Обещанная колдуну | Cтраница 45

Тёрн вдруг замолчал, будто в своих признаниях подошел опасно близко к некой черте, за которую нельзя заходить, а моего сердца коснулся холодок, какая-то догадка… Но нет, показалось… Как это может быть связано со мной? Здесь явно какое-то другое заклятие. Договор на первенца, будь он неладен. Договор, конечно, не первенец.

И как-то сразу навалилась усталость.

— Ничего, если я усну? — прошептала я, устраиваясь удобнее на его плече.

Пока ворочалась, прижалась лбом к его шее, почувствовала, как под кожей бьется венка. Очень быстро бьется.

— Ничего. Засыпай. Я потом отнесу тебя в постель.

Тёрн потянул на себя край покрывала, накинутого на диван, укутал меня прямо поверх плаща, который я так и не сняла. Еще и куртка, и брюки… А, плевать!

— Агата, послушай, пока не уснула. Завтра я должен уехать на два-три дня…

— Уехать?

— На Границу. Надо посмотреть, что можно сделать. Укрепить оборону.

— Да, понимаю…

— Ты останешься за старшую.

«Ага, спасибо, очень вдохновляет!»

— Не волнуйся, поставлю защиту так, чтобы никто не смог зайти. Работать защита будет только на вход, не на выход. Ты сможешь выйти, если что. И все же прошу тебя этого не делать. Здесь ты в полной безопасности. И заданий я тебе оставлю столько, что не заскучаешь!

«Ох, магистр, эти ваши шуточки!»

— Ладно, — пробурчала я. — Но не задерживайся!

— Не буду, — сказал он серьезно.

Мне сделалось тревожно и тоскливо. Удивительно, за эти несколько минут я успела позабыть, что опасность все ближе к городу, что на Границе неспокойно, и что миражи… Ой, как же это вылетело из головы!

— Он сказал мне! — я подскочила у Тёрна на коленях, застыла, широко раскрыв глаза и вцепившись в руку колдуна.

— Что? Что, девочка?

Он испугался за меня. Осторожно снова уложил голову на плечо, погладил по щеке. Тихо, тихо, самыми кончиками пальцев.

— Ты переволновалась. Все, все… Отдыхай. Хочешь еще отвара? Тебе тепло?

Я перехватила его пальцы, сжала.

— Тёрн, он сказал мне: «Настанет ночь. Самая длинная ночь. И мы доберемся до тебя!» Что это значит?

— Не знаю… — глухо ответил он. — Не знаю. Но узнаю обязательно!

38

Утром дом встретил меня тишиной. Тёрн уехал на рассвете, оставив мне на столе завтрак и записку. Действительно не поскупился на задания! Пять сложнейших магических формул, которые надо разобрать и выучить назубок, отработка пассов, а еще я должна была законспектировать параграф из учебника — «Левитация и материя».

И хотя дел было невпроворот, полдня я слонялась по этажам неумытая и нечесаная: никак не могла себя заставить приступить к занятиям.

В конце концов, захватив учебник, поднялась на третий этаж, где облюбовала маленькую комнатку с эркером. Отсюда открывался вид на сад, на развилку дорог, на далекие дома Фловера. Я устраивалась на широком подоконнике, читала, а иногда просто сидела, глядя вдаль, и думала над своей судьбой.

Так странно, так круто все изменилось в моей жизни. Порой до сих пор казалось, что это сон и я вот-вот очнусь в своей спальне. Заглянет мама и попросит поторопиться: стол к завтраку уже накрыт. Или малышка Ирма проскользнет в комнату, свернется теплым комочком под одеялом рядом со мной, словно котенок.

Никогда уже этого не будет. Ни обедов за общим столом, ни вечеров у камина. И Даниель… Как он мог так со мной? Я думала, что хотя бы капельку ему дорога!

Буквы параграфа расплылись перед глазами, я заморгала, смахивая слезы. Что читала — ничего не запомнила. Придется начинать заново.

Подняла голову и скользнула бездумным взглядом по верхушкам деревьев. По тракту медленно катилась телега, груженная ящиками. Навстречу ей в клубах дорожной пыли мчался всадник. Жизнь за пределами дома шла своим чередом, и это успокаивало.

Вздохнув, я перевернула страницы к началу параграфа и принялась читать вступление. «Левитация — один из сложнейших разделов магии, требующих полного сосредоточения и концентрации сил…»

Ох, тоска. Снова посмотрела на дорогу — далеко ли продвинулась телега. Да я готова была и за облаками наблюдать, лишь бы не учить… И вздрогнула. Всадник добрался до развилки, спешился и повел коня в поводу. И шел он в сторону нашего дома!

Теперь, когда он оказался ближе, я смогла разглядеть ливрею слуги дома Даулет. И парнишку я, кажется, узнавала — один из конюхов. Что он здесь делает?

Незваный гость не смог зайти далеко. Наверное, ему казалось, что он скоро окажется у цели, но мне сверху было видно, что он просто топчется на месте. Конечно, ведь Тёрн поставил защиту.

Я вскочила на ноги. Что же делать? Тёрн просил не выходить, но не могла же я просто смотреть. Наверное, у парнишки важное послание к колдуну. Иначе бы он не гнал так коня.

Метнулась к выходу. Потом снова к окну. Нет, упорно пытается подобраться к дому, не уходит! Я повторила вслух крепкое словцо, подслушанное в Черном Яре от рекрутов — неподходящее для леди, но я больше не леди.

Ладно! Не буду выходить, просто подойду к черте защитного поля, спрошу, что ему нужно!

Приняв решение, бросилась к лестнице, а потом со всех ног побежала в сторону развилки.

Наверное, в глазах мальчишки-конюха я появилась точно чертик из табакерки. Он отпрянул: непривычно было ему видеть леди Даулет растрепанной, в мятых штанах.

— Здравствуй, Рем, — приветливо поздоровалась я, чтобы не напугать его еще больше, иначе сбежит, а я так и не узнаю, что его привело в дом рано утром.

— Л-леди… — голос мальчишки дрожал. — Ваш отец…

Мой отец! Рем ничего еще не сказал, а я уже догадалась. Бедный папа! Что он мог подумать, наблюдая вчерашнюю сцену! Дочь едва держится на ногах, отвешивает пощечину страшному колдуну, забравшему ее из дома, кричит: «Ненавижу». Да он, наверное, сегодня всю ночь не спал… Ох…

— Генерал Даулет велел кланяться, — Рем взял себя в руки и, видно, вспомнил, что ему было строго-настрого приказано не упоминать родственную связь. — Он передает вам письмо…

— Нельзя письмо, — сникла я, хотя в это же время жадно смотрела на руки паренька, на его карманы, надеясь разглядеть краешек бумаги. — Ничего нельзя передавать…

— Генерал знает. Поэтому письмо — это я, — конюх даже улыбнулся: лицо у меня, верно, сделалось забавное.

— Что же ты должен передать мне?

Рем откашлялся и вытянулся, как на официальном приеме.

— Леди Агата, дом Даулет готов предоставить юной колдунье свое полное покровительство. Если на то будет ее желание, то ей предоставят жилье, помощь и защиту…