Сборник произведений похожий на книгу - „Звездочка моя!“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Звездочка моя! | Cтраница 41

Я сжала кулаки.

— Нет, мне очень нравится, как я выгляжу, — сказала я.

— Ты не можешь в таком виде пойти на день рождения Конфетки.

— Я себе нравлюсь. Мне в этом удобно. Не так уж важно, как выгляжу я. Сегодня же ее день рождения.

— Ты будешь на всех фотографиях. И я не хочу, чтобы ты их испортила своим уродским черным видом. Я купила тебе новое платье. И тебе тоже, моя детка.

— Но мне же папа уже купил сиреневое, — забеспокоилась Конфетка.

— Да, я знаю, и оно тебе идет, но я хочу, чтобы в свой день рождения моя красавица смотрелась сногсшибательно. Погоди, увидишь, какой наряд тебе приготовила мамочка.

— А что ты купила мне, мам? — спросил Ас.

— И для тебя тоже есть праздничный костюм, мой маленький джентльмен, — сказала мама, дотронувшись до его носика. — Розовое платье!

Ас взвизгнул и дернулся, схватив эту шутку на лету.

Но мне не до шуток. Я в ужасе от наряда, что купила мне мама. Длинный подол, до щиколотки, рюши, цветы, рукава-фонарики. Бело-розовое. На мне это платье смотрится еще хуже, чем на вешалке, слишком длинное, все в складках, сильно жмет в груди.

— Вот, хоть фигура появилась, — сказала мама.

— Я не могу пойти в этом! Я похожа на пастушку. Мне сюда посох и игрушечного барашка, и я точь-в-точь Мэри[5] из детской песенки. Клаудия, хоть ты скажи маме, что это ужасно!

[5] [5]

Клаудия запихивала Аса в странный костюм пажа, но все-таки умудрилась глянуть в мою сторону из-под его разбросанных во все стороны рук и ног.

— Солнце! — сочувственно протянула она. — Послушай, Сюзи, Солнце намного лучше будет себя чувствовать, если наденет свои черные джинсы, ты же знаешь. Возраст у нее такой.

— Клаудия, мы не о Солнце должны думать. Сегодня день рождения Конфетки, и у нас в доме сейчас будут журналисты из «Привет, звезды!» плюс двадцать пять детей, аниматор и повара. Мы снимаем материал на восемь полос, и все должны выглядеть безупречно. Я была бы очень благодарна, если бы и ты, и Солнце закрыли рот и подготовились к празднику как следует.

— Двадцать пять детей? — упавшим голосом спросила Клаудия. — И я на них одна?

— Нет, с ними еще их мамы и няни, — ответила мама, натягивая на Конфетку платье через голову. Потом она сделала шаг назад и всплеснула руками: — Боже, Конфетка, ты просто картинка!

Конфетка действительно невероятно хороша. У нее тоже длинное платье из белого шелка, лиф расшит крошечными розовыми розочками, а возле подола вьется нежным дымком бледно-розовое кружево нижней юбки.

— Мама, я действительно в нем похожа на принцессу! — воскликнула Конфетка, посмотревшись в зеркало.

— Да, моя дорогая. Новые серебристые сандалики, вот они. Надевай. А потом сделаем тебе прическу.

— А тиару можно?

— Нет, сладкая. У тебя будет букетик из живых роз. Несколько бутонов мы вставим тебе в прическу. Будет очень красиво, — говорит мама.

Стилист — элегантный молодой человек в черных штанах и футболке. Это нечестно. Почему ему можно так одеваться, а мне нельзя? Он красиво уложил мне волосы, выпустив отдельные локоны легкими волнами, но все равно удивленно посматривает на мое платье с рюшами, и от смущения я вся покрылась испариной. Он даже Аса причесал, точнее — мило растрепал, и волосы у него топорщатся, как перья утенка. Но лучше всего получилась прическа Конфетки. Стилист назвал ее Принцессой Дня Рождения и раскланивался с ней, а потом расчесал ее длинные золотистые кудри и вплел маленькие россыпи розовых бутончиков.

— Ах, Принцесса Дня Рождения, вы просто великолепны, вы так свежи, так сказочны и так похожи на цветок! — воскликнул он и забавно несколько раз причмокнул, как при поцелуе.

— Конфетка! — у мамы в глазах засверкали слезы гордости. Она аккуратно поморгала, чтобы тушь не потекла от слез. — Так, веди себя тихо, не вздумай носиться по дому, иначе собьешь свою прическу до начала съемки и приезда твоих маленьких друзей.

— А «маленькие друзья», — прошептала мне Клаудия, — это дети знаменитостей? Мадонны, Бэкхема?

— Нет. Это дети других музыкантов из папиной студии звукозаписи или другие подходящие дети, которых Роуз Мэй нашла в модельном агентстве, — с горечью в голосе ответила я. — Точно так же было и на моем дне рождения, когда я была совсем маленькой.

Тогда это было так ужасно, что я убежала и спряталась в свой Город-Гардероб, но Конфетка оказалась гораздо выдержаннее. Она сладко улыбается всей этой ораве из журнала «Привет, звезды!» и теплыми объятьями встречает на пороге каждого маленького гостя. Мама настояла, что в большую гостиную каждого гостя буду отводить я.

Гостиную не узнать, ее полностью изменили, пока мы гуляли по Кингтауну. Ее превратили в страну Конфетанию. Все диваны и кресла обтянуты белым бархатом, на них лежат большие яркие подушки в форме огромных конфет.

Разноцветные китайские фонарики висят на белой стене и карабкаются по новым белым шторам. Пол завален большими белыми ковриками. Повсюду красные, желтые, зеленые, лиловые, оранжевые банки, до краев наполненные конфетами. В одном углу булькает шоколадный фонтанчик, в другом — струится водопад из лимонада. Есть еще серебряное дерево с подарками, украшенное настоящими конфетами и фонариками, везде целая куча коробок в серебристой упаковке, завязанных разноцветными лентами: это все подарки для Конфетки. Аниматор сегодня в черно-белом полосатом костюме, он просит называть его «мистер Леденец». У него две помощницы, две феи в разных оттенках желтого: мисс Карамель и мисс Сахарная Вата.

— Боже, поверить не могу! — зашептала мне Клаудия. — Это так чересчур, что может запросто стошнить.

— Если гости съедят все эти конфеты, их точно стошнит, — ответила я. — Зря они тут белые ковры постелили.

Мама с папой уже нарядные вместе на диване. Папа в большой белой шелковой рубахе навыпуск, в черных кожаных штанах и серебристо-черных ботинках. Мама в облегающем серебряном платье с красным ожерельем в форме карамелек и красных лакированных туфлях. Они держатся за руки, то и дело улыбаясь друг другу, особенно стараясь, когда сверкает вспышка. Ас неожиданно притих и сидит у папы на коленях, что-то бормоча про Тигрмена.

Конфетка полностью собрана, то там, то сям мелькают ее серебряные сандалии, платье то и дело поднимается, открывая розовое кружево нижней юбки. Все девочки, только-только пришедшие в гости, провожают ее завистливыми взглядами.

Двух маленьких девочек я вспомнила, это Изумруда и Бриллианта, дочки певиц из группы «Кошки-куколки». Еще к нам пришли в гости Джесси и Люси-Анна, близняшки одной звезды из мыльной оперы, которая недавно записала альбом. Всех девочек для праздника тщательно подбирали мама и Роуз Мэй: они все маленькие, блондинки, одеты в воздушные платья, но в то же время ни одна не сравнится с Принцессой Дня Рождения, только она здесь самая маленькая, хорошенькая и невесомо-воздушная. Все гостьи на празднике словно подружки невесты, и только Конфетка — сама невеста.