Обещанная колдуну | Cтраница 80

Мне так хотелось, чтобы Тёрн расхохотался в ответ, сказал что-нибудь язвительное…

Тёрн завел руку за спину, и я догадалась, что он ищет мою ладонь. Дрогнув, дотронулась до его пальцев. Это наше прощание. Муж ничего не мог сказать мне напоследок, не стал бы — любые слова поблекли бы, обесценились сейчас, когда две пары холодных глаз взирали на нас, обреченных, безразлично и надменно.

Отец положил мне на плечо руку, а сама я сжала локоть всхлипывающего Рея. Держись, парень. Только не вздумай умолять этих тварей. Умрем достойно.

66

Окружающий мир внезапно приобрел удивительную ясность и резкость. От воды поднимался запах тины, рука отца на плече была тяжелой и горячей, ветер раз за разом кидал мне в лицо прядь волос, точно баловался. Из парка долетали отголоски детского смеха и собачьего лая.

Герцог обеими руками ухватил основание жезла, воздел его над головой. Длинные рукава накидки сползли к плечам, обнажая худые бледные руки.

«Это на самом деле происходит с нами? — отстраненно подумала я. — Мы умрем?»

Тёрн задвинул меня за спину в последней попытке защитить, закрыть собой. Зачем, глупый… Ведь «Жало скорпиона» не оставляет выживших.

Я подняла голову, чтобы не видеть мерцающее алым навершие. Не хочу, чтобы мои последние секунды поглотил ужас. Хочу видеть звезды…

Облака расступились. Прямо над головой сияли две звезды, я смотрела на них сквозь слезы, застилающие глаза. Звезды дрожали, тянули лучи навстречу друг другу, как будто хотели коснуться.

Озарение накрыло меня, как вспышка света. Звезды! Наши с Тёрном Астры Фелицис! И пусть наш магический резерв почти полностью исчерпан, их сила не должна иссякнуть.

Астры Фелицис созданы для того, чтобы защищать первенца. Но ведь я закрыла собой Ирму в тот момент, когда раскололось оконное стекло, и она тоже осталась невредима!

Не давая себе времени подумать — иначе может быть слишком поздно, — я рванулась вперед. Услышала, как охнул отец, пытаясь удержать. Я выскочила перед Тёрном и, как совсем недавно он сам, раскинула руки, впервые в жизни пожалев о том, что я такая маленькая и худая. Как бы я хотела обнять своих любимых, заслонить собой!

— Агата! Нет!!!

Темный воздух полыхнул алым, на мгновение окрасив цветом крови все вокруг: железные ворота, замковые стены, доски моста. И все, на что попадало алое сияние, проедалось дырами. Разрушительной магии было все равно, что перед ней — железо, дерево или камень. Будто кипятком плеснули на ледяную глыбу.

Мост зашатался, проседая. Странно, почему я все еще стою на ногах? Может быть, я уже умерла и сама этого не осознаю?

Лицо герцога меняло выражение. Победное и торжествующее вначале, сейчас оно казалось растерянным и удивленным. Не понимая, что происходит, он оглядел жезл, который уже исчерпал магический резерв и погас.

Я посмотрела на свои руки. Я была ранена. Кожа кое-где лопнула, из маленьких ранок сочилась кровь. Но моей жизни ничто не угрожало.

Только тогда силы полностью оставили меня, я упала на колени. Обернулась. Отец, Рей, покрытые кровью из маленьких порезов, тоже были живы. Повелитель стонал и слабо шевелился. Отец, точно не веря себе, ощупывал грудь.

Тёрн…

— Тёрн! — закричала я в ужасе.

Муж принял на себя основной удар. Он был весь залит кровью. Как страшно… Неужели в человеке столько крови?.. Он был оглушен, но жив… Надолго ли?

— Ничего не понимаю! — бормотал герцог. — Выдохся, что ли?

Он потряс жезлом.

— Как добить-то теперь? Давай ты! — он глазами указал на короткий меч, висевший на поясе советника Леннокса Грея. — Или боишься вымараться?

Лен поморщился. Если он прежде и убивал, то, вероятно, привык делать это чужими руками.

— На гвардейцах еще лежит заклятие послушания. Зови, — бросил он кратко.

Я распласталась на изъеденных магией досках моста. Лучше бы потерять сознание. Не видеть… Я едва могла дышать от страха.

Вдох.

— Эй, парни! Ты и ты, сюда!

Двое в красно-белой форме гвардейцев приблизились к мосту. Лица их были так же бесстрастны, как лица несчастных постояльцев в трактире. Заклятие послушания.

Выдох.

— Убить! — взмах руки в сторону моста.

Мои пальцы сжала горячая, мокрая от крови ладонь. Тёрн! Закусив губу, он начал медленно вставать на ноги.

Вдох.

— Убить! Убить, я сказал!

В голосе герцога появились панические нотки. А Тёрн поднимался, цепляясь за искореженные перила. Кровь капала на доски. Сколько в тебе осталось магии, мой любимый?

Выдох.

Гвардейцы обнажают мечи. Герцог подается вперед, чтобы своими глазами увидеть расправу. Лен, наоборот, отступает в тень.

Тёрн вытягивает руки и кричит. Его голос тонет в шуме ветра, в грохоте воды о берег. Чистая сила. Даже сейчас, раненый, истекающий кровью, едва живой, Тёрн оставался могущественным магом. Самым великим из живущих…

Стены дрожат, вниз срываются камни. Две темные фигуры у подножия замка. Изломанные, уже ничуть не напоминающие человеческие.

Дыши. Дыши. Дыши…

Гвардейцы озираются, как люди, которые только что очнулись от долгого сна.

— Охраняйте короля! — приказывает Тёрн.

Его голос тверд. Но в следующую секунду ноги подламываются, и он падает навзничь, заливая кровью мокрые доски моста.

Я пытаюсь приподняться, но это усилие лишает меня последних сил. Я проваливаюсь в черноту…

* * *

Когда я открыла глаза, то не сразу смогла понять, где нахожусь. Голова кружилась так, что тошнило. Темнота, ничего не разглядеть.

Я долго терла глаза и виски и немного пришла в себя. Я лежала на просторной кровати в незнакомой комнате. Плотные шторы на окнах задернуты, но сквозь щель пробивается яркий свет.

Рану на руке перевязали чистыми бинтами, маленькие порезы смазали целебным раствором, они подсыхали, покрылись корочкой. На каминной полке чадила огоньком тонкая свеча. В кресле у камина, уронив голову на грудь, спал отец. Я сразу вспомнила ночь, когда он так же сидел рядом с Адой.

Мое плечо горело, будто облитое кипятком. Я скосила глаза на ключицу, но тут же в затылок ударила волна боли. Тогда я, пошатываясь, поднялась на ноги и поковыляла к зеркалу.

Зеркало обрамляла тяжелая позолоченная рама. Гобелены на стенах, на полу ковер с толстым ворсом — дорогой ковер ручной работы. Мама однажды хотела купить похожий, но они с отцом подсчитали деньги и отказались от покупки.

Даже гадать не нужно, где я сейчас — во дворце короля.

Из зеркала на меня посмотрело привидение. Ну а как иначе назвать это бледнющее создание со спутанными волосами, слипшимися от крови. Под глазами чернели синяки.