Обещанная колдуну | Cтраница 79

Рей поднялся, опираясь на руку отца. Его губы дрожали от обиды, но он промолчал. А я малодушно подумала, что даже если Тёрн его спасет, спасет вопреки всему, молодой правитель может не простить ему унижения. Короли быстро забывают тех, кто им помог, но отлично помнят обиды…

65

До Гвардейского моста добрались в сумерках. Я попыталась представить со стороны нашу помятую команду и хмыкнула. Боюсь, сейчас нас легко можно одолеть и без помощи магии, однако невидимый враг, кто бы он ни был, не спешил наносить следующий удар.

Широкий мост с коваными железными перилами был опущен: в мирное время его не поднимали. Сквозь решетку ворот виднелась будка стражника, а чуть дальше находились казармы, сложенные из желтого кирпича. Даже с другого берега можно разглядеть яркую красно-белую форму королевских гвардейцев. Наша свобода, наше спасение совсем близко — каких-то полсотни шагов над мутными водами канала.

Над башнями дворца, цепляясь за шпили, плыли низкие облака. В прорехах подмигивали яркие летние звезды. За спиной, где-то в глубине парка, слышались голоса и смех — жители Карлора вышли на вечернюю прогулку. Невозможно поверить, что нам угрожает скорая смерть.

— Я пойду первый.

Тёрн встал у края моста. Каждый день сотни ног ступали на эти доски, потемневшие от времени, так что постепенно вдавили их в каменистый берег.

Он сделал шаг, остановился, прислушиваясь к ощущениям, осматриваясь. Ничего не происходило.

— За мной, — сказал он коротко. — Держитесь поблизости.

Мы пошли по мосту. Он едва заметно пружинил под нашими ногами. Ворота приближались, и я позволила себе робкую надежду: что если враги исчерпали свой арсенал? Или поняли, что не справятся?

В лицо ударил шквальный ветер. Внезапно, жестко. Меня откинуло к перилам, я вцепилась в них обеими руками, удержалась буквально чудом. Подо мной бурлила, пенилась желтая вода канала. Тёрн раскинул руки в стороны, словно мог остановить бурю. И действительно порывы ветра разбивались о него, будто волны о скалу, а до нас, идущих за его спиной, долетали лишь слабые отголоски.

Правда, даже их хватало, чтобы мы с трудом держались. Ноги скользили по доскам, Рей несколько раз грохнулся на колени. Нас сносило ветром, тащило прочь. Отец шел сзади и удерживал его за плечи, толкал перед собой. Снова и снова вздергивал незадачливого правителя на ноги. Один раз я обернулась и увидела, как сосредоточено лицо моего генерала.

Мы продвигались медленно, но продвигались. Я не могла не удивляться: заклинание шквального ветра оказалось неприятное, опасное, но все же не смертельное. Неужели враг выдохся?

Из царапины на руке Тёрна сочилась кровь. Он тоже терял магию и силы, пусть не с такой скоростью, как я, но он выматывался. И тут мне сделалось страшно… Что если неведомый недруг следил за нами с самого начала и теперь специально истощает Тёрна? Когда мы доберемся до ворот, муж будет настолько обессилен, что с ним справится любой артефакт.

Когда до конца моста оставалось несколько шагов, шквалистые порывы улеглись, затихли, точно и не бывало. Я вытерла слезящиеся глаза и подняла голову. Ворота медленно поднимались, по ту сторону их в тени стены стоял человек в длинной мантии. В руках он держал жезл, навершие которого вспыхивало алым огоньком. Тёрн увидел этот огонек и сжал челюсти так, что на щеках выступили белые пятна.

Человек не торопился. Он дождался, пока ворота полностью поднимут, и пошел навстречу. Последние солнечные лучи осветили его лицо. Надменную складку у губ, длинноватый нос, высокий лоб. Я никогда прежде не видела этого мужчину, но по вздоху, который вырвался из губ Рея, поняла: ему он хорошо знаком. Отец чуть слышно выругался, он тоже его узнал.

— Рад видеть тебя, племянник, в добром здравии, — произнес мужчина. — И вас, господин колдун. Жаль, наша встреча будет недолгой.

— Дядя… — всхлипнул Рей. — Как же… За что?

Он, не понимая, что делает, попытался пройти вперед, но Тёрн удержал, не позволяя сойти с моста.

Так вот, значит, как. Все-таки дядя. Сиятельный Герцог Горбин… «За что?» прозвучало так жалобно, наивно, так по-детски, что мужчина на мгновение изменился в лице.

— Судьба такая, малыш, — проговорил он беззлобно.

— Твой дядя был уверен, что хилый и болезненный наследник никогда не справится с проклятием, — хриплым, точно простуженным, голосом ответил за него Тёрн. — Собирался править вместо тебя. И тут такая неприятность — ты взрослеешь и умнеешь, а ему не хочется уступать власть.

— Угораздило нас вляпаться в королевский заговор, — простонал отец за моим плечом.

Герцог развел руками. Жезл покачнулся, навершие вспыхнуло рубиновым цветом. «Артефакт!» — догадалась я. И судя по тому, как Тёрн неотрывно следил за ним, этот артефакт ничего хорошего нам не сулит.

— Верно, — усмехнулся герцог. — А интерес мальчишки к магии настораживает не только меня. Мы не допустим возвращения магов в Глор. И в этом вы нам поможете, блистательный и неуловимый Стерн Сварторн, ректор пропавшей Академии, который исчез на долгие годы, а появился только затем, чтобы убить короля. Маги так коварны!

— Ты не посмеешь! — Рей пытался придать своему голосу жесткости и уверенности, но безуспешно: тонкий голос прерывался и дрожал. — Лен догадается о заговоре! Доложит совету! Тебя сместят!

— Лен? — герцог Горбин растянул в усмешке бледные губы. — Лен…

Обернулся на открытые ворота.

— Господин Грей, не почтите ли нас своим присутствием! — крикнул он в пустоту.

Я подумала было, что сиятельный сошел с ума, но от замковой тени отделилась еще одна фигура и приблизилась — нехотя, осторожно.

— Тьма тебя разбери, — прошипел сквозь зубы господин Грей, а это, вероятно, и был он. — Мы договаривались, что я наблюдаю со стороны и приду на помощь только в случае необходимости!

Я скосила глаза на Рея. На короля было жалко смотреть: губы трясутся, слипшиеся мокрые ресницы пытаются удержать слезы.

Все стало ясно без слов. Мы думали, что предатель один, а оказалось, что их двое в сговоре — дядя короля и его главный советник. Я подтолкнула несчастного Рея локтем и попыталась изобразить улыбку.

— Зато в няне мы можем не сомневаться!

Нелепая шутка, я знаю. Но если уж придется сегодня умереть, умрем, глядя в глаза мерзавцам. Даже отец хмыкнул одобрительно, и я почувствовала, что он мной гордится.

— Не кипятись, Лен, — добродушно произнес герцог. — Теперь все. Деваться им некуда.

Он снова качнул жезлом. Алый огонь мерцал, завораживая взгляд.

— Ты ведь знаешь, что это, не так ли, мой друг? «Жало скорпиона» не оставляет выживших. Завтра утром столицу всколыхнет известие об ужасной трагедии на Гвардейском мосту. Опальный маг обманом выманил короля и вероломно убил его. Но и сам погиб в схватке, не рассчитав сил. Погиб вместе с приспешниками.