Сборник произведений похожий на книгу - „Звездочка моя!“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Звездочка моя! | Cтраница 25

И она нас всех мягко выпроводила за дверь. Вот, сидим на кухне, жуем пиццу, которую сделала Маргарет, а вокруг на высоченных каблуках туда-сюда беспокойно бегает мама. У нее прекрасный макияж, но если присмотреться, под красными от слез глазами у нее темные круги.

— Я так рада, что вы с папой снова дружите, мамочка, — счастливо пропела Конфетка, болтая ногами.

— Что ты имеешь в виду? Мы с папой всегда дружим, — резко ответила мама.

Я попыталась взглядом остановить Конфетку. Неужели она не поняла, что родители изображают идиллию только ради журналистки? Но Конфетка моего взгляда не заметила, зато его перехватила мама:

— Не морщи нос, Солнце, смотрится отвратительно. И что ты на себя нацепила, господи ты боже мой! Это болеро тебе уже мало! Школьные туфли под джинсы! На что они похожи! Где твои ботинки? Ужас какой, я целое состояние трачу на твою одежду, а ты одета так, будто только что вернулась с распродажи в секонд-хенде!

Она все говорила, не останавливаясь, ждала, когда же я начну дерзить в ответ, чтобы отчитать еще и за наглость. Молчу. Не шевелюсь. Засунув руку в рукав, поглаживаю буквы адреса.

Я перестаралась. Вернувшись в спальню, когда эта тупая журналистка и фотограф в конце концов ушли, я взглянула на руку и увидела, что надпись смазалась, но все-таки прочитать было можно. Я выписала адрес в школьный блокнот, чтобы не потерялся.

Потом я открыла шкаф. Город-Гардероб зовет меня, но сегодня я подошла к одежде, сбитой в левый угол, и щелкаю вешалками, пока наконец не нахожу черную кожаную куртку. Она мне уже мала. Сильно жмет в подмышках и не сходится на груди. Мне она больше не нужна, а Конфетка за мной вещи не донашивает, ей всегда покупают только новое. И хорошо, меньше народу будет ко мне заглядывать, правда?

Но все равно мне не по себе от чувства вины, когда я заворачиваю куртку. Она такая мягкая, что легко уместится в большой конверт. Я поискала бумагу для письма. У меня есть старая почтовая бумага с дурацкими медвежатами, танцующими по углам. Кажется, она мне досталась после какого-то праздника. Но сейчас она смотрится слишком по-детски. Доля будет смеяться над этим листком, но ничего не поделаешь.

Я села на край кровати, положила бумагу на большую книгу и начала писать.

Дорогая Доля!Надеюсь, ты не против, что я решила написать тебе письмо. Я узнала твой адрес в фан-клубе. Очень рада была познакомиться с тобой (и твоей мамой) в воскресенье. Я так удивилась, когда узнала, что мы с тобой, наверное, сестры!!!

Дорогая Доля!

Дорогая Доля!

Надеюсь, ты не против, что я решила написать тебе письмо. Я узнала твой адрес в фан-клубе. Очень рада была познакомиться с тобой (и твоей мамой) в воскресенье. Я так удивилась, когда узнала, что мы с тобой, наверное, сестры!!!

Надеюсь, ты не против, что я решила написать тебе письмо. Я узнала твой адрес в фан-клубе. Очень рада была познакомиться с тобой (и твоей мамой) в воскресенье. Я так удивилась, когда узнала, что мы с тобой, наверное, сестры!!!

Я вычеркнула «наверное» и заменила на «оказывается», потому что иначе она подумает, будто я ей не верю.

Жаль, что моя мама так рассердилась.

Жаль, что моя мама так рассердилась.

Жаль, что моя мама так рассердилась.

Я хотела приписать еще: «Это потому, что она злюка» (так оно и есть на самом деле), но отказалась от этой идеи: все-таки это будет предательством с моей стороны. Я вспомнила, что пишут в журналах о знаменитостях, если знаменитости кричат и ругаются.

Все потому, что она переживает сейчас сильную эмоциональную нагрузку.

Все потому, что она переживает сейчас сильную эмоциональную нагрузку.

Все потому, что она переживает сейчас сильную эмоциональную нагрузку.

Мне очень понравилась эта фраза. Надеюсь, я пишу без ошибок.

Я все рассказала папе, как и обещала, но он тоже немного разозлился и не захотел на эту тему разговаривать. Но ты не волнуйся, когда он будет в хорошем настроении, я снова с ним поговорю.А еще посылаю тебе небольшой подарок, чтобы ты не сердилась, — кожаную курточку. Ты говорила, что она тебе понравилась. Надеюсь, она тебе как раз. В любом случае на тебе она будет сидеть гораздо лучше, чем на мне. С любовью, Солнце.

Я все рассказала папе, как и обещала, но он тоже немного разозлился и не захотел на эту тему разговаривать. Но ты не волнуйся, когда он будет в хорошем настроении, я снова с ним поговорю.

Я все рассказала папе, как и обещала, но он тоже немного разозлился и не захотел на эту тему разговаривать. Но ты не волнуйся, когда он будет в хорошем настроении, я снова с ним поговорю.

А еще посылаю тебе небольшой подарок, чтобы ты не сердилась, — кожаную курточку. Ты говорила, что она тебе понравилась. Надеюсь, она тебе как раз. В любом случае на тебе она будет сидеть гораздо лучше, чем на мне.

А еще посылаю тебе небольшой подарок, чтобы ты не сердилась, — кожаную курточку. Ты говорила, что она тебе понравилась. Надеюсь, она тебе как раз. В любом случае на тебе она будет сидеть гораздо лучше, чем на мне.
С любовью, Солнце.
С любовью, Солнце.

Мой электронный адрес: sunsetsmiles@mac.com.

А у тебя какой?

А у тебя какой?

А у тебя какой?

Я сунула письмо в куртку и аккуратно заклеила ткань скотчем. Хочу отправить эту посылку прямо сейчас, значит, придется рискнуть и осторожно спуститься вниз.

Я прислушалась. Никто не кричит, никто не плачет. Из комнаты, где смотрят телевизор, доносится музыка, поет Дэнни Килман. Может, они там оба сидят, обнявшись, на диване и вспоминают старое? Я с облегчением выдохнула и на цыпочках подкралась к кабинету. Злючка уже давным-давно ушла, а здесь у нее вся канцелярия. Я взяла большой почтовый конверт, в каких она отправляет сувенирные наборы с портретом Дэнни Килмана другим не менее преданным фанатам.

Маленькая кожаная куртка как раз там поместилась, я заклеила конверт и написала адрес. У Злючки есть специальная маркировальная машинка, так что одно движение — и моя посылка готова! Здесь же стоит большая сумка с письмами, которую Джон отвезет завтра утром на почту. Я сунула конверт подальше, в самую середину.

Есть! Я так собой горжусь, что решила спуститься в кухню и порадовать себя чем-нибудь. Маргарет уходит домой после того, как подаст ужин. На кухне работает посудомоечная машина. Хорошо, никто не услышит, как я открываю упаковку мороженого. Я отлично знаю, где оно лежит.

У кухонной двери у меня уже текут слюнки, но как только я открыла ее, в горле пересохло. Папа! Он стоит спиной ко мне, копается в морозилке. Тоже мороженого захотел? Я улыбнулась. Вообще-то папа на диете. Роуз Мэй постоянно ему читает проповеди, что рок-звездам, тем более в его возрасте, толстеть нельзя. Папе можно только рыбу и курятину с овощами на пару; впрочем, он часто просит Маргарет что-нибудь поджарить с корочкой, как он любит. Сладкое ему нельзя, но прямо сейчас он доедает эскимо, разговаривая по телефону.

Я с упреком смотрю на него, хоть он меня и не видит. Если он в хорошем настроении, я его немного подразню. Дождусь, когда он закончит разговор, подкрадусь и крикну: «Ага, попался!» Вот будет смеху!

Он уже смеется, только тихо, очень-очень тихо и шепчет: «Плохая, плохая девчонка!»

Кому это он? Ни с кем из нас он никогда не говорил таким теплым и хриплым голосом, даже с Конфеткой.

— Но звонить больше не смей. И тем более кидать эсэмэски. Знаешь, какой скандал Сюзи закатила, когда прочитала твое последнее сообщение?

Я сглотнула и не шевелилась.

— Я знаю, знаю, я бы сейчас все отдал, лишь бы быть с тобой рядом, малышка, — пробормотал папа. — Эта ночь была просто волшебной, но я не могу больше рисковать. Роуз Мэй хочет заключить договор на выпуск нового альбома как раз к выходу фильма в большой прокат на следующей неделе. Да, да. Знаю, это отличный рекламный ход, но я же играю в порядочного семьянина. Одно из условий контракта. Да, меня самого это достало. Мы скоро будем вместе, детка. Я обещаю. Не могу больше ждать.

Дрожа, я крадусь обратно. Я стою в холле и слышу, как из гостиной несется «Навеки и навсегда». Навеки и навсегда! Папа нас бросает, он уходит от нас!

Я вбежала в гостиную. Мама на диване, белый топик помялся, волосы спутались, она сонно посмотрела на меня, улыбаясь. У нее в руках бокал белого вина. Кажется, она выпила намного больше.