Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 29

— Она беременная? — спросила тогда Лера.

— Нет, ну что ты, я ее и видел всего один раз, и то издалека, — пришлось врать, и от этого ему стало страшно.

Что если Лера узнает, что он все это время трахал всех баб подряд? Ну а как иначе, когда каждый раз, прощаясь вечером с невестой, Кирилл уходил со стоящим колом членом. Откуда ему было знать, молодому юристу, что милая развратная девчонка-секретарша в его ещё тогда новом офисе, сестра босса. Что было потом, Кирилл помнил плохо. Валерия велела ему подняться, бросила в него обручальным кольцом и, открыв дверь, вытолкала его наружу. Он не мог поверить, что Лера не поняла его — всего надо потерпеть года три, и можно было начать их семейный бизнес, как они и собирались. Кирилл планировал раскрутиться в большом концерне Котенкова, обрасти деловыми связями — это просто не то время, чтобы бросать такую возможность коту под хвост.

В последующие несколько дней молодой человек оборвал телефон, пытаясь дозвониться до Леры, поговорить с ней, убедить ее подождать. Они могли бы продолжать встречаться

— втайне, конечно, но все же видеться друг с другом... но все было впустую.

Маша дрожащими руками натягивала колготки, время от времени бросая взгляды на дверь. За все три года замужества она еще никогда не видела Кирилла в таком бешенстве.

А как он вцепился в ее руку! Маша потёрла красное пятно на запястье. Нет уж, она, пожалуй, свалит из дома пока муж придёт в чувства. Как назло, Ксюшка куда-то умотала, скорее всего «зализывать» душевные раны. Оставался один вариант — ехать к маме.

На губах Маши замерцала лёгкая улыбка при одной мысли, что там ее встретит домашняя еда, задушевный разговор и забота. В последнее время девушка никак не могла выбрать время, чтобы навестить родительницу, так, перезванивались раз в неделю на пару слов. Даже когда брательник неожиданно объявил о помолвке с Самойловой, девушка обсудила с матерью эту новость мимоходом — всем ее вниманием завладела раздавленная и униженная Ксюха.

Перед тем как уйти из дома, Маша покосилась на дверь, за которой ещё раздавалась ругань. Чертов придурок! Кирилл ужасно бесил Машу уже в течении полгода. Что это за семья, когда ей приходится ждать его вечерами, а он приходит так поздно, что она даже не чувствует его присутствие в постели? А утром наскоро перекусит и бегом на работу. И ни ласкового слова, ни вопросов как прошёл ее день — словно она пустое место. Ничего, дождётся приезда Мишки и поговорит с ним. Пусть не заваливает ее мужа работой.

Дороги, как обычно в это время дня, были забиты. С трудом добравшись до Киевской, девушка свернула в переулок, где в одном из старых, ещё сталинских застроек домов, находилась мамина квартира. Стук каблучков по широким каменным ступеням разливался по подъезду эхом. Поднявшись к сетчатой шахте лифта, Маша от неожиданности вздрогнула, увидев стоявшего средних лет мужчину.

— Извините, не хотел вас напугать, — он улыбнулся. Открыв дверцу прибывшего лифта, пропустил девушку вперёд. — Вам какой этаж?

— Шестой.

— Хм, и мне шестой.

«Надо же, какое совпадение», — подумала Маша, исподволь разглядывая мужчину. Интересный, хоть на голове растительности почти нет, глаза такие необычные — яркоголубые, аж сияют бирюзой на загорелом лице. Наверное

в гости к соседям — в руках бутылка дорогого вина и небольшой, но какой-то причудливый букет цветов.

Трясущийся старый лифт остановился на нужном этаже, мужчина распахнул лязгнувшую металлическую дверь, с улыбкой предлагая Маше пройти вперёд. Девушка остановилась перед дверью квартиры, передернула плечами, чувствуя на себе взгляд этого человека. Обернулась — мужчина стоял чуть позади, взгляд слегка растерянный.

— Вы к Вере Павловне? — наконец, спросил он.

Маша кивнула, нажала на кнопку звонка.

— Да, это моя мама.

По ту сторону двери раздался торопливый стук каблучков:

— Одну минуточку! — Щелчок замка, Вера Павловна открыла дверь. — Маша? — она растерянно переводила взгляд с лица дочери на мужчину. — Что ты здесь делаешь? Ох, проходите Лев Степанович... — В просторном холле возникло неловкое молчание. Все трое смотрели друг на друга, не зная, что сказать. Наконец, женщина, выдохнув, произнесла: — Знакомьтесь, это моя дочь Мария, а это Лев Степанович... Самойлов.

Мужчина кивнул, а Мария на секунду застыла, разглядывая его. Это сам Самойлов, отец Лерки? Вот так встреча!

— Мам, извини, я не думала, что ты планировала свидание, — в дверях гостиной шепнула дочь на ухо Вере Павловне. — Он что, твой хахаль?

Женщина шикнула на неё:

— Не говори ерунды, нам нужно обсудить некоторые вопросы. Лучше поставь цветы в вазу. Едва девушка скрылась в кухне, Вера Павловна виновато улыбнулась: — Извините, Лев. Не ожидала, что дочь решит навестить меня сегодня.

— Ерунда, Вер, это даже хорошо, что она здесь. Рано или поздно нам надо знакомиться. Вера Павловна в ответ улыбнулась.

— Тогда прошу к столу.

Женщина достала тарелку и ещё приборы. Пока ставила посуду на стол, поглядывала на Льва Степановича, отмечая про себя его импозантный вид. Как странно, что у такого респектабельного мужчины такая несносная дочь. Может быть, сегодняшний вечер, проведённый вместе, даст ответ на мучивший ее вопрос — как мог ее сын влюбиться в Леру Самойлову.

Глава 27

Когда Маша вошла в комнату, мама и ее будущий родственник уже сидели за столом и о чем-то говорили вполголоса. Едва девушка подошла к столу, Лев Степанович вскочил и отодвинул для неё стул.

— Значит, вы и есть та самая Маша? — улыбнулся он, сверкая белоснежными ровными зубами.

— Да, я Маша.

Мужчина с минуту разглядывал девушку. Вот она та, на которую польстился жених его Лерки. Ничего особенного — миленькая, конечно, но и только. После первой встречи с Верой Лев Степанович запросил подробное досье на все окружение Михаила Котенкова, ругая себя на чем свет стоит, что не сделал этого намного раньше. Теперь для него уже не было секретом, почему Валерия остановила выбор на Михаиле Котенкове, и он опасался, как бы его дочь не наломала дров, не ушиблась больно. Михаил и раньше нравился Льву Степановичу как бизнесмен, а теперь и как человек — спокойный, рассудительный, честный. А вот Лерка — увидит ли она эти качества в нем или в душе у неё только мысли о возмездии?

Вы, наверное, ровесница моей дочери... — сказал Лев Степанович.

— О да, мы с Лерой одного возраста.

— Ты знакома с Валерией? — вмешалась в разговор Вера Павловна.

Девушка пожала плечами.

— Ну мам, конечно, знакома! Кто не знает эту... — она осеклась, бросила быстрый взгляд на гостя. — Мы же тусуемся в одних и тех же местах.

Вера Павловна почувствовала, как ее лицо заливает краска смущения.