Обещанная колдуну | Cтраница 40

— Давай пока оставим иллюзии, вернемся к ним через пару недель, — сказал он, но не успела я нахмуриться, как Тёрн ошарашил меня предложением, от которого я не смогла отказаться: — А пока займемся бытовой магией!

— Я думала, что бытовая магия — выдумка, — удивилась я.

Бытовая магия — несбыточная мечта любой хозяйки! Дом сверкает чистотой, горшочек варит сам, а вездесущая пыль собирается в аккуратные кучки. В детстве я обожала сказки, где герои добывали скатерть-самобранку или получали в награду за доброе сердце хлебец, который никогда не черствел и, сколько его ни кусай, не делался меньше.

— Увы, почти выдумка, — признал Тёрн. — Слишком трудоемкая по расходу сил. Куда легче вытереть пыль, чем пытаться расправиться с нею с помощью магии. А на то, чтобы сотворить один вид еды, уходит почти месяц. И кому нужна однообразная каша, которая к тому же получается то слишком приторной, то безвкусной. В неумелых руках даже бытовая магия может нанести огромный вред. Когда я сам еще был мальчишкой, в соседнем городке половина жителей едва не захлебнулись в жидкой каше.

— Ой, я знаю эту историю! — обрадовалась было я, но потом сникла. — Так, значит, смысла нет?

— Ну почему же! Для тренировки — самое то!

Я решила, что для начала заговорю метлу. Если на первом этаже я или Тёрн нет-нет да успевали пробежаться с щеткой и вымести мусор, то до верхних этажей руки никогда не доходили. Там уже, наверное, скопилась вековая пыль.

Тёрн составил для меня заклинание — сама бы я пока не справилась — и оставил наедине с листом бумаги, на котором символами и пиктограммами была начерчена формула.

— Значит, та-ак!

Я грозно посмотрела на кроткую метлу, которая покорно ждала своей участи, прислоненная к стене коридора. Потрясла кистями рук, разминая пальцы — все, как учил Тёрн. Прочитала еще раз формулу. Вроде бы все символы мне знакомы.

— Так, так, так…

Я сложила большой и указательный пальцы в кольцо, образуя жест «Слушайся». Метла шевельнулась.

— Ага! Молодец!

Тёрн заложил в формулу последовательность действий, а их оказалось на удивление много. Я не ожидала, что для того, чтобы просто подмести пол, придется выполнить столько задач. Я взмокла, не произнеся и половины заклинания, а впереди ждало самое сложное.

— «Вернуться», «Пыль», «Мусор», фу-ух… — я вытерла пот со лба. — «Искать», «Вверх», «Дальше», «Вперед».

Честное слово, легче было бы обучить собачку мыть полы, чем эту несчастную метлу убираться. Но я все-таки добила заклинание! Метла, пошатываясь, как пьяная, вразвалочку побрела по коридору, а после скрылась в лестничном проеме.

Как выяснилось, где-то я все же напортачила. Тёрн потом внимательно перечитал формулу, но своей ошибки не нашел. У заклинания в итоге оказался забавный эффект. Метла шарахалась по коридорам, как неприкаянный дух, шуршала, скрипела, но в руки не давалась и убегала, едва заслышав шаги. Так что изловить ее, чтобы исправить, мы не могли. Правда, от ее передвижений действительно стало немного чище, потому что мусор от прикосновения к магической штуковине не собирался в кучки, а исчезал бесследно.

— Не бесследно, — поправил меня Тёрн, когда я сообщила ему радостную новость. — Он куда-то телепортируется…

Потер подбородок и задумчиво добавил:

— Хотелось бы знать куда…

Незаметно бежало время. Месяц пролетел, как один день. Весна вступила в свои права, и теперь зеленым и цветущим стал не только сад рядом с домом колдуна — зеленью покрылись холмы и далекие деревья. Небо сделалось ярко-синим, солнце жарко припекало.

Я взяла привычку тренироваться, стоя босиком на прохладной травке. Мне никогда не разрешали таких вольностей, ведь только простолюдинки могут выйти из дома с непокрытой головой, только простолюдинки могут сбросить туфельки и пробежаться по земле. Но теперь я могла сколько угодно бегать по траве и даже валяться на ней, подставив лицо под лучи солнца.

Тёрн один раз застал меня, когда я лежала, раскинув руки и ноги. Я услышала, что он вышел на крыльцо, запрокинула голову и посмотрела на него. Тёрн улыбнулся.

— Быть магичкой не так уж и плохо?

Я ничего не ответила. Но если раньше сердце сжималось от одной мысли, что прежняя жизнь никогда ко мне не вернется, то теперь, странное дело, я на секунду подумала, что магия дарит необыкновенную свободу! И если забыть о том, что в Глоре магов презирают, забыть о том, что королевство подвергается ежедневной опасности из-за миражей, и забыть о предательстве Даниеля, то… Да, быть магом не так уж плохо.

— Когда я смогу увидеть родителей? — спросила я.

— Очень скоро. Но ты не должна видеться с ними в своем… их доме. Скоро откроют сезон, и мы отправимся на первый же прием. Твоего отца я предупрежу.

Сезон открывался на второй месяц весны и продолжался до середины лета. Знатные семьи Фловера организовывали балы и приемы, стремясь перещеголять друг друга в роскошестве. Кто-то старался удивить редкими яствами, кто-то приглашал бродячих артистов. Отец Даниеля в прошлом году выписал из столицы настоящий зверинец…

Снова кольнуло сердце. Хотя я всей душой желала увидеть родных, я с трудом представляла, как теперь смогу появиться на балу. В затрапезном платье, простоволосая, а рядом Тёрн в своем потертом, старом плаще. Наверное, в этот раз мы с ним выступим в роли диковинки. Насмешек и едких взглядов не избежать…

Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Теперь это моя жизнь. Я справлюсь.

На мое лицо легла тень — это Тёрн сел рядом на землю. Он поднял голову и смотрел на небо. А я вдруг поняла, что мне хорошо от того, что он рядом. Наверное, я привыкла к нему за это время. Привыкла к занятиям, к вечерам в каминной комнате, к нашим разговорам, к его спокойной, сдержанной поддержке.

— На приеме так на приеме, — только и сказала я.

В тот момент я еще не знала, что увижу отца гораздо раньше. Что обстоятельства этой встречи окажутся грустными. И что несмотря на то, что Тёрн был против того, чтобы я беседовала с миражами, ему придется нарушить свое слово…

35

Тем солнечным утром ничто не предвещало неприятностей. Накинув халатик поверх сорочки, я отправилась на кухню; Тёрн вставал раньше и готовил для меня напиток.

Я привыкла, что по утрам дом встречает меня сонной тишиной. У меня был примерно час до начала занятий, чтобы не спеша позавтракать и настроиться на учебу.

Но сегодня, едва я спустилась на первый этаж, как услышала голоса в гостиной. Тёрн редко позволял кому-то зайти в дом. Видно, дело было исключительной важности. Слов разобрать я не могла, но, судя по возбужденному тону, гости принесли невеселые известия.

Я спустилась в подвал, в несколько глотков осушила кружку, но на месте усидеть не могла. Когда к Тёрну приходили просители, он отправлял меня в дом. Уверена, он и в этот раз сурово приказал бы: «Поднимись к себе в комнату, Агата, и жди там!» Я никогда не перечила, однако в этот раз решила ослушаться. Тёрн ведь сам не попросит моей помощи, но что если я смогу помочь?