Звездочка моя! | Cтраница 32

— Да ладно. Я им не скажу. Тем более что ты увольняешься. Какая разница?

— С ними невозможно работать. Нормальные люди так себя не ведут. Эти постоянные скандалы! И не стесняются же орать в полный голос. Решили, что им все дозволено просто потому, что они так называемые знаменитости. При этом бьются в истерике, как дети малые.

— На то ты и няня. Отправь их в угол, оставь без ужина.

Клаудия внимательно посмотрела на меня и расхохоталась:

— Смешная ты девочка, Солнце. Я буду по тебе скучать.

— Так ты и правда совсем-совсем уходишь?

— Да, жаль, но я приняла решение. Схожу проверю младших. А ты, так и быть, можешь не ложиться. Сиди в шкафу, если тебе так нравится.

Она сжала мое плечо и пошла к двери.

— Клаудия?

— Да?

— Клаудия, а если… если мама и папа разведутся…

— Не думаю, что до этого дойдет. Конечно, у них страшные скандалы, но я уверена, для них это в порядке вещей.

Клаудия ничего не знает об эсэмэсках той девушки.

— Но если они разведутся, что будет с нами? Мы останемся с мамой или с папой?

— Я не знаю. С мамой, наверное, но будете встречаться с папой.

— А где мы будем жить? Ведь это папин дом, правда?

— Ну… Не думай об этом, Солнце. Все у тебя будет хорошо. И у твоих родителей тоже все будет хорошо. Если они вдруг разведутся, они все равно останутся вашими родителями. Они оба сильно вас любят и в любом случае позаботятся о вас. Я в этом абсолютно уверена, — ответила Клаудия и вышла из комнаты.

Судя по ее голосу, она как раз не уверена. Я еще полночи об этом размышляла и прислушивалась, не приехала ли мама, не приехал ли папа. А что, если они оба больше не приедут? Справимся ли мы без них? Мы с Конфеткой и Асом будем жить здесь. Я бы могла заменить им маму. Другая нам не понадобится. И няня тоже. Если Маргарет и Джон уйдут, я смогу готовить. Я умею запекать бобы и тосты, готовить печеный картофель, и яичницу с беконом, и маленькие кексы. Уверена, что смогу освоить тысячу других рецептов. Я не умею пока водить машину, но мы бы много гуляли пешком или катались на автобусе — вот здорово, я всегда об этом мечтала. Я бросила бы школу. Ненавижу Риджмаунт-хаус. Училась бы дома сама. И к зубному бы больше не пошла, пусть растут кривые зубы, не буду их исправлять. Мне лично все равно…

Но потом накатило чувство вины. Я же не хочу избавиться от мамы и папы на самом деле. А вдруг теперь они не вернутся домой, потому что я так плохо подумала? А если они умерли и это моя вина? Я нарисовала в воображении две разные аварии, мама с алой кровью на белом платье, а папа бездыханный лежит на земле, бандана у него съехала набок. Я так живо себе это представила, что меня охватила дрожь. Я, Ас, Конфетка в черных бархатных нарядах плачем над могилой родителей, и с букетов белых роз опадают лепестки…

Но потом хлопнула входная дверь — один из них вернулся. Через два часа дверь хлопнула снова. Двое живых родителей в доме. На следующий день оба спустились только к обеду. Они не говорят друг с другом, но зато болтают с нами и суетятся как сумасшедшие. Конфетка и Ас тут же включились в эту игру. Конфетка села к папе на колени и гоняет гарнир по его тарелке, а Ас забрался к маме и требует, чтобы она его покормила.

— Какой же ты все-таки ребенок, Ас, — презрительно фыркнула Конфетка.

— Я не ребенок! Я Тигрмен, и мне в клетку принесли мяса, — жуя, ответил Ас. — Мама, пойдем в зоопарк смотреть на живых тигров!

— Пойдем, солнышко, конечно, — ответила мама.

Сама она почти ничего не ест и очень бледна.

— Так нечестно. Терпеть не могу зоопарк. Он воняет зверями! — заныла Конфетка.

— Готовая песня, Конфетка. Терпеть — не — могу — зоопарк. Он — воняет — зверями, — запел, кривляясь, папа.

— А я вчера сочинила песню, папа, — сказала я.

— Правда? Не бойся, Конфетка, мы не пойдем в зоопарк.

— А куда пойдем, папа?

— По магазинам! Ведь моей самой лучшей девочке на свете нужно нарядное платье.

Конфетка завизжала от счастья и тут же защебетала о том, какой наряд ей нужен.

Папу моя песня нисколько не заинтересовала. Как и маму.

— Как ты собрался покупать ей платье, если ты вообще в детских вещах не разбираешься? Я завтра с Конфеткой схожу сама.

— Завтра ей в школу. А я съезжу сейчас. Ты же хочешь по магазинам, Конфетка?

— Да! Обожаю магазины! — воскликнула Конфетка и захлопала в ладоши.

— А я не хочу, я их ненавижу! — закричал Ас.

— И не поедешь, маленький Тигрмен, — покачала его мама. — Мы с тобой пойдем в зоопарк смотреть настоящих тигров, львов и смешных обезьянок, и даже на большого толстого слона посмотрим.

Я не хочу ни в зоопарк с Асом, ни по магазинам с Конфеткой. Я хочу остаться дома, но я не могу этого сделать. Мама с папой дали Клаудии выходной в воскресенье вместо выходного в субботу, а Маргарет, приготовив нам обед, ушла к себе. Так что смотреть за мной некому. Я хотела им объяснить, что я сама о себе прекрасно позабочусь, но они и слышать этого не хотят.

— Иди в зоопарк, Солнце. Ты же любишь зверей, — сказал папа.

— Нет, лучше сходи по магазинам, раз папа сегодня решил записаться в стилисты, как Гок Ван[3]. Тебе ведь тоже нужно подобрать платье для дня рождения сестры, — сказала мама.

[3] [3]

— Вы просто не хотите брать меня с собой, да? — спросила я.

Я всего лишь озвучила очевидное, но в ответ получила только раздражение.

— Хватит строить из себя героиню трагедии, Солнце, — отрезала мама.

— Не упрямься, детка, — попросил папа. — Поедем со мной по магазинам, купим тебе отличное платье. Что ты кислая такая? Смотри, вот Конфетка умирает от желания поехать, да?

— Да-да-да, потому что ты самый добрый на свете папочка! — закричала она и кинулась его целовать.

Пришлось тащиться с ними по магазинам, и это самый настоящий кошмар. Джон отвез нас в «Хэрродс». Наш «Мерседес» въехал на парковку с черного входа, и мы поднялись в отдел одежды для девочек. Все продавцы тут же узнали папу и забегали вокруг него и засуетились с Конфеткой. А я бы спряталась от всех, пока Конфетка сгребает в охапку все платья с вешалок.

— Солнце, выбери и ты себе что-нибудь, — сказал папа.

Я пытаюсь. Набрала свои любимые цвета — зеленый, синий, фиолетовый, — не особо задумываясь о стиле и о том, как эти вещи сочетаются.

Потом мы отправились в примерочную. Конфетке помогает продавец: снимает и надевает платья по очереди, хотя Конфетка и сама прекрасно может переодеться. Мне тоже предложили помощь, но я в ужасе отказалась, ответив, что справлюсь сама.