Обещанная колдуну | Cтраница 90

— Нет ли у вас булавки? — спросила я у лорда.

Хмыкнув, он снял с галстука булавку и протянул мне. Я зажмурилась и решительно уколола указательный палец. Выступила капелька крови — достаточно, чтобы усилить магию.

— Найдись! — крикнула я, раскинув руки в стороны, будто хотела обнять весь город. — Найдись, Ирма!

Капля крови, закрутившись, упала за землю. Магия хлынула из меня во все стороны. И следом я ощутила алую горячую точку — мою маленькую сестренку. Удивительно, но она была где-то совсем неподалеку. Вовсе не в бедном районе, как предполагал лорд Винтерс.

— За мной! — крикнула я.

Помчалась по следу, опасаясь его потерять. Импульс затихал, стирался, но я уже знала, куда ехать. Перед мысленным взором вставали улочки. Знакомые с детства улицы, где стояли богатые дома правящих семейств.

Поворот. Еще поворот. Я слышала за спиной стук копыт по мостовой — генерал не отставал, держался рядом.

Вот он, тот самый дом, куда вела меня магия!

Пораженная, я натянула поводья. Я не верила своим глазам…

— Это же… — прошептала я. — Это же ваш дом, генерал…

В следующий миг на меня обрушился удар такой силы, что я упала с лошади, стукнулась головой о брусчатку и потеряла сознание.

74

Кто-то приподнял мне голову, помогая сделать глоток. Терпкий напиток с резким запахом привел в чувство.

— Тёрн?..

Тихий смешок.

Я разлепила глаза и увидела неясную фигуру на светлом квадрате окна. Мужчина наклонился ниже, и я вжалась в спинку кресла.

— Даниель…

Я рванулась, пытаясь встать на ноги, подняла руки, ставшие неожиданно тяжелыми, чтобы сложить в защитном жесте. Он толкнул меня обратно.

— Не так быстро, Агата.

Помутненное сознание прояснялось с трудом. Стало понятно, почему не сработало заклятие: на запястьях обнаружились браслеты из литаниума. На затылке, судя по ощущениям, вспухала огромная шишка. Поморщившись, я коснулась головы — так и есть.

В комнате кроме Даниеля были еще люди. Прищурилась — глаза слезились, — и вгляделась в их лица. Орест Винтерс, Арвил Мейс — отец Флоры — и другие представители знатных родов. На соседнем кресле без чувств лежала Ирма, она была бледна и дышала часто и неровно: мою сестренку чем-то опоили, чтобы она не доставляла хлопот. Тонкие руки и ноги были опутаны проволокой. Ирма, видно, пыталась распутаться и стерла кожу в кровь. Она казалась такой маленькой, такой хрупкой. Сволочи! Ирма ведь совсем ребенок!

Лорд Винтерс и лорд Мейс переговаривались, не глядя на меня.

— Отец, она пришла в себя! — позвал Даниель.

Я задрала подбородок, скрестила руки на груди.

— Стараешься быть сильной, маленькая испуганная девочка? — усмехнулся генерал, вставая напротив и окидывая меня насмешливым взглядом.

— Вы зашли слишком далеко, — сказала я, глядя в упор. — Вы заплатите.

Я могла собой гордиться, голос почти не дрожал. Чего не скажешь о сердце, которое сбилось с такта и трепыхалось, как рыбешка на берегу. Да что же здесь происходит?

Даниель по-свойски положил ладонь на мою макушку, погладил, точно я была его собачкой.

— А ты ведь ничего не понимаешь, да, Аги? Трясешься как осиновый лист, но надеешься выгадать время. Ждешь, что твой колдунишка придет и спасет тебя… Нет, галчонок, не спасет. Хотя мы его тоже ждем. Недолго осталось, я думаю. Нам ждать, а тебе мучиться от страха. Ирма умрет спокойно, просто выпьет макового молочка. И ты тоже умрешь быстро, если перед этим будешь хорошей девочкой.

— Вы что… — я обвела взглядом людей в комнате — людей, которых я знала с детства. — Вы сумасшедшие?

Арвил Мейс, который был так любезен и обходителен с Тёрном на приемах, теперь не улыбался. Он явно нервничал, глаза бегали. Лорд Мейс старался избегать взглядов на бесчувственное тело моей сестры. Он тискал в руке бокал игристого вина.

— Орест… Считаешь, это единственный выход?

— Мой милый друг, — широко улыбнулся генерал. — Боюсь, что да. Суровые времена требуют суровых решений. И почему-то ты не был против, когда мы делили деньги из королевской казны.

Деньги из королевской казны! Тёрн давно подозревал, что большая часть денег, которые король выделял на содержание армии, не доходила до цели, а оседала в чьих-то карманах. Значит, это правда…

— Вы воры! — крикнула я.

Воры! Но при чем здесь Тёрн? Что им нужно от моего мужа?

— Вы не хотите, чтобы Тёрн закрыл Разлом… — догадалась я. — Вы на самом деле сошли с ума! Если Разлом не закрыть, то миражей ничто не удержит! Они сметут город, королевство. Они уничтожат все!

Даниель присел на корточки рядом со мной, с любопытством разглядывая, словно я превратилась в говорящую зверушку. Он забавлялся.

— Умный галчонок! Но не очень. Сейчас Граница укреплена, как никогда прежде — спасибо нашему наивному правителю. Восемнадцать лет мы держали Разлом, продержим и еще.

— И все это время будете наживаться на войне… — прошептала я.

Он ухмыльнулся вместо ответа.

Я облизнула губы, еще раз оглядела комнату, собравшихся людей. Остановила взгляд на лорде Мейсе, который хотя бы не потешался надо мной. Едва ли я добьюсь сочувствия от него, но пусть выслушает.

— Тёрн — единственный, кто стоит между миражами и городом. Вы не понимаете! Вы…

— Мы все понимаем, — холодно перебил лорд Винтерс. — Колдун надеется, что сможет вернуть Академию, если закроет Разлом. Не бывать этой заразе в Глоре! Маги больше не появятся в королевстве!

Он навис надо мной. Я увидела близко-близко пронзительный взгляд блекло-синих глаз, окруженных бесцветными ресницами. Глаза фанатика.

— Вы не сможете его убить! — крикнула я, но даже не знаю, чего в моем голосе было больше — уверенности или отчаяния.

Я заметила, что к нашему разговору прислушиваются. Люди перекидывались нерешительными взглядами: что если девчонка права?

— Он вас растопчет! — я вошла в раж. — Остановитесь, пока не поздно.

— А что там у нас за верное средство, о котором ты упоминал? — подал голос господин Чамс, казавшийся мне всегда образцом интеллигентности.

Редж Чамс держал в городе аптечную лавку. В детстве мы с Адой любили покупать там мятные лепешки, но господин Чамс никогда не брал денег и ссыпал щедрой рукой в бумажный кулечек несколько горстей мятных пастилок.

А сейчас именно он, добрейший господин Чамс, принес с собой маковое молочко, чтобы опоить мою младшую сестренку.

Предатели, предатели… Только бы удержаться от слез!

— Не волнуйся, Редж! Средство доставил прямиком из столицы наш верный друг лорд Винсент Грей. Его брат Леннокс Грей был, знаете ли, советником самого короля. Не только мы не хотим распространения магической заразы.