Обещанная колдуну | Cтраница 97

Голова кружилась. Лязг оружия, крики боли, приказы, скрежет камней — все слилось в единый неразличимый рокот.

«Тёрн, Тёрн, — шептала я. — Я скоро. Ты только держись!»

Появилась у края горизонта маленькая крепость, лепившаяся, казалось, к самой скале — Улитка. Я почти на месте!

— Тёрн!

Разлом здесь был не шире ручейка, я сразу увидела высокую широкоплечую фигуру, опутанную клубами дыма. Миражи пытались проникнуть в его тело, но только ударялись, как о невидимую преграду. «Место занято!» — подумала я злорадно.

У самого края стояли Нелли и Юджин. Аль, как я успела заметить, закрывал воинов защитным полем. Нелли же и Юджин делали нечто странное: сцепили руки, направили их в сторону Тёрна, да так и застыли, не двигаясь с места. Вокруг бушевало сражение, падали тела, лилась кровь, но они не отводили взгляда от Тёрна. И вдруг я поняла: они делились с ним магией, подпитывали на расстоянии. В прошлый раз Тёрну не хватило сил, чтобы закрыть Разлом.

Я спешилась, чуть не упала: ноги затекли. Встала рядом с Нелли. Та скосила взгляд, ее глаза изумленно распахнулись.

— Агата, — выдохнула она. — Почему я не удивлена…

И тут же снова сосредоточилась на Тёрне. Ее руки дрожали, по лицу расползалась бледность. Она сильно устала, еще немного — и рухнет на землю. Юджин держался чуть лучше, но и он сдавал.

Разлом корчился в муках, однако силы троих едва ли хватит, чтобы закрыть его.

Тёрн стоял ко мне спиной, из его разрезанных ладоней струилась кровь. Он решил идти до конца, зная, что ему нечего больше терять…

Сердце едва не оборвалось. Нет, он не останется там один на один со своей смертью…

Я шагнула к кромке Разлома.

— Агата, стой, — задыхаясь, прошептала Нелли: она совсем вымоталась. — Нет, Аги. Ваш сын…

— Хотел бы помочь своему отцу!

И уже не думая, не сомневаясь, я шагнула на черную землю. Сразу стало на десять градусов холоднее, по рукам побежали мурашки. Прямо на меня устремился сгусток тумана, ударился о грудь, отлетел.

— Что, съел? — зло выплюнула я. — Пошли вы, твари!

Тёрн в трех шагах от меня. В двух…

И вот, не веря еще, что успела, что догнала, я вздохнула и обняла его, прижалась щекой к спине. Ощутила, как он вздрогнул, как напряглись мышцы.

— Агата… — прошептал муж не оборачиваясь. — Глупая, любимая, родная девочка. Уходи немедленно.

— Нет! Закрывай Разлом. Уйдем вместе.

Я знала, что он не станет тратить время на споры. Пока Разлом не закрыт, каждую секунду кто-то гибнет. А силы уходят, утекают вместе с кровью.

Я прижалась к нему, согревая, наполняя силой. Слишком мало ее у меня, но уж сколько есть… Отдам все без остатка, лишь бы вместе. Вместе до конца.

Я влила все до капельки, и только потому еще стояла на ногах, что держалась за мужа. Тонкие ручейки силы приходили со стороны Нелли и Юджина, но они тоже почти иссякли.

Тёрн закричал. Столько муки было в его крике, столько отчаяния. Он знал, что мы умрем. Что наш нерожденный сын умрет тоже… Но что же поделать, мой любимый? Что же поделать?..

80

Надеяться было не на что. Всё…

Когда меня затопила чистая магия и после, переполнив, хлынула в Тёрна, я подумала, что умираю. Может быть, внутри меня что-то надорвалось? Может быть, я истекаю кровью?.. Может быть, малыш…

Но вместо того, чтобы ослабнуть, я чувствовала себя все крепче. Это был даже не фонтан силы. Река силы! Океан! Он был настолько мощный, что не мог иссякнуть.

— Аги, что? — удивленно, даже испуганно спросил Тёрн. — Что ты сделала?

— Это не я… — прошептала я изумленно.

Почувствовала вздох, его ладонь на своей руке, судорожно вцепившейся в ткань рубашки.

— Это наш сын, Агата.

— Сын?..

Наш сын? Та самая крошечная искорка жизни, настолько маленькая и слабая, что я даже не ощущаю пока его движений? Как это возможно?

Тёрн расправил плечи. Магия била через край, и Разлом, долгое время сопротивлявшийся, наконец дрогнул! Его края поползли друг к другу: земля заращивала рану.

— Получается… — одними губами произнесла я.

— Получается! Есть! — раздались голоса за нашими спинами. — Да! Получается!

Миражи в панике метались по краю Разлома, некоторые прыгали в сокращающуюся трещину, другие пытались прорваться. Одно было ясно: когда Разлом закроется, оставшихся снаружи тварей быстро перебьют. Схватка еще продолжалась, но я уже слышала победные крики. Еще немного — и многолетнему противостоянию наступит конец!

Тёрн в последний раз произнес формулу заклинания, огляделся. Теперь все происходило и без его участия: Разлом закрывался. Там, где стояли мы, он совсем истончился, сейчас узкий участок можно было преодолеть в несколько шагов.

Тёрн обернулся, прижал меня к себе крепко-крепко, а потом оторвал от себя.

— А теперь уходи, Аги! Я унесу миража с собой в Разлом… Лучше так. Лучше быстро.

Проклятый мираж! Опоенная близкой победой, я совсем о нем забыла. И уговаривать Тёрна бесполезно, он просто вытолкнет меня за границу Разлома, спасая меня и ребенка.

— Обниму… На прощание… — произнесла я одними губами.

«О, малыш, мы уже так хорошо с тобой потрудились! Помоги мне совершить еще одно чудо!»

Я прильнула к мужу, будто хотела стать с ним единым целым. Мираж внутри него уже проник глубоко, заполнил каждую клеточку. Он медленно убивал моего мужа. И все же этот мираж был частью меня. Или я была частью него… Мы были связаны, и сейчас я отчаянно пыталась нащупать эту связь.

— Стерн Сварторн… Я хочу разделить с тобой жизнь… — Я не помнила слов заклинания, я знала о нем только из воспоминаний Тёрна, но какая разница, что именно говорить, если я вкладывала душу и надежду в каждое слово. — Хочу провести ее с тобой до конца своих дней… Любить тебя…

Поток магии, подкрепленный силой нашего сына, ударил Тёрна в грудь. И я почувствовала наконец-то! Черные нити внутри Тёрна были похожи на паутину. Липкую черную паутину. Она колыхалась, росла, я чувствовала ее ненависть и желание убить.

Мираж был чужеродной субстанцией, но не совсем. Я ощущала его как собственную кожу, волосы или ногти. Вытащить его из Тёрна было все равно что содрать с себя кожу живьем. Но это было возможно!

Легкие чуть не надорвались от мучительного крика. Тёрн тщетно пытался снять мои руки: я вцепилась в него мертвой хваткой. И тянула, тянула на себя черные липкие нити, отрывала их одну за другой. Больно. Но ничего… Больнее терять того, кого любишь!

Магическая сила не иссякала. Сколько же ее у тебя, мой маленький? Если бы не ты, я бы не справилась!