Звездочка моя! | Cтраница 57

— Да, я мать… но как же я не хочу ею быть! — закричала она и выбежала из комнаты.

Не знаю, куда она собралась и что будет делать. Я уговариваю себя, что меня это не колышет. Иду на кухню, заглядываю в холодильник. Что приготовить для вечеринки? Можно подать мороженое, поставить вазу с фруктами. А можно эти фрукты порезать, как фруктовый салат. Есть еще нарезанный хлеб, сделаю бутерброды. С яйцом! Сварю яйца, делов-то — поставить их на огонь. А потом полить их майонезом. Что еще? Вот большая пачка чипсов, упаковка свиных сарделек. У нас же есть гриль. Положу туда сардельки, они быстро зажарятся, проще простого.

Я начала готовить. На деле все оказалось сложней. Надо одновременно успевать везде, следить, чтобы сардельки не сгорели, а яйца в кастрюльке не треснули. Руки уже болят от бесконечной резки фруктов и намазывания бутербродов. Яйца и сардельки готовы, теперь надо ждать, пока остынут. Смотрю вокруг: чем бы украсить кухню? Лучше всего устроить праздник здесь. В большой гостиной слишком много неприятных воспоминаний, да и ковер запачкается: Ас очень неаккуратно ест. Жаль, нет шариков. Я обошлась кучей ленточек для волос — повязала их на ручки кухонных ящиков.

Потом я кинулась наверх, посмотреть, как дела у Конфетки и Аса. Подозрительная тишина. В игровой их нет, а на полу целая куча приглашений. Они нашли еще гостей для вечеринки: Конфеткиного медвежонка Рози и двух куколок Братц, а еще медвежонка-тигра Аса и несколько маленьких игрушечных солдатиков. Все «гости» как попало валяются на полу, словно уже вернулись с вечеринки пьяные вусмерть.

Я услышала шепот и хохоток. Конфетка и Ас в моей комнате. Я бегом бросилась туда. Они не просто в моей комнате. Двери шкафа настежь распахнуты, и кукольный домик полностью разложен: они оба в Городе-Гардеробе! У них в руках мисс Пушиха, и мистер Толстопятый, и Ням Ням, и Балетка, они дрыгают ими и говорят за них смешными голосами.

— Что вы тут делаете? — закричала я.

Конфетка и Ас виновато оглянулись. Они знают, что Город-Гардероб — запретная территория. Несколько недель назад я бы уже сорвала горло, похватала бы своих драгоценных жителей и взашей вытолкала бы Конфетку и Аса из своей комнаты. А сейчас — так странно, но мне практически все равно. Город-Гардероб больше не реальность для меня. Это милая игрушка, с которой я когда-то играла, а теперь Конфетка и Ас тоже хотят играть в него.

— Прости, Солнце! Мы сейчас все расставим по местам, — быстро сказала Конфетка.

— Все в порядке. Я дам вам поиграть с кукольным домиком, но только если вы будете аккуратны и только с моего разрешения. Пригласим эту медведицу, мисс Пушиху, на вечеринку?

— Да, конечно! Она хочет прийти на мой праздник для принцесс, — ответила Конфетка.

— Только смотри осторожней. Она будет чувствовать себя совсем крошкой рядом с твоей Рози.

Всех жителей я положила обратно на их любимые места в доме. Долго-долго роюсь в маленьких ящичках и заглядываю под крошечные кроватки.

— А где Арахиса? — спросила я.

— Кто это? — не поняла Конфетка.

— Маленькая девочка из розового пластилина.

Оба смотрят на меня в ужасе, особенно Ас.

— Что вы с ней сделали? — потребовала я ответа.

— Ничего такого, — быстро ответил Ас.

— Кажется, мы ее случайно раздавили, — призналась Конфетка. — И приготовили из нее угощение для медвежат.

— Бедняжка Арахиса! — сказала я. — Значит, по вашей милости все остальные члены семейства стали каннибалами?

Я пыталась сказать это сердито, но невольно расхохоталась, и они со мной.

Мы собрали игрушки, рассадили их в игровой комнате, а потом Конфетка и Ас раздали им приглашения.

— Не забудь про свою большую куклу, — сказала я. — Как ты ее назовешь, кстати?

— Не знаю еще. Я не умею придумывать людям имена, — ответила Конфетка.

— Пусть она будет принцессой Розабель.

— Мне нравится это имя, очень.

Я — Принцесса Розабель, Мое имя — словно трель. Я прекрасна! Я устрою Вечеринок карусель.
Я — Принцесса Розабель, Мое имя — словно трель. Я прекрасна! Я устрою Вечеринок карусель.
Я — Принцесса Розабель,
Мое имя — словно трель.
Я прекрасна! Я устрою
Вечеринок карусель.

На ходу я напела мелодию. Потом задумалась о продолжении.

Я на цыпочках танцую, Я сестренку поцелую. Буду песню распевать, До утра с сестрой играть.
Я на цыпочках танцую, Я сестренку поцелую. Буду песню распевать, До утра с сестрой играть.
Я на цыпочках танцую,
Я сестренку поцелую.
Буду песню распевать,
До утра с сестрой играть.

Эту песню сложно назвать песней, но Конфетка с удовольствием напевает ее снова и снова. Ас тоже потребовал себе песню.

Вот он рычит! Вот он кусает! Вот он клыки свои вонзает! Могуч, свиреп и полосат Мой Тигрмен, мой Ас, мой брат!
Вот он рычит! Вот он кусает! Вот он клыки свои вонзает! Могуч, свиреп и полосат Мой Тигрмен, мой Ас, мой брат!
Вот он рычит!
Вот он кусает!
Вот он клыки свои вонзает!
Могуч, свиреп и полосат
Мой Тигрмен, мой Ас, мой брат!

Ему страшно понравилась моя песня, но слова и мелодию он пока не может запомнить и вместо этого кричит «Рааа!», или «А-а-ам!», или «Ата-та!».

— Вечеринка начинается! — объявила я. — Забирайте гостей и спускайтесь вниз.

И пока они рассаживают кукол и медведей на кухонных скамейках, я готовлю бутерброды с яйцом, вставляю зубочистки в сардельки и красиво раскладываю закуску по тарелкам. Не знаю, сколько ставить приборов. Я подошла к двери и крикнула:

— Мам, мы начинаем. Ты спустишься?

Я не ждала ответа. Небось снова в постели с бутылкой вина. Но потом я услышала шаги на лестнице: цок-цок-цок, а это значит, мама надела каблуки. Когда она вошла на кухню, у нас даже дыхание перехватило, до того была она красивая. Мама надела лучшее платье — с серебристыми пайетками с глубоким вырезом, подол длинный, до щиколоток, и в свете кухонных лампочек мама вся блестит и переливается. Она вымыла и начесала волосы, получилась легкая и пышная прическа. И макияж тоже обновила: подвела глаза серебристыми тенями и черной подводкой, как у Клеопатры, на щеки нанесла розовые румяна, но губы по-прежнему очень бледные, как у привидения. Никакой помады.

— Мама, ты потрясающе выглядишь! — сказала Конфетка.

— Ты такая красивая, мама, — прошептал Ас.

— Мама, спасибо, что пришла на наш двойной праздник! — сказала я.

— Я бы ни за что его не пропустила! — ответила она.

Мама села с одного края стола, а я с другого, Конфетка и Ас примостились каждый на своей скамейке, то и дело вскакивая, чтобы поднять очередного упавшего гостя.

Мы едим угощение, и Ас с Конфеткой щедро кормят всех приглашенных, так что я постоянно утираю медвежьи носы и пластмассовые губы. Мама только отщипнула от бутерброда и положила себе маленькую ложку фруктового салата. Мы все привыкли, что она очень мало ест, потому что вечно на диете. Конфетка и Ас, напротив, едят с аппетитом.

— Солнце, ты так хорошо готовишь! — сказала Конфетка.

— Тигрмен говорит: вкуснятина! — подхватил Ас.