Обещанная колдуну | Cтраница 75

— За спину, — сказал глухо. — Аги, прикрой генерала.

Я не ощущала опасности, но беспрекословно послушалась. Мы разбились на пары: впереди Тёрн с Реем, позади я с отцом, и осторожно двинулись в сторону выхода.

Хозяин гостиницы отложил перо и вышел из-за стойки. Лысый постоялец медленно, точно кукла, набитая соломой, повернулся, растопырил руки. Парнишка-носильщик уронил саквояж. Они трое находились к нам ближе всех.

Тёрн, идущий первым, замер. И они тоже замерли. Их лица ничего не выражали, глаза смотрели пусто и бессмысленно. Людей будто заменили огородными пугалами.

Я огляделась и увидела, что женщина с маленькой девочкой удивленно воззрились на то, что происходит. Они сидели дальше, а вот молодая пара, служанки, стражник — хотя и не двинулись навстречу, но застыли, будто наготове. Девушки резко замолчали, улыбки сползли с их лиц, взгляды поблекли. Стражник перестал глотать эль, и напиток бежал по его губам, заливал форму, капал на стол. Бессмысленно глядя перед собой, он положил руку на эфес шпаги.

— Ой! — взвыл Рей, догадавшись, что творится неладное.

Отец наклонился и вытащил из сапога маленький кинжал: он всегда носил его с собой.

— Нет, — бросил Тёрн, заметив сверкнувшее лезвие. — Это люди. Всего лишь люди под заклятием.

Он прикрыл глаза, пальцы его шевельнулись, будто пробуя воздух на ощупь.

— Аги, все просто. Касание и антидот «Свободен».

Отец и правитель недоуменно переглянулись. А я не к месту вспомнила, как Тёрн и Агнесса перебрасывались репликами и как по одному слову понимали друг друга. Как теперь и я поняла все, что хотел сказать мне мой муж. У каждого заклятия существует антизаклятие — антидот. Мне нужно коснуться зачарованных магией людей, успев сплести формулу «Свободен». Формула была сложная, с тремя узлами. Я давно не тренировалась. Я все забыла… Я…

Закусила губу.

— Поняла.

Тёрн, прежде чем сделать следующий шаг, посмотрел в глаза женщине у окна. Та совсем растерялась, прижала к себе дочку, но сидела как приклеенная, не могла сдвинуться с места.

— Вы меня слышите?

Та кивнула, дрожа.

— Можете встать?

Она покрутила головой. Тёрн помрачнел, но постарался, чтобы голос звучал спокойно.

— Не бойтесь. Вы ненадолго потеряете сознание, но потом придете в себя. С вами и с вашей дочерью ничего не случится.

Он не мог снять заклятие на расстоянии, а бедная женщина уже оказалась под властью магии, еще не полностью, но уйти не могла.

— Вперед.

62

Едва он сделал шаг, как все пришло в движение.

Время замедлилось. Я видела происходящее будто со стороны — и все же понимала, что нахожусь в гуще событий. Впервые на мне такая ответственность. Я маг, я обязана быть сильной. У Тёрна задача — сохранить жизнь королю, он не должен отвлекаться на слабую девчонку. Я не дам ему повода!

Постоялец, видно, прибыл в столицу по торговым делам. Он был уже немолод, неповоротлив. Шел на меня, тяжело переступая ногами, нелепо раскинув руки. В голову почему-то пришла глупая мысль: дома его ждут жена и дети, хотя скорее внуки. Наверное, обещал им гостинцев из Карлора привезти…

— Аги! — крикнул Тёрн. — Беру на себя хозяина и паренька. Этот твой. Рей, ни на шаг!..

Тёрн поднырнул под раскинутые руки, двигаясь наперерез хозяину гостиницы. Тот, рыча, пытался схватить Рея. Впрочем, все они, зачарованные заклятием, стремились к правителю.

Ох, зачем я отвлеклась! Удар по голове едва не свалил меня с ног — грузный постоялец добрался-таки.

— Агата! — крикнул отец. — Я подержу его!

Но даже один-единственный мужчина дрался, как лев. У него не осталось страха смерти или привитой обществом морали. Ему ничего не стоило убить девушку или мальчишку-подростка. С выломанными назад руками он хрипел и рвал собственные суставы, не чувствуя боли.

Боковым зрением я увидела, что Рей лежит на полу, закрыв голову руками. На спине Тёрна висит парень-носильщик, выпучив остекленевшие глаза, а Тёрн удерживает запястья хозяина: тот медленно, но неуклонно тянулся к правителю.

Секунда. И я снова получила удар. Отлетела на пару шагов. Да что же такое! И с одним не могу справиться! Меня обуяла злость.

В пылу схватки мы постепенно продвигались вперед, к выходу. Служанки, шаркая ногами, заступили дорогу. Официант, не выпуская из рук подноса — тарелки и стаканы давно лежали на полу, — присоединился к ним, создавая живой заслон.

— Свободен! Свободен! — крикнули мы с Тёрном одновременно.

Мне едва удалось сплести нужную формулу. Одно дело сидеть над учебником, подглядывая одним глазом на страницу, зная, что торопиться некуда. И совсем другое — пытаться увернуться от удара разъяренного мужчины и в тот же момент с этим выплетать поочередно три сложных узла. Да еще не забыть прикоснуться!

Я дотянулась до его блестящей лысины, липкой от пота. Мужчина отшатнулся, словно я влепила ему пощечину. Заморгал, приходя в себя. С ужасом оглянулся. Хозяин гостиницы сидел на полу, трогая разбитый нос — расквасил, падая.

— Оставайтесь не месте! — пискнула я.

— А-а-а? — постоялец явно не собирался слушаться девчонки.

Держась за голову, он побрел в гущу борьбы. А если заклятие имеет обратную силу?

— Стоять! — рявкнул отец.

Его рык остановил не только несчастного торговца, но и хозяина, который попытался было встать на ноги.

Тёрн двигался к выходу — медленно и верно. Я видела, как он за шиворот вздернул Рея, трясущегося, бледного, и толкал вперед, одновременно закрывая собой.

Околдованные заклятием люди окружили их плотным кольцом, больше не отвлекаясь на меня и отца. Мы были им не нужны.

— Свободна!

Маленькая девочка осела на пол, а потом, проморгавшись, полезла под стол, в укрытие.

— Свободна!

Ее мама, потеряв сознание, сползла на скамейку.

Я, набрав в легкие побольше воздуха, кинулась в схватку. Отец за мной. Я видела, как он отрывает от Рея девушку-прислужницу, а та царапается и воет, как дикая кошка. Бедный король покрылся кровоточащими ссадинами. Но царапины — ерунда, заживут! Главное, чтобы все остались живы.

— Свободна! — крикнула я, дотронувшись до щеки девушки.

Та клацнула зубами и едва не вцепилась мне в пальцы, но через мгновение антидот подействовал, девица оглянулась и завизжала.

А визжать было от чего. Под заклятием оставалось четверо. Носильщик так и болтался на шее Тёрна, волочился за ним, цепляясь за паркет носками туфель. Я удивилась, почему Тёрн до сих пор его не освободил. А потом увидела, что на руках паренька перчатки, а для того, чтобы антидот сработал, нужно коснуться обнаженной кожи. Вот засада!