Обещанная колдуну | Cтраница 37

— Еще не действует?

— Действует, — удивился Тёрн.

Я-то ожидала, что сейчас чары развеются и я снова увижу перед собой неприятного типа и содрогнусь от отвращения, как бывало в первые дни. Но передо мной сидел тот же человек, что и минуту назад. И глаза его были все так же темны, и тонкие брови никуда не делись, только волосы растрепались еще больше, когда он сначала ловил меня, теряющую сознание от истощения, а потом нес на руках.

— Ну как, я достаточно мерзок для того, чтобы ты трепетала и слушалась на занятиях? — пошутил он, но улыбка вышла грустной, а еще он был такой бледный, уставший, что захотелось просто обнять его как друга.

— Я буду слушаться, — сказала я вместо этого. — Я… Увлеклась. Такое больше не повторится! Правда!

— Хочется верить, Агата. Но… Что-то мне подсказывает, что твой путь к знаниям будет… тёрнист.

Я рассмеялась. Страх и неуверенность отступили. Хорошо, что мы все решили!

* * *

Начались дни учебы.

Утром я спускалась в кухню и находила на столе подготовленный для меня напиток. Потом приходил Тёрн, и мы завтракали. Иногда только хлебом, но порой завтрак превращался в пиршество, когда на столе появлялась ветчина, козий сыр и свежая зелень. Тёрн нечасто выбирался в город, но когда бывал там, закупал припасы сразу на несколько дней. В холодной кладовой, где на полках лежали куски льда, хранились мясо и овощи. В кухонных шкафчиках, где я наконец-то навела порядок, лежали крупы. В целом запасы еды были скудными: денег у нас было не очень много.

— Ты ведь знаешь, что мой отец даст денег столько, сколько нужно, — как-то в сердцах сказала я, безуспешно пытаясь отгрызть кусок зачерствевшей булки.

— Нет, Агата, — обрубил Тёрн раз и навсегда моё нытье. — Я знаю, что твоя семья готова сделать для тебя все, но лучше не рисковать и не подвергать их опасности. Ты теперь им не принадлежишь, помнишь? А я беру только ту плату, которую честно заработал.

Я вздохнула. На заговаривание мечей и амулетов Тёрн тратил сил больше, чем получал денег. Оплачивал военные расходы совет города, куда входил и мой отец тоже, но я была уверена, что папа не знал, как распределяются деньги. Наверняка большая часть суммы оседала в чьем-то кармане. Однако пока я не могла увидеться с отцом и рассказать о своих подозрениях.

— Когда ты сбежала домой, то создала эффект кругов на воде. Магия всколыхнулась, как если бы ты бросила в пруд камень. Надо подождать, пока она утихнет. Но даже после этого, встретившись, ты должна разговаривать с членами семьи так, будто они твои добрые знакомые, но не близкие люди.

Я на все была согласна. Хоть бы издалека на них поглядеть — и то радость. Тёрн обещал, что через месяц я смогу их увидеть.

А в город я могла бы прогуляться спокойно, если бы захотела. Но прошло уже больше десяти дней, как я поселилась у Тёрна, и все во Фловере узнали о том, что старшая дочь генерала Даулета теперь ученица колдуна. Я пока была не готова посмотреть в глаза всем этим людям. Они обольют меня презрением. Хватит ли у меня смелости идти вперед, высоко подняв голову и ничего не замечая вокруг?

— Тебе нечего стыдиться, — говорил Тёрн каждый раз, отправляясь в город. — Пойдем со мной.

Но я качала головой и отказывалась. Трусиха, я знаю…

Иногда Тёрн подрабатывал бытовой магией и составлением заклятий. Правда, обычные люди посещали мрачный черный дом колдуна редко. Только тогда, когда у просителя совсем не оставалось надежды.

На третий день моего пребывания в доме в качестве ученицы из зеленых зарослей выломился мужчина. Одет он был просто, даже бедно. А взгляд у парня был такой дикий, что напугал меня. Я как раз стояла на лужайке перед крыльцом, отрабатывала магический прием: Тёрн дал задание, а сам ушел, наказав не звать его раньше, чем выучу назубок.

Задание было легкое. На первый взгляд! Научиться удерживать перышко в воздухе силой мысли. У меня хорошо получалось… Первые три секунды, пока подброшенное вверх перышко парило. Но потом, подчиняясь тяготению земли — Тёрн сказал, что есть такой закон, — оно неизменно начинало снижаться и категорически отказывалось слушаться моих мысленных приказов. Я попыталась добавить к мысленным усилиям пассы руками, но тут же сверху, из окна, раздался строгий голос:

— Агата, ты не ветряная мельница, а маг.

Так что пришлось снова применить силу мысли. Я даже покраснела от натуги — так старалась.

Именно в этот момент ветки затрещали, ломаясь, и сквозь кусты протиснулся незнакомец.

— Колдун! Мне нужен колдун!

Парень смотрел на меня в упор выпученными глазами, но будто не замечал. Я испугалась, отшатнулась и чуть не упала. Тёрн подхватил под локоть, поставил на ноги.

— Не бойся. Защита не впустит никого, кто пришел с дурными намерениями. Иди в дом, Агата.

— Но…

— Иди. Тренируйся в комнате. А я скоро вернусь, — Тёрн не повысил голоса, но сразу было ясно, что ослушаться не разрешит.

Я не слышала, о чем колдун беседовал с просителем. Он скоро ушел вместе с ним, а вернулся поздно ночью, вымотанный донельзя. Он буквально упал в кресло и застыл, не шевелясь. Я постояла над ним, потом спустилась в кухню, нагрела воды, заварила корень цикория и принесла напиток Тёрну. Он посмотрел с благодарностью, а когда сделал несколько глотков, даже стал немного походить на человека.

— Не расскажешь?

— Ничего особенного, Агата, — пробормотал он.

— Ты опять всех спас? — хмыкнула я.

Он дернул уголком рта.

— К счастью, на этот раз да. У этого дуралея жена не могла разродиться. Двойня. Повернулись неправильно. Бедная женщина едва не истекла кровью, пока он решился обратиться ко мне… Агата! Дыши, дыши, девочка! Тьфу ты! На, отхлебни!

Он усадил меня на диван и придержал кружку, помогая сделать глоток. Мне стало стыдно. Ну какой из меня маг с таким чувствительным сердцем и с таким ярким воображением! Я представила несчастную женщину, истекающую кровью, и сама едва не хлопнулась в обморок.

— Так, — строго сказал Тёрн. — Давай-ка покажи, как ты выполнила задание!

С перышком, кстати, у меня все получилось. Правда, убила я на это три часа, даже голова разболелась. Но, посмотрев на еле живого Тёрна, я вздохнула.

— Нет уж, второй раз этот номер не пройдет. Не надо меня отвлекать, я уже пришла в себя. А вот тебе не помешало бы выспаться хорошенько. Потому что ты наверняка применил «Дыхание жизни», а себя полностью иссушил.

— Заглядывать в учебники пятого курса я разрешения не давал!

— А я и не спрашивала, — дерзко ответила я, понимая, что Тёрн на самом деле не злится.

Я уже научилась различать, когда его строгость настоящая, а когда напускная.

— Сколько заработал?

Тёрн промолчал.