Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 8

— Это как же ты будешь сопротивляться супружеским обязанностям? — хмыкнула Росинка.

— Есть добрая старая пословица: «Сучка не захочет, кобелёк не вскочит».

— Тогда ему прямая дорога к старым сучкам, которые только рады будут разбросать свои ляжки пошире, глупая курица.

Лера выставила фигу.

— Ну уж нет. Я этого не позволю. Я гайки быстро закручу. Папа этого так просто не оставит.

Росинка не могла сдержать смех, даже присела на стул.

— Валерка, ты рассуждаешь, как ребёнок. Уясни себе — у замужней женщины есть много обязательств, она хранительница домашнего очага.

— Да просто отец хочет поскорее сбыть меня с рук. Надоела я ему. Вот пусть теперь и расхлебывает. И он, и этот Котенков, и эта его дура-невеста — чтоб им всем пусто было.

Я всем устрою райскую жизнь.

Девушка открыла бутылку с вином и достала широкие хрустальные бокалы.

— Погоди, давай сначала накроем на стол, сядем, и тогда уж отметим твой успех на рынке невест. — Росинка отодвинула бокалы подальше и положила перед Лерой разделочную доску и нож. — Режь грибы и лук.

Если бы не умелые руки Росинки, они, наверное, сели б ужинать ещё нескоро. Наконец, стол был накрыт темно-бордовой скатертью, тарелки и столовые приборы разложены по порядку. Лера даже достала серебряные подсвечники, и теперь кухня уютно освещалась двумя свечами. Как-то само собой девушке вспомнилось, как правильно сервировать стол. Это было так давно, ещё при жизни мамы, когда гувернантка Катя обучала ее правилам этикета и всякой остальной ерунде. Неужели вся эта чушь накрепко застряла на подкорке? Все это Лера проделывала на автомате — ей не терпелось поскорее сесть за стол — желудок настойчиво урчал, и во рту усилилось слюноотделение.

— Я больше не могу ждать! — простонала, плюхаясь на стул. — Слюной изошлась...

— Вот видишь как приятно есть то, что приготовлено своими руками, — Росинка, улыбаясь, взяла вино и разлила по бокалам.

— Глупости. Мне все равно, кто готовит, когда я хочу жрать.

Подруги рассмеялись и, подняв бокалы, чокнулись.

— Ну так что, Валерка, когда свадьба?

— Думаю, совсем скоро. И я не хочу ждать по полгода. Не понимаю, как можно выбирать платье так долго? Все должно быть просто и со вкусом. Хороший ресторан, не очень много гостей — ненавижу халявщиков и репортеров, платье выпишу себе из Италии, а моя белошвейка Лиля подгонит его по фигуре.

— Но она же в Испании!

— Подумаешь, — Лера пожала плечами. — Сгоняю на пару дней.

Они замолчали. Лера — набросившись на свой сочный кусок мяса, а Росинка — наблюдая за подругой с лёгкой улыбкой.

— А что твой жених думает обо всем этом?

— Почём я знаю? — проглатывая пищу, пробормотала Валерия. Отмахнулась от подруги.

— Рос, не порть аппетит. Ещё не хватало подавиться и помереть, не увидев суженого.

Они прекрасно провели время за ужином, затем устроились на диване с айпадом в руках, выискивая информацию про новоиспеченного жениха Леры и его бывшую невесту. То, что Михаил Котенков станет мужем Валерии Самойловой, не вызывало у девушки сомнений.

Глава 8

В ту ночь Михаил долго не мог заснуть. Сначала стоял в кухне, тупо пялясь в темноту за окном. Затем, стараясь не издавать лишнего шума, пробрался обратно в спальню. Ксюшка спала сном праведника. Мужчина прилёг с краю, натянул на себя одеяло. Сон не шёл, да и какой, к черту, может быть сон?! Очередной кошмар?

Он перевернулся на спину. По потолку то и дело пробегали полосы света от проезжавших машин. Михаил попытался их считать в надежде, что его сморит, но какое там... Господи, как такое могло с ним произойти? Почему? Почему он?

Мужчина покосился на тихо посапывавшую девушку. У него же есть невеста, что он теперь должен ей сказать: «Извини, дорогая, передумал, женюсь на другой»?

Да, по-хорошему — он вообще не собирался жениться. Ему и так было удобно и хорошо

— Ксюшка под боком, и иногда с ребятами девочек снять, поразвлечься. Мама настояла

— хозяйка прекрасная, чистюля, тебя любит, из хорошей семьи. Тьфу! Чего он повелся тогда? Сейчас проблем бы не было, а так вся элита уже знает. Вон партнеры из Англии и Швейцарии уже телефон оборвали — поздравляют.

Да — Ксюшка отличная девушка. И красивая, и фигурка — супер, хозяйка от бога. Мамуля в ней души не чает. Михаил задумался. Черт, а чего ему, вообще, надо, если у него идеальная баба под боком спит? Мужчина прикоснулся к ее плечу, прохладной коже. Слегка поправил лямку ночной рубашки. Ночной рубашки, блин. А ведь Ксюха ещё никогда голой не спала с ним, так, чтобы их обнаженные тела сливались друг с другом, впечатывались в страсти и чтобы жар ощущался, а не этот дорогой и холодный шёлк. Да и какая с ней страсть...

Михаил едва сдержал глубокий вздох — вдруг разбудит девчонку. Почему именно сейчас он задумался над этим, почему не раньше? Он не хочет Ксюшку. Ну совсем не хочет. И, может быть, поэтому так нравилось раз в месяц участвовать с друзьями в их небольших оргиях с элитными проститутками. По крайней мере, каждая из них знала своё дело и, в отличие от его невесты, виртуозно исполняла глубокий минет.

А утром проснулся поздно, с удручающе-тупой головной болью. С кухни доносился запах кофе — Ксюшка готовила завтрак. Родная его девочка. Пусть Михаил не чувствовал к ней любви, как описывают в любовных романах, но ведь это чувство бывает таким разным. Любовь к женщине, любовь к ребёнку, к другу, к матери... Так, стоп. Так можно додуматься до чего угодно.

Михаил нащупал на полу тапки, встал, потянулся. Глянув на часы, замер. Десятый час! Твою ж мать, он проспал! Почему Ксю не разбудила его?

— Ксюшка! — крикнул и рванул в ванную. Ответа не было. Наскоро умывшись, Михаил бросил взгляд на вешалку. Девушка обычно готовила ему одежду с вечера. Быстро одевшись, мужчина растерянно посмотрел на галстук у себя в руке. Что делать с ним — он не имел понятия. — Ксю! — крикнул ещё раз и нетерпеливо прошёл в кухню.

Девушки не было. На столе под накрытым блюдцем завтраком лежала записка: «Прости, милый, не смогла добудиться. Ушла на работу».

Волна раздражения внезапно начала подниматься и заполнять грудную клетку. Ушла на работу! А ему что, не надо на работу?! Хоть бы усилия приложила, что ли!

Михаил налил остывший кофе в чашку, сделал глоток и, не выдержав отвратительный вкус, вылил остатки в раковину. Ничего, сейчас придёт на работу, Арина сварит хороший и крепкий.

Мать вашу!

Глянув на телефон, Михаил ужаснулся. Звонков десять от его личного помощника. Теперь он вспомнил о назначенной встрече с главой крупного банка. Она должна была состояться уже сорок минут назад!

Дорога до офиса заняла непомерное количество времени — долбанные московские пробки, строительные работы, еще какая-то фигня! Когда Михаил Котенков влетел в свой офис, Арина виновато поглядела на него своими большими, темными, как вишня, глазами: