Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 37

Мужик нахмурился, указал на часы.

— Хватит отлынивать. И так опоздала на полчаса. Несладко тебе придётся, девочка.

— Ну это несерьезно... — пробормотала девушка.

Быстрым движением Егор стянул с полки чёрные боксерские перчатки, протянул Лере.

— Я все вижу в твоих глазах. У тебя не только на голове языки пламени, но и в глазах. Кажется, погладь тебя против шерстки, и ты взорвешься. Злишься, да? — мужчина рассмеялся, положил свою до синевы татуированную руку ей на плечо. — Можешь не отвечать. Проходи.

Какой харизматичный мужик!

Пока нерешительно шла следом за Егором, разглядывала его литую, перевитую мышцами спину, мощные плечи, представила, как раскидывал ту толпу хулиганов, о которых рассказывала Рита.

Он остановился у подвешенного мешка:

— Придётся тебе чуть подучиться технике, но я уже вижу, что ты все схватываешь на лету. Умничка.

Лера пожала плечами.

— Как это? Причём тут ум? Это тоже у меня в глазах высвечивается?

Егор не стал отвечать.

— Для начала тебе придётся отработать за опоздание. Двадцать пять минут? — его губы тронула усмешка. — Двадцать пять отжиманий.

— Чего-о-о?

— Угу. Давай сюда свою сумку, она тебе ещё час не пригодится.

— Но я... я не готова...

— На тебе свободные брюки, майка, туфли можешь снять. Вот и все. Просто в следующий раз получше подготовься. Спортивный бюстгальтер, майку полегче, шорты.

— А кто-то решил, что будет следующий раз?

— Лера, не тяни резину. Если ты ещё здесь, значит будешь здесь и завтра, и послезавтра. Девушка рассмеялась.

— Ладно, чего там надо делать?

Глава 34

Сказать, что ей было тяжело — это ничего не сказать. Уже выйдя на солнечный свет, слегка прихрамывая, Лера вдруг поняла, что уже три года не давала своему телу физическую нагрузку. Лежала перед телевизором, просматривая турецкие сериалы и закидывая в рот чипсы. Максимальное упражнение — дойти до машины, а от машины до Росинкиного дома, где ее ждали ещё более приятные упражнения — поднятие ложки от тарелки ко рту.

Лера трясущейся рукой открыла дверцу машины и со стоном упала на сиденье.

Откинулась на спинку и с минуту прислушивалась к своему телу. Казалось, не было ни одной мышцы, которую она бы не ощущала болезненной. Первые десять минут девушка ещё считала, сколько она сделала отжиманий и приседаний, но потом сбилась со счета. Когда Егор обвязал ей руки и запястья эластичными бинтами и помог надеть перчатки, ей показалось, что она попала в рай. Мешок неожиданно оказался твёрдым и тяжелым и даже близко в воображении не напоминал мужские причиндалы. Зато уже спустя полчаса его избиения девушка почувствовала приятное удовлетворение и головокружительную радость.

Сейчас же, сидя в машине, она начинала думать, что ошиблась. Какая, нафиг, может быть радость от того, что все тело болит так, словно тебя переехали катком?

Егор сказал, что ждёт ее через два дня и посоветовал принять горячую ванну. Лера тяжело вздохнула, поворачивая ключ в замке зажигания. Как бы ещё добраться до этой чертовой ванны.

На следующий день было ещё хуже. Три часа, проведённые в джакузи не уменьшили боли в мышцах, но, как ни странно, у Леры с утра было приподнятое настроение. Вчера, лёжа в пенистой ароматной воде, она долго раздумывала о событиях дня. Та злость, душившая ее

после разговора с будущей свекровью, ушла, и теперь девушке неожиданно захотелось принять предложение Веры Павловны, испытать себя, принять вызов.

Боясь передумать, она набрала ее номер, оставшийся в памяти мобильника. Только и сказала ей коротко:

— Передайте Маше, что у меня есть свободные несколько часов завтра.

И тут же повесила трубку, испугавшись, что скажет что-нибудь лишнее.

***

Девушки шли по торговому центру бок о бок с той, которая стала женой Кирилла. Чрезмерный аромат духов — кажется, «Delices» от Картье — забивался в ноздри Леры, заставляя ее еле сдерживать желание громко чихнуть. Они практически не разговаривали. Да и о чем? Хоть и ходили на одни и те же тусовки, но у каждой был свой собственный круг общения. К тому же Лера, не подумав, надела туфли на каблуках и теперь мучилась, еле перебирая ногами.

— Давай зайдём в тот бутик, там много качественной одежды для таких девушек, как ты. Я помогу тебе подобрать.

Как только они вошли внутрь, немедленно были атакованы заботливыми продавщицами.

— Что вас интересует?

Маша критически оглядела Леру, повернулась к двум выжидающе застывшим женщинам.

— Платья. Длина ниже колен, ну и что бы цвет был, мм, думаю что -то яркое. И аксессуары, пожалуйста. — Уже через пять минут они вывесили перед ними несколько платьев и костюмов от «Aritzia» и «^scar de La Renta». — Дорогая, возьми вот это синее платье. Оно прекрасно подойдёт тебе для коктейля. Для девичника.

— Не кажется ли тебе, что оно больше напоминает мешок? — Лера приложила его к себе, с сомнением оглядывая своё отражение в зеркале.

— Знаешь, надо принимать себя такую, как ты есть — не больше, не меньше. К сожалению, в магазинах выбора больше для совсем худышек, на тебя сложно что-либо найти.

Хамка! Лера выдавила из себя улыбку. Мышечная боль напомнила ей о боксерской груше, которую она вчера яростно долбила. Пожалуй, она вернётся к Егору уже завтра, и плевать на то, что ее тело ещё не готово к столь интенсивным нагрузкам.

— Хорошо, отнесите в примерочную, — девушка обернулась к продавцам. — Что ещё посоветуешь, сестрёнка?

— Ну вот, например, этот брючный костюмчик. Для осени то, что надо.

— Боюсь, что мне он будет мал.

— Не волнуйся, зато прекрасно подчеркнёт нужное.

— И ненужное... — пробормотала Лера.

— И ещё нам нужны туфли, желательно на широком каблуке. — Лера подняла брови. — Просто, чтобы ты не упала и чувствовала себя комфортно. Знаешь, вся эта предсвадебная кутерьма забирает уйму сил. Да, нам же ещё надо выбрать свадебное платье, и я знаю отличный салон...

Они провели в магазине чуть ли не полдня. Салон её «Shelby» уже перестал вмещать покупки.

— Спасибо, Машенька, — Лера, улыбнувшись, обняла девушку. — Что бы я делала без тебя?

— Ой, я так рада, что угодила! В этих обновках ты будешь просто шикарно выглядеть! Мой брательник будет в восторге!

Они распрощались, и Лера села в машину. Ей не терпелось поскорее оказаться дома, завалиться в просторную джакузи и позвонить Росинке. А завтра она отобьёт все почки у боксерской груши.

Михаил вышел на серую унылую улицу. Холодный туман сразу же обложил со всех сторон, заползая в глаза, нос, уши. Лондонский сентябрь. Самое отвратительное время года и самое худшее место для этого месяца. Настроение тоже никак не поднималось. Мужчине ужасно хотелось обратно в Москву точно так же, как два с половиной месяца назад хотелось в Лондон. Сидя в своём небольшом кабинете перед монитором компьютера, ему казалось, что он замурован в электронной тюрьме. От цифр и диаграмм под конец дня мельтешило в глазах. В последнее время ему уже даже не хотелось ни пива после работы, ни необременительного секса с Сандрой. Каждую пятницу Михаил, входя в свою квартиру, запирался на ключ, с трудом заставляя себя снять одежду, пойти в душ, приготовить себе ужин. Казалось, дыра депрессии засасывала его в свои чёрные недра.