаты, пока мой взгляд не зацепился о красное пятнышко, лежащее на столике.

Галстук, тот самый галстук. Он не выкинул его, а сохранил. Даже учитывая то, что он был дешевым, и качество у него было не очень, но он все равно его оставил, и видимо, даже продолжил носить.

Подошла к столу, хватая галстук и отправляя его в чехол. Так, работа! Нельзя смешивать работу и личную жизнь. Никогда.

Забежала, попрощалась с Надеждой, поцеловала малышку в лобик, оставляя красную помаду у нее на лице.

Таксист все еще терпеливо ждал меня. Естественно, такие бабки ему выкидываю.

К 9:57 я была на месте, восстанавливая дыхание от пробежки. Скинула быстро пальто и пошла к Виктору в кабинет, мысленно вспоминая разговор с Надеждой. Приятное чувство растекалось по телу, и я была словно довольным котом.

Постучалась и зашла в кабинет. От представшей передо мной картиной чуть не рассмеялась. Виктор сидел за столом в одной рубашке. Пиджак он снял и прикрыл трусы, при этом с серьезным видом работая.

Он, услышав, что я вошла, поднял голову и облегченно выдохнул, вставая с места, от чего пиджак упал на пол. Но его это ни капли не смутило, и он подошел ко мне, забирая костюм из моих рук.

— Я могу приступить к работе? — спросила, смотря, как Виктор уже достал брюки из чехла и натягивал их на себя.

— Нет, — ответил он, застегивая пуговку на штанах. Даже это он делал настолько грациозно и эротично, заставляя меня облизать губы.

Я вопросительно взглянула на него, когда он повернулся в мою сторону. Он на пару секунд застыл, осматривая меня. Я же в ответ смотрела на него, ожидая дальнейших его слов.

— Сейчас, — он подошел ко мне, а я сделала шаг назад, спиной опираясь о стену. Он подошел еще ближе, буквально впечатываясь в меня. Благо я была на каблуках, и сильно голову задирать не пришлось. — Ты едешь со мной.

— Куда? — я почувствовала, как его грудь соприкоснулась с моей и я перестала дышать.

— Снова играть роль моей девушки, — выдохнул он, наклоняясь своим лицом к моим губам. — Но для начала ты переоденешься.

Почувствовала его пальцы на подоле своего платья. Он провел по краешку платья подушечками пальцев, от чего я задрожала всем телом, чуть выгибаясь.

— А что не так с моим платьем? — спросила, бегая взглядом по его идеальному лицу.

— Его наличие, — выдохнул он мне прямо в губы, и я решилась. Облизнула свои губы и взяла его руки в свои ладони, перемещая их на свою пятую точку. — Оно слишком открытое, Ника. Я не могу позволить своим знакомым смотреть на открытые ноги и задницу своей девушки.

Я улыбнулась и поддалась вперед, целомудренно чмокая Виктора в губы. А потом последовала цепная реакция, и Виктор прильнул к моим губам совсем уже не невинно.

Глава 28. Вероника

Закинула руки ему на плечи, чувствуя, как его язык проникает мне в рот, но сразу же отрывается и целует снова. Жадно, властно, резко. От этих поцелуев голова закружилась, и хотелось упасть, но стена не позволяла. В моменты, когда Виктор отрывался от меня, я пыталась перевести дыхание, что получалось не всегда.