Сборник произведений похожий на книгу - „Новый мир для лиловой Кошки“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Новый мир для лиловой Кошки | Cтраница 5

Потянула за ручку на себя и тут её чуть не сбило с ног кем-то вылетевшим оттуда. В девушку врезалось детское угловатое тельце, оплетая её руками и ногами. Антонина даже крякнула от неожиданности, но смогла удержать ребёнка, не такого уж и маленького, судя по ощущениям. Наверно где-то лет девяти-десяти. Её находка тряслась и всхлипывала, продолжая лопотать что-то на незнакомом ей языке, прижимаясь так сильно, что она едва могла дышать. Положила одну ладонь на спутанную копну волос, а другую на тонкие плечики, поглаживая и пытаясь успокоить.

— Ну что ты. Прекращай плакать. Всё хорошо, всё закончилось. Сейчас мы с тобой найдём выход отсюда, не плачь. — Тоня кое-как отодрала от себя продолжающую рыдать девочку, как ей показалось, и, взяв за руку, повела дальше к свету.

Они даже прошли пару метров, а потом это чудо лохматое резко затормозило и потащило её куда-то. Как оказалось, к очередной двери.

— О нет! Опять? Вот мне интересно, это я такая догадливая, или моё воображение таки спроэцировалось в реальность. — бормоча себе под нос, Антонина всё-таки подошла ближе и снова прильнула ухом. А вот её находка принялась выстукивать какой-то ритм и тихонечко что-то говорить. И снова шаги за дверью, и снова детский голос. Да что же это такое? Что за тварь держит детей в тёмном подвале? Девушка опять принялась ковырятся в замке, приговаривая — И тебя выпустим, и тебя откроем.

Ситуация с дверью повторялась ещё дважды. Когда Антонина таки добрела до конца коридора, за ней след в след семенили, жмущиеся друг к другу, четыре трясущиеся девчонки. Она ни черта не понимала из того, что они ей говорили, их язык ей был совершенно незнаком, разве что немного на испанский похож. Её тоже не понимали, отвечая на все вопросы удивлённым молчанием. Правда, когда девушка прижала палец к губам, все четыре дружно закивали головами. Ладно. И на том спасибо. А то мало ли.

Коридор заканчивался поворотом. Она, махнув своим нежданным подопечным, чтобы не высовывались, осторожно выглянула сама. И теперь уже смогла хоть немного разглядеть каменные стены и грязный пол, а ещё в свете самого настоящего факела, висящего на стене на расстоянии где-то восьми метров от них, было видно ступеньки, ведущие куда-то наверх. Неужели выход? Постояла пару минут, прислушиваясь, и ничего подозрительного не услышала. Вечно тут ждать нельзя. Вот только что с девчонками делать? Наверное стоит разведать, что там к чему, а то как бы не нарваться на ещё большие неприятности.

С помощью жестов, велела им оставаться на месте. Кажется поняли. Вон как прижались к стенке. А сама побежала к выходу, сунув импровизированные отмычки в карман джинсов. Так. Ступеньки действительно заканчивались дверью. Но прежде чем выходить, Тоня должна убедиться, что там нет опасности. Возле подножия каменной лестницы, она снова замерла, прислушиваясь, но, кроме потрескивания факела и собственного дыхания, никаких других звуков не уловила. Осторожно ступая, пошла наверх, радуясь мягкой подошве любимых кроссовок, чтобы, уже в который раз за сегодняшний день, прильнуть ухом к двери. Тишина.

Судя по петлям, открывать нужно внутрь. Тоня ухватилась за холодный шершавый метал ручки и, решившись, тихонько потянула на себя. Хоть бы опять не заскрипело!

А там снова коридор и снова каменные стены, только света побольше. И опять факелы на стенах. Прям средневековый замок какой-то. И даже никаких следов присутствия электричества. Ни люстр, ни розеток, ни даже лампочек. А так ещё бывает, вообще?

И куда дальше? Если поначалу ей казалось, что достаточно найти выход из подземелья, то теперь, Тоня с мрачной обречённостью поняла, что этим проблемы не заканчиваются. Тащить с собой детей неизвестно куда, наверное неразумно. Только куда ж их деть? Не засовывать же обратно в тёмные камеры. Ей даже представить сложно было, что они чувствовали сидя там в кромешной темноте, да ещё по одиночке. Когда она с ними отсюда выберется, девчонкам не обойтись без помощи психологов. Только бы с ними чего похуже не делали.

Антонина заставила себя закрыть дверь обратно. Обернулась и уже более внимательно осмотрела лестницу и подвал. Слева ступеньки не доходили до стены и виднелось пустое пространство, утопающее в тени. Может тут и каморка какая имеется, как у Гарри Поттера? Сбежала вниз и попробовала снять с крепления средневековое средство освещения. Удалось без проблем, так что вскоре Тоня уже обследовала, хоть и пыльный, но весьма подходящий для её целей, проём под лестницей.

Приняв решение, побежала обратно, с удивлением отметив, что её контуженное состояние уже почти прошло. Больше того, она чувствовала себя полной сил, забыв, даже, про голод и жажду. Наверное, это всё на адреналине и нервах. Девочки ждали там, где она их и оставила. Теперь, при свете факела, Тоня в полной мере оценила плачевное состояние несчастных детей. Внутри горячо вскипело знакомое чувство ярости. Убить сволочь! Худенькие щуплые тела, покрытые грязью и запёкшейся кровью, спутанные колтуны вместо волос и огромные испуганные глаза. Теперь она уже даже желала встретить этого утырка, чтобы оторвать ему причиндалы и переламать руки,

Увидев её, маленькие узницы поначалу испуганно шарахнулись, а потом, признав, бросились стайкой, облепив ошарашенную девушку.

— Эй, вы чего? Раздавите. — она так и застыла, как статуя свободы, с поднятым в руке факелом.

В ответ раздался дружный, в четыре голоса, лепет, но Тоня быстро это пресекла, высвободив вторую руку и прижав палец к губам. Поднесла свой источник света выше, чтобы разглядеть коридор с камерами. Может там ещё кто-то есть? Проверить нужно, что она и сделала, освободившись из крепких обнимашек. Помимо их камер, обнаружилась ещё одна, но пустая. Девушка, также, заглянула в каждую из тех, где сидели её подопечные, не обнаружив больше никого.

Успокоившись на этот счёт, невольная спасительница вернулась к сбившимся в кучку девочкам, чтобы жестами позвать за собой. Вскоре она уже изо всех сил пыталась объяснить им, почему они должны спрятаться под ступеньками. Показывая на дверь, она скрючила пальцы и изобразила злодея, как могла, кривляясь и гримасничая. Потом показала на себя и приложила руку козырьком ко лбу, будто выглядывая что-то.

— Поняли? И вот что мне с вами делать? И где только взялись, иностранки мелкие? — она выжидающе уставилась на чумазые личики, на которых кое-где виднелись кровоподтёки. Одна, кажется, поняла, потому что закивала и показала на них всех, потом на дыру, в которую, Тоня пыталась их засунуть и приложила палец к губам.

— Ок. Это уже лучше. Теперь дальше. — девушка снова ткнула в себя пальцем и тихонечко свистнула, потом обвела их рукой и показала пальцами бегущие ноги и указала на дверь. — Поняли? — и снова утвердительные кивки и даже несмелые улыбки. — Мои ж вы умницы! Всё, полезайте прятаться, пока Кошка на разведку сходит.

Она принялась их заталкивать под лестницу, но четыре детских тельца снова прильнули к ней в поисках утешения. Правда ненадолго, потом сразу отпустили и прошмыгнули в тёмный проём, усевшись там в самый дальний уголочек.

— Почувствуй себя наседкой, да? Ну ждите тогда, цыплятки. Я вернусь.