Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 28

— Как его бизнес? — Рита заметила, как сузились глаза девушки.

— Как видишь, прекрасно. Если я смогла посетить твою дорогую сессию, то дела у папочки идут. К тому же скоро ему уже не придётся тратиться на меня.

— Ох, Лерочка, ты никак нашла себе работу по душе?

— Работу? Пфф, смеёшься? Скорее, я нашла спонсора — выхожу замуж.

Рита покачала головой, улыбнулась.

— Ну а ты говорила, что у тебя ничего нового не происходит. Я поздравляю тебя от всей души. Могу я узнать кто он?

— А, один урод, который задолжал мне. Не стоит даже упоминать его имя.

— Ну-ка, ну-ка, дорогая, признавайся, за что ты так его невзлюбила?

Лера со вздохом вновь забралась в кресло.

— Ладно, коли тебе нечем больше заняться... Да, и кофейку мне сделай, пожалуйста.

Пока Рита отдавала распоряжение помощнице, Лера устроилась поудобнее.

— Ну, дорогая, — как только чашечка с горячим ароматным напитком оказалась перед Лерой, Рита уселась на подоконник и приготовилась слушать: — что же заставило тебя сменить своё семейное положение? На страстную любовь не очень похоже.

— Рит, отец не оставил мне выбора — или я выхожу замуж, или отрезает меня от кормушки. Ну как? Даже не могу представить себя сидящей в офисе целых восемь часов. Вот если бы там установили кровать... — Лера тяжело вздохнула. — Вернее, он выбор мне дал из каких-то трех ублюдочных недоносков. Ну я и выбрала себе пару.

— Он к тебе плохо относится? Почему ты так яростно ждёшь какой-то расплаты?

— Он? — Лера уже открыла рот, желая разразиться руганью в адрес своего жениха, припоминая ему всякие гадости, но почему-то в памяти возникали только жадные губы Котенкова, словно стихия обрушившиеся на ее рот. Рита в ожидании продолжения рассказа, внимательно следила за сменой выражения лица Валерии. — В общем, это старая история. Связанная с Кириллом.

— Даже так? И что же за история.

— Именно из-за него Кирка бросил меня.

— Он гей?

Лера горестно рассмеялась.

— Лучше бы он им был. Нет, Рит, он заставил моего Кирюшку бросить меня и жениться на его сеструхе. Поэтому я и выбрала этого сукиного сына. Пусть побудет в моей шкуре.

— Девушка встала с кресла. — Ладно, я что-то совсем уморилась, — она поставила на стол чашку с недопитым кофе. — Поеду я, Рит. Хорошо потрепались, спасибо.

— Заходи на следующей неделе, — Рита прошла к двери, открыла ее.

Лера усмехнулась.

— Не думаю, хотя приятно было повидаться. Заодно выспалась.

Рита закрыла за пациенткой дверь и прислонилась к ней спиной. На губах мерцала довольная улыбка. Она надеялась, что ее новая техника гипноза сработала. Во всяком случае, ей так показалось в тот момент, когда она смотрела на умиротворенное лицо Валерии, погружённой в состояние транса.

Глава 26

Кирилл матерно выругался, отбросил свежий номер модного журнала в сторону и, вскочив с кресла, забегал по комнате. Мария с минуту смотрела на мужа широко открытыми глазами. Она только что закончила весёлый разговор по телефону с одной из своих подруг, и внезапная резкая смена в настроении Кирилла заставила ее замереть на месте.

— Твою мать, — бормотал тот, в отчаянии сжимая голову обеими руками. — Йохарный Бабай!

— Кирилл? С тобой все нормально?

— Нет! — рыкнул он, резко поворачиваясь к жене и хватая ее за плечи.— Ты знаешь, на ком женится твой брат?

Маша повела плечами, освобождаясь от пальцев, неприятно впившихся в ее тело.

— Это не для кого ни секрет. Я только об этом и говорю целыми днями, и если бы ты больше внимания уделял тому, чем интересуется твоя дражайшая супруга... — она не договорила, вскрикнула от новой вспышки гнева.

— Почему я только узнал об этом? — Его пальцы сжались на запястье молодой женщины.

— Кирилл, отпусти меня, мне больно...

— Да это просто капец, Машка!

— Я ничего не понимаю, Кир. Что произошло? Причём тут мой брат? Да и какая тебе разница на ком он женится? Главное — не на мужике.

— Да лучше бы на мужике... — простонал Кирилл.

Подойдя к барной стойке, он ливанул из бутылки в широкий стакан золотистой жидкости и залпом опорожнил его.

— Кирилл, уже целая неделя прошла после объявления помолвки моего брата с дочкой Самойлова. Это уже старые новости. Уже и в сетях все угомонились. Может тебе всё-таки следует не только на своей работе пропадать?

— Да, — мужчина выдохнул. — Да, ты права. Черт. Оставь меня. Мне надо подумать...

Маша беспрекословно подчинилась. Ей и самой хотелось как можно скорее улизнуть подальше от странно разъяренного мужа.

Оставшись один, Кирилл с досады сбросил со стола все лежавшие на нем бумаги и газеты. Черт! Откуда она, Лерка, свалилась на его голову? Он так старательно избегал с ней встречи, а теперь она станет его родственницей. А что если она сунет свой нос в бизнес? Тогда все, пиши пропало. Ведь для неё — лучшей студентки с их потока, с ее аналитическими умом, все комбинации Кирилла шиты белыми нитками. Молодой человек выхватил сигарету из пачки, закурил и вышел на балкон.

Эх, Лерка, Лерка, какая ты стала? Он вдруг почувствовал невероятную тоску. Все эти три года он нарочно избегал места, где они когда-то бывали вместе, упоминаний о Валерии, всяческими способами пытался вычеркнуть думы о своей первой любви навсегда. И вот

— она сама, словно возмездие за его малодушную трусость, скоро вольётся в их семью. И накроется его спокойная жизнь медным тазом.

Кирилл стукнул кулаком по перилам лоджии. Воспоминания, которые он так старательно отгонял от себя, теперь, словно цунами, накрывали его с головой. Он так явно видел Леру перед собой, смущающуюся, робкую, чувствовал ее пальцы у себя на плечах, вкус ее губ. Он научил ее целоваться, он был ее первым мужчиной, жадно ласкал ее тело, для него она берегла девственность. Смеялась, отталкивая его, и иногда даже сердилась, когда Кирилл был слишком настойчив. Дурацкие устаревшие предрассудки — хранить невинность до свадьбы. Мужчина сжал кулаки. Интересно, кто стал Леркиным первым мужчиной? Он не хотел думать об этом, но мысль болью отдавались в груди так, что сбивалось дыхание.

Он помнил, словно это произошло вчера, как он пришёл к ней и сбивчиво стал что -то говорить про бизнес, про их будущее, фиктивный брак. Глаза Леры сделались такими бездонными, словно озерные омуты. Ее губы чуть приоткрылись, манящие, от которых невозможно было отказаться. Но они приоткрылись только для того, чтобы тихо, но твёрдо сказать «Пошёл вон!» Кирилл тогда упал перед ней на колени, умоляя понять, подождать до лучших времён, бормоча нелестные ругательства в сторону своего босса, который заставляет его жениться на своей сестре.