Сборник произведений похожий на книгу - „Звездочка моя!“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Звездочка моя! | Cтраница 42

Почти все гости в сборе, фотограф сделал несколько групповых снимков. Началась череда семейных портретов на длинном диване. Конфетка с ровной спиной между мамой и папой, безмятежно улыбается, Ас примостился внизу, возле ног. Я — подальше к углу дивана, нацепила на лицо застывшую улыбку. Губы не разжимаю, чтобы не было видно зубов.

— Солнышко, сядь ближе к мамочке и папе, — сказал фотограф, но я не обратила на его слова внимания. И мама тоже. Скорее всего, она сейчас думает, что чем я дальше, тем легче меня будет потом отрезать.

Мистер Леденец играет на аккордеоне и поет разные малышачьи песенки, а мисс Карамель и мисс Сладкая Вата играют со всеми в игру «Завяжи желтую ленточку». Конфетка далека от происходящего: больше всего на свете ей хочется открыть подарки.

Фотограф сделал уйму снимков: Конфетка на коленях возле дерева с подарками, Конфетка с одной коробкой в руках, с другой. Особое внимание было уделено огромным коробкам в блестящей обертке, обмотанным метрами ленты. Одна коробка размером с Конфетку, а вторая еще больше.

Мама решила, что последнего гостя не ждем и сходящая с ума от нетерпения Конфетка может наконец распаковать подарки. Куклы, медвежата, книжки с картинками, украшения — подарки маленьких гостей. Маргарет и Джон подарили набор для приготовления торта и передничек. Злючка преподнесла большую коробку шоколадных конфет. Роуз Мэй — серебряный браслет с миниатюрными подвесками. Клаудия — большой набор цветных карандашей и альбом для рисования. Конфетке этот подарок не глянулся, так что, возможно, я возьму его себе. На мой подарок она тоже почти не взглянула — я купила ей большую книгу волшебных сказок с целой кучей нарисованных замков и златовласых принцесс. Ас подарил ей игрушечный трактор и тут же начал сам с ним играть.

Наконец, Конфетка открыла мамин подарок: это большая красивая кукла ростом с Конфетку, с настоящими светлыми волосами, до жути на нее похожая, и наряд на ней точно такой же, как на Конфетке.

— Смотри, дорогая! Ее сделали похожей на тебя, она твоя близняшка! Правда, милая? Ты можешь сама делать ей прически и переодевать. У нее и другие наряды есть! Я заказала эту куклу в Америке, мастер делает кукол для взрослых женщин, но я знала, что ты будешь заботиться о ней и беречь. Ты правда будешь, Конфетка, да?

— Да, мамочка, это самая-самая прекрасная кукла на земле! — ответила Конфетка.

Она красиво позирует рядом с куклой, целует ее в лоб, гладит по волосам, демонстрирует ее платья, а фотограф щелкает затвором и мигает вспышкой. Потом Конфетка разрешила остальным девочкам по очереди пройтись с куклой по комнате.

Теперь мамина очередь фотографироваться. Все три улыбающиеся златовласки вместе, словно загадка в детском журнале «Кто из них настоящая куколка?».

Я тоже заулыбалась, невольно вспомнив свой шестой день рождения. Почему мне не подарили куклу в полный рост, похожую на меня? Понятно почему. Представить страшно: огромная неуклюжая кудрявая кукла с некрасивыми зубами. Кому она понравится?

Конфетка открыла последний, самый большой подарок, папин. Подарок слишком тяжелый, и поднять его она не может. Папа помог ей его распаковать. Из коробки показался розовый уголок, потом маленькие стеклянные баночки.

Это кондитерский магазин, личный магазин Конфетки. Так и выведено красивыми буквами на вывеске. Магазин очень большой, и Конфетка легко поместилась за прилавком, присев на розовый стульчик. Здесь же на прилавке крошечные старомодные весы, чтобы взвешивать сладости, и кассовый аппарат, куда класть деньги. Все это игрушечное, но конфеты в банках настоящие: разноцветные цукаты цвета радуги, мятные леденцы, шоколадные тянучки, мармелад, конфетные ассорти…

— Папочка, какой потрясающий подарок! — воскликнула Конфетка, захлопав в ладоши. — Ты должен прийти в мой магазин и стать первым покупателем!

Папа страшно обрадовался, но сначала посмотрел вопросительно на Роуз Мэй: имеет ли он право сфотографироваться на корточках, покупая конфеты у своей маленькой дочери. Роуз Мэй одобрительно кивнула, и папа послушно исполнил роль покупателя, а фотографы засверкали вспышками. Конфетка раздала всем гостям сладости, и сделала это обворожительно, как и подобает настоящей Принцессе Дня Рождения.

Я услышала, как мама и папа перешептываются:

— Почему ты мне об этом не сказал?

— Я говорил тебе, я сказал, что хочу купить ей магазин.

— Да, но ты не сказал, что это кондитерский магазин с настоящими конфетами. Она теперь до тошноты ими будет объедаться, если за ней не следить, и испортит свои идеальные зубки.

— Господи боже, Сюзи, ты сама придумала эту основную конфетную тему для праздника: тут куда ни наступи — одни сплошные конфеты!

— Да, но это всего лишь декорация. И дети их не едят.

— Улыбнись, а? Пусть Конфетка порадуется. Столько слов только потому, что ей больше понравился магазин, а не кукла.

— Ей понравилась эта кукла. Это теперь ее фамильная вещь.

Фотограф собирает всех для большой семейной фотографии перед кондитерским магазином.

— Дэнни, Сюзи!

Роуз Мэй качает головой с таким видом, будто она взрослая, а они непослушные двухлетки, беспрестанно при этом улыбаясь, как бы говоря: для праздничных фотографий изображаем Счастье.

Папа улыбается, мама улыбается, и оба быстро и послушно поспешили к магазину Конфетки. Ас уже там, запустил руки в банки, обсасывает и облизывает все, что там имеется.

Фотограф кивком головы приглашает меня присоединиться к Счастливому Семейству, но меня спас звонок в дверь. Это прибыли наконец последние запоздавшие гости. Я выбежала в холл и распахнула перед ними дверь.

И застыла с открытым ртом, позабыв про свои ужасные зубы. За порогом маленькая некрасивая девочка с хвостиками, младше Конфетки, лет трех-четырех. Девочка с волнением смотрит на меня, на ее голове грязное одеяло, которое скрывает лицо, как хиджаб. Молодая женщина рядом с ней с раздражением стянула с нее одеяло:

— Ну же, Пандора, уже можно снять, мы пришли на праздник.

— Нет, тетя Лиз, мне оно еще нужно, — заспорила Пандора.

Я узнала эту тетю. Светлые волосы, облегающие джинсы, крошечный топ. Короткое модное каре, темные тени, длинные накладные ресницы и очень большой ярко-красный рот. Большеротиха, девушка с премьеры фильма про «Милки Стар», явилась как злая фея на день рождения Спящей Красавицы.

Жуткий ее рот улыбается, и она делает шаг мне навстречу:

— Привет, кажется, ты Солнце, старшая дочка. Твой отец пригласил нас на день рождения. А это моя маленькая племянница, Пандора. Прости за опоздание, мы искали это ее дурацкое одеяло…

Она шагнула в дом на высоченных туфлях с ремешками и следом втащила Пандору. Я не успела их остановить. Застыла как идиотка, вместо того чтобы вышвырнуть их на улицу и захлопнуть дверь, — ведь я знаю, что сейчас случится, знаю, знаю. Плетусь вслед за ними по холлу, смотрю, как они идут в переполненную гостиную, как Лиз Большеротиха затаскивает Пандору следом, и вот они уже внутри, а я осталась в дверях, и у меня перехватило дыхание.