Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 24

Нежный цветочный аромат мгновенно одурманил его, и только когда он услышал слабый вздох, понял, что неоправданно долго держит ее руку в своей. Быстро прикоснулся к тыльной стороне ладони губами.

— Можете называть меня Лев.

— Ну тогда и вы называйте меня Вера.

— Не желаете ли аперитив?

— Знаете, Лев, с удовольствием, — женщина мило улыбалась. — Эти пробки так утомили. Мне просто необходимо расслабиться.

Они прошли к столу. Мужчина открыл бутылку земляничного «Шамбиризет» и налил в два бокала. Протянул один Вере Павловне:

— За приятное знакомство, — он слегка наклонился к ней.

Женщина кивнула.

— Да, согласна, Лев. Я надеюсь, оно и в дальнейшем будет приятным. Как-никак мы почти родственники. Хотя это так странно — я ведь ещё незнакома с вашей дочерью.

Мужчина рассмеялся.

— Ах, эта молодёжь. Всегда всё держат втайне от родителей, — он посмотрел на часы. — Должны подъехать с минуты на минуту.

— Миша сказал, что заедет за Валерией, — Вера Павловна сделала глоток вина, вопросительно поглядела на мужчину. — Лера, вероятно, работает в самом центре Москвы?

— Лера? Она не работает.

— Учится?

— Нет. Не учится, — похоже, он все испортил. Лев Степанович видел, как брови женщины сошлись на переносице. — Она окончила Оксфордский университет. — Вера Павловна облегченно вздохнула, и мужчина улыбнулся. — Моя дочь — единственное, что у меня есть. Я не скупился на то, чтобы дать ей прекрасное образование. У неё прекрасные результаты по окончанию университета, и ее специальность востребована и здесь, и за рубежом. Лерочка — юрист.

Женщина кивнула. Лев Степанович уже хотел продолжить расхваливать свою дочь, когда вошёл дворецкий и объявил что Валерия Львовна и господин Котенков прибыли.

Глава 23

Взгляд Льва Степановича переметнулся со вновь вошедших на Веру Павловну, и он в отчаянии закусил губу. Это полный крах. Ещё минуту назад мило улыбавшаяся женщина теперь напоминала жертву Медузы-Горгоны — ее лицо превратилось в неподвижную маску, а до этого веселые глаза потемнели. Да тут и было от чего окаменеть.

Лера, дочка! Что же ты чудишь, зачем?

Михаил Котенков и Лера стояли, держась за руки, и абсолютно не диссонировали друг с другом. Он в строгом костюме и накрахмаленной рубашке, модная стрижка, чисто выбрит, а Лера... откуда, черт побери, у неё этот ужасный наряд, похожий на разукрашенный мешок из под картошки, делающий девушку в три раза шире, чем она есть? А эти губищи вампира? Но самое главное — две тугие косички, навевавшие воспоминания о любимом в детстве фильме про Пеппи-Длинный-чулок.

Как ни странно, Котенков не выглядел несчастным. Наоборот, он казался довольным, положил руку на талию девушки и слегка привлёк ее к себе.

— Здравствуйте, Лев Степанович, мам, привет. Познакомься, это моя Лера.

Так как женщина продолжала стоять, Валерия сама шагнула к ней.

— Здравствуйте, мама, — она раскинула руки, заключая ошарашенную Веру Павловну в объятия.

Лев Степанович вопросительно вздёрнул бровь.

— Проходите, дети, к столу.

Мужчина грозно посмотрел на Леру, которая подмигнула ему из-за плеча матери Михаила.

— Ой, я так проголодалась! — девушка, наконец, ослабила хватку и бросилась к столу. — Целый день, кроме чипсов, ничего не ела. Что там у нас в меню? — она села за стол, приподняла крышку супницы. — Умм, какой офигительный аромат!

— Простите, Вера, девочка росла без матери и иногда это очень чувствуется. — Лев Степанович отодвинул для женщины стул.

— А знаете, самая главная изюминка моей невесты — это ее непосредственность, — бодро сказал Михаил, беря в руки бутылку вина, чтобы разлить по бокалам. — Сейчас очень редко встретишь таких натуральных девушек. Все притворяются кем-то или чем-то, а вот Валерия такая, какая есть.

— Правда? — хмыкнула Вера Павловна, с сомнением глядя на своего сына и его девушку.

— Значит, вы никем не притворяетесь?

— Нет, — она пожала плечами. — А на кой мне? Я ничто и никто.

— Ну наверняка, Лера, у вас есть какие-то достижения и цели?

— Чего можно достичь, сидя дома и просматривая мыльные оперы? Даже быть блогером в Инстаграме и то приелось.

— А разве вы не работаете? Ваш отец сказал, что у вас юридическое образование.

Лера рассмеялась.

— Ну и что? Просто хорошее образование — это модно. К тому же это было несложно — оно платное, а у папочки денег куры не клюют.

— Лера! — Лев Степанович поперхнулся.

— Работа — это не для меня. И цель в жизни у меня самая приземлённая — выйти замуж и жить как за каменной стеной.

За столом наступило молчание. Даже не было слышно позвякивания приборов.

— Миша... — Вера Павловна перевела растерянный взгляд на сына.

— Угу, — Михаил улыбнулся, обвёл присутствующих взглядом. — Все верно она говорит. Я всегда хотел, чтобы жена сидела дома. Ненавижу эмансипированных женщин.

Вера Павловна нервно улыбнулась и кивнула.

— Ну да, Лерочка будет встречать тебя горячим ужином. Я даже могу поделиться с ней рецептом твоих любимых пирожков.

— Чего? Каких ещё пирожков? Все эти вопросы к Лене, моей кухарке. Я по таким делам не спец.

— А вы со мной поделитесь, — попытался спасти ситуацию Лев Степанович. — Я сам с удовольствием повяжу на себя фартук и засучу рукава.

— Мам, перестань. Я ведь на Лере женюсь не из-за того, чтобы она пополняла семейный бюджет или готовила мне еду. Я просто очень ее люблю, — с этими словами Михаил обнял девушку за плечо, прикасаясь губами к её виску. — Ну ты и дрянь, — прошептал он ей на ухо.

— Давайте лучше перейдём к обсуждению свадебных вопросов.

Вера Павловна с трудом подавила тяжелый вздох. С укором поглядела на сына.

— Послезавтра я улетаю в Лондон и как только вернусь, мы сыграем свадьбу, — начал Михаил.

— Осенью... — вздохнула Лера. — Ненавижу это сопливое время года. И что, я должна надеть белое платье, чтобы извозюкать его в лужах?

— Лер, — Лев Степанович строго поглядел на дочь. — Никто не собирается водить тебя по лужам. Свадьбу справим в Барвихе — у меня там достаточно большой дом для гостей. И я уже приготовил молодым подарок. — Мужчина улыбнулся, кивнул дочери. — Я уверен, что ты, дочка, останешься довольна. И ты, Миша. Думаю, что все у вас будет хорошо. — Он посмотрел на Веру Павловну, которая теперь хранила молчание. Лицо ее было бледным и уставшим. — А давайте-ка, пока будут сервировать стол для десерта, я, Верочка, покажу вам свой сад? Уверен, что вам он очень понравится. Уже много лет я выращиваю розы.