Обещанная колдуну | Cтраница 10

Не передать, с каким облегчением я окатила себя из ковша теплой водой. Едва не разревелась. Подумать только, дома я могла хоть каждый день принимать ванну. Горничная помогала вымыть волосы ароматным мылом, а потом расчесывала их, пока они не заблестят. Как мало я ценила то, что имела.

Здесь же у меня не было ароматного мыла. На лавке я обнаружила серый дурно пахнущий брусок, но обрадовалась даже ему. По крайней мере, дешевое мыло отлично оттирало грязь. Волосы, конечно, станут еще жестче, чем прежде, но выбирать не приходится.

Я обернула голову полотенцем, кинула изгвазданное платье в кучу хлама, натянула льняную рубашку и, покривившись, сунула ноги в разбитые башмаки.

Колдун уже ожидал меня в коридоре.

— Идем.

Я была уверена, что ниже первого этажа ничего нет, но, оказывается, вниз вела каменная лестница. Мы спустились, прошли по сводчатому коридору и очутились в небольшой кухне.

Здесь уже топилась печь, на деревянном столе были разложены продукты. Сыр, хлеб, вяленое мясо, редиска и пучки трав. Тёрн достал две глиняные кружки и налил в обе из графина незнакомый коричневый напиток. Пахнуло кисловатым.

— Что это? Эль?

Сделалось не по себе. Как-то я, маленькая, сунула нос в кружку отца и получила щелчок по носу. «Нет, Агата, эль не тот напиток, который подходит для благородных девушек». А ты ведь знал, папа… Уже тогда знал…

— Это квас, — бросил колдун.

— Напиток бедняков.

Не знаю, зачем я это сказала. Тёрн кинул на меня быстрый взгляд и промолчал, только указал на место перед собой.

Я не любила простой пищи. Признаться, я была довольно привередлива в еде. Каждое утро специально для меня служанки готовили кашу на молоке с орешками и цукатами, а на ужин еду раскладывали на отдельные тарелки. Хлеб не должен был соприкасаться с пюре или салатом. Крошечные тефтельки подавали без соуса, мясо не должно быть слишком зажарено…

— Стоит ли так баловать ее? — хмурился отец, посылая маме странный многозначительный взгляд.

— Пусть… хотя бы сейчас… — жалобно просила мама.

Обманщики! Обманщики!

— Что ты застыла? Ешь! — Голос колдуна вернул меня в мрачный дом.

Я уже так проголодалась, что с радостью принялась за еду. Удивительно, однако зерновой хлеб с куском мяса и хрустящей бордовой редиской, щиплющей язык, это очень вкусно. Да и квас не так плох.

— Сейчас мы перекусили на скорую руку, но ужин за тобой.

Колдун указал подбородком на корзину, стоящую на ларе. Из корзины выпирала баранья нога, связка лука, пучок морковки. От таких новостей я чуть не подавилась.

— Я не умею готовить! — воспротивилась я. — Ты и сам не захочешь есть ту бурду, что я состряпаю.

Колдун приподнял кончики губ в усмешке. Похоже, мои несчастные попытки бунтовать его забавляли.

— У меня есть отличная «Настольная книга юных жен». Она тебе поможет. А если не получится с первого раза — не беда, у тебя будет столько времени, сколько нужно.

Я кинула на него гневный взгляд, но лицо Тёрна оставалось безмятежным.

Прекрасно! Просто замечательно. Служанка, кухарка! Что дальше?

— Ты сказал, что теперь я твоя ученица. Но если я только и буду делать, что готовить да убираться, времени на занятия магией не останется.

Интересно, чего я хотела добиться этими словами? Я вовсе не горела желанием заниматься магией. Я боялась. Боялась, что во мне нет ни капли магического дара, как я и сказала колдуну в самом начале. И боялась, что дар все-таки есть.

Все, чего я хотела, оказаться дома, в объятиях семьи, и навсегда стереть из памяти последние два дня своей жизни.

После моих слов на лицо колдуна набежала тень.

— Заниматься начнем чуть позже.

— Позже? — удивилась я, вспомнив слова Тёрна о том, что он и так ждал слишком долго. — Так вот оно что! Не нужна тебе ученица! Ты украл меня из дома, чтобы сделать своей служанкой и кухаркой! И не платить при этом ни гроша. Отличный план! Не скажешь, за какую такую услугу отец так щедро расплатился с тобой?

Во мне клокотала злость. Как несправедливо все!

— Скажу. Но не сейчас.

Тёрн резко поднялся на ноги, вытащил с верхней полки комода запыленную бутыль из темного стекла и плеснул в кружку резко пахнущее пойло. Точно не эль, что-то покрепче.

— Пей, — приказал он.

— Зачем? — испуганно пролепетала я.

— Будем считать, что это лекарство. Я должен открыть тебе неприятную правду… Нет, пока не о родителях, — Тёрн заметил на моем лице смятение. — О другом. Давай. Одним глотком.

— Мне нельзя пить. Это ужасно. Папа не одобрил бы… — я лепетала, как десятилетняя девчонка.

— Тебе уже все можно, — перебил колдун, и в его голосе мне отчего-то померещилась горечь.

Под его пристальным взглядом я хлебнула обжигающее питье. В нос ударил едкий запах, по горлу словно прокатился огонь. Я закашлялась, зажмурилась, из глаз потекли слезы.

— Еще! — сказал Тёрн.

— Нет…

— Да!

— Зачем… ты… делаешь… это… — с трудом протолкнула я сквозь сведенные судорогой губы.

— Затем, Агата. Ты должна понять, что твоя прежняя жизнь никогда к тебе не вернется. Отпусти всех, кто остался позади.

— Я не могу. Я не хочу…

По щекам уже текли настоящие слезы. Отвратительный напиток что-то размягчил во мне. А я так надеялась остаться сильной.

— Придется.

Какой он жестокий! Почему он просто не может оставить меня в покое?

— Прошу, Тёрн. Отпусти меня. Я пришлю тебе свою самую лучшую служанку. Двух служанок. Я сама буду им платить!

— Дело не в том, что мне нужна служанка. Ты моя ученица. Но я не могу начать занятия прямо сейчас, Агата. Сначала я должен тебя инициировать.

— Как? — опешила я.

Незнакомое слово пугало.

— Первый толчок к пробуждению магического дара произойдет тогда, когда ты потеряешь невинность.

Должно быть, вид у меня сделался ошалелый. Во взгляде Тёрна впервые промелькнуло что-то похожее на сочувствие.

— Я понимаю, что юной девушке нелегко сразу решиться на этот шаг, — медленно произнес он. — Я не стану торопить. Две-три недели…

Две-три недели? Серьезно?

Я вдруг ясно представила, как это будет. Тёрн лишит меня невинности с тем же выражением лица, с каким ощупывал мою раненую ногу — так, будто совершает некую медицинскую процедуру. Движения его будут размеренными, а глаза пустыми и безразличными. «Молчи», — прикажет он, запрещая стонать, и накроет мой рот своей холодной рукой. Темные волосы, свалявшиеся сосульками, будут щекотать лицо…