Обещанная колдуну | Cтраница 95

До боли закусила губу, запрещая себе додумывать страшную мысль до конца. Я обещала ему быть сильной ради нашего ребенка.

— А ты уже видишь, кто это? — спросила я Тёрна, стоящего на коленях.

Я навсегда запомню эту минуту нежности, последний островок любви среди горящего мира. То, как он прижимался щекой к моему животу, точно обнимал нас обоих.

— Сын, — тихо ответил он.

На короткий миг я увидела всю нашу несбывшуюся жизнь. Увидела Тёрна, который кружит на руках маленького черноволосого мальчика… Тёрна в мантии ректора… Тёрна, засидевшегося до утра над лекциями, и то, как он потом задувает свечу и крадучись, стараясь не шуметь, ложится в постель рядом со мной, поправляет одеяло, обнимает…

— Я не стану запирать дом, Аги, но уеду один…

И вот теперь я бродила по дому, точно бесплотный дух. Плакала, выглядывала в окна и не знала, куда себя деть. В конце концов сдалась, ушла в свою старую спальню, вытащила из шкафа плащ с острыми уголками, закуталась в него и уснула.

Проснулась оттого, что заныл живот.

— Ну что ты? — спросила я у крошечной искорки жизни, что, оказывается, поселилась внутри меня. — Что ты, маленький?..

Своим горем и отчаянием я вымотала не только себя. Я вдруг поняла, что, если продолжу бродить по дому, натыкаясь на углы, ничего не видя из-за слез, я погублю эту слабую жизнь. Потому что… Когда придет известие о смерти Тёрна, а иначе и быть не может, я упаду без сил, не смогу ни есть, ни пить. Я потеряю ребенка…

Нет, нельзя просто сидеть и ждать, бездействие меня убивает! Надо хотя бы попытаться что-то сделать!

— Ты ведь со мной, малыш? Мы ведь команда?

И сразу стало как-то легче. Я тоже могу погибнуть, но умру, сражаясь. Мы будем вместе до конца.

— Да, мой маленький? Вместе…

Я умылась и собрала волосы в пучок. Надела свое единственное украшение — агатовое ожерелье, подарок Тёрна. Бальное платье не лучший наряд для битвы, но маги и не бегают по полю, размахивая мечом. Зато, если Тёрн успеет увидеть меня даже издалека, он сразу поймет, что я думала о нем.

Ох, как он будет ругаться!

Поверх черного платья я накинула теплый плащ, все-таки путь предстоит долгий и непростой. И… Я еще не знала, получится ли у меня задуманное, но настроена была решительно.

Время было безвозвратно упущено: даже если я сотворю коня, не успею к Разлому до заката. Но меня вдруг заполнило невероятное спокойствие, а мысли сделались ясными.

Первым делом я написала письмо Рею, оставила его на каминной полке вместе со шкатулкой. Потом нашла учебник «Основы магии», провела пальцем по колючему вензелю, вытесненному на обложке. Я уже иду, мой любимый… Раскрыла раздел «Левитация и материя».

— Голубушка! — позвала я, выглядывая в коридор третьего этажа.

Когда поднималась по лестнице, слышала шуршание метлы неподалеку. Она теперь все время старалась держаться поближе ко мне, будто тоже скучала без человеческого общения. Но сейчас, точно почувствовала что-то, поспешила спрятаться.

— Иди ко мне, не бойся! — я старалась ее не испугать, но мой голос был голосом хозяйки.

Я сотворила ее, и она должна подчиняться, хочет того или нет! Почему я раньше не додумалась приказать?

— Иди ко мне!

Метла высунулась из ниши в стене, виновато побрела навстречу, и я впервые за все время твердо взяла ее рукой за черенок.

Во Фловере еще долго ходили пересуды. Увиденное обрастало необычайными подробностями, свидетели сходились только в одном: на фоне серого неба вдруг появился силуэт девушки на метле и стремительно направился в сторону Сагосских гор. А вот остроконечной шляпы и развевающихся волос вовсе не было!

79

Я укуталась в кокон, защищающий от ветра. Под ногами скользила желтая равнина, безлюдная и унылая, сливалась в одно сплошное бурое полотно. У меня было время вспомнить все, что я знаю о Разломе, и решить, что делать дальше.

— Ты уверен в формуле, Тёрн? — снова и снова спрашивал Зейн.

— Уверен, — каждый раз отвечал мой муж. — В прошлый раз мне не хватило сил, чтобы довести дело до конца. К тому же мое присутствие взбаламутило Разлом, тварей едва удалось сдержать. Если справимся с этими двумя проблемами…

И маги начинали обсуждать, как можно поддержать силы Тёрна, не переступая границу Разлома, и как потом остановить миражей. Обсуждение перерастало в споры, Зейн едко высмеивал предложения коллег, Юджин злился, Никс отпускал неуместные шуточки: возникала такая неразбериха, что я так и не поняла, к чему же они пришли в итоге. Я теперь даже не была уверена, что Тёрн станет закрывать Разлом рядом с Улиткой. Я теперь ни в чем не была уверена…

— Что же делать, мой маленький? — спросила я, положив руку на живот. — Где нам искать папу?

Выход был только один — пролететь вдоль Разлома. Начать от самой широкой его части у Великаньего Ребра — южного отрога Сагосских гор, — а закончить у крепости Улитка, на севере, там, где черная полоса выжженной земли истончается.

— Стой! — скомандовала я метле.

Осмотрелась, выглядывая Великанье Ребро, хорошо, что отрог был ясно различим в сгущающихся сумерках. А еще я увидела, что там, у Границы Тени, у подножья гор курится туман, скрывая Разлом. Сердце тревожно сжалось. Неужели битва уже началась?

Мелькнули и остались позади домики разрушенной деревеньки — выбитые окна, распахнутые двери… Я влетела в Мертвую Зону. По левую руку можно было различить строения гарнизона. Я решила, что надо сделать небольшой крюк и спросить, не знает ли кто, где искать магов.

Гарнизон кипел, как развороченный улей. Запрягали лошадей, строили отряды. Спешку я сначала приняла за панику, но потом увидела, что каждый занят своим делом, даже в такой суматохе сохранялся определенный порядок.

Сделала круг. Когда я была в гарнизоне в прошлый раз, он показался мне довольно большим, крепким городком, сейчас же, с высоты птичьего полета, он терялся посреди огромной темной степи. Мечущиеся огни факелов не разгоняли темноты подступающей ночи, а только оттеняли ее. До слуха долетали команды, рекруты строились, готовые в любую минуту выступить в сторону Разлома.

Я спустилась ниже, отыскивая взглядом нашивки сотника, но разглядеть их на одинаковой темной форме было почти невозможно. Тут и меня наконец заметили. Первым увидел мальчишка-новобранец. Задрал голову, застыл, открыл рот. Я не удержалась — помахала, услышала восхищенный вздох. Спустилась ниже и теперь уже оказалась под пристальным вниманием нескольких десятков глаз. Совсем молоденькие — мои ровесники. Наверное, это их первый настоящий бой. Недавно прошел набор, и новобранцев доставили в гарнизон, где за месяц должны были обучить хотя бы держать меч.

— Ты… колдунья? — крикнул он, в голосе мешался испуг и восторг.