Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 23

— И воды...

Когда Дина вернулась, держа в руках долгожданный стакан с живительной влагой, Лера уже спустила ноги с кровати. Ярко-оранжевые волосы спускались ей на лицо. Она протянула руку.

— Давай скорей...

Залпом опрокинула его.

Вчера в баре она вместе с закадычными подруженциями слишком интенсивно отмечала свою помолвку. Началось с обсуждения платья невесты, перемежаемое тостами, а перешло к планированию свадебного путешествия — куда лучше всего поехать. Закончился сабантуй тем, что бармен отказался им наливать и вызвал такси.

Ёж твою мать, ну чего папаше не сидится на работе? Неужели у него нет других дел, кроме как мчаться спозаранку через всю Москву? А сколько сейчас время?

Лера наморщила лоб в поисках телефона. Присвистнула. Ни фига себе, уже двенадцать. Значит, едет сюда в обеденный перерыв.

Ох, черт! Девушка окинула взглядом комнату, разбросанные на полу вещи, пустую посуду с присохшей едой, полупустой пакет чипсов. Опять придётся выслушивать нотации. Она встала и, с трудом передвигая ноги отправилась в ванную, по дороге окликнув горничную, чтобы та прибралась у неё в комнате.

Уже оттуда услышала звук открываемой двери, разговор горничной, голос отца. Наскоро пригладив волосы, плеснула холодной водой в лицо и вышла из ванной комнаты.

— Папа?

С минуту Лев Степанович разглядывал Леру, затем кивнул в сторону гостиной:

— Пройдём. Нам надо поговорить.

Лера послушно последовала за родителем. Она совершенно не ощущала в себе сил артачиться, хотя предпочла бы сейчас лечь обратно и дождаться завтрака в постель. Лев Степанович сел на диван, она расположилась напротив в кресле, подобрав под себя ноги.

Дина вошла следом за ними, держа в руках поднос с чашками, кофейником и круасанами. Лера сглотнула неприятный ком, застрявший в горле — запах еды сейчас был ей неприятен. Вот бы добротного рассольчика сейчас. Она уже повернулась, чтобы попросить горничную поискать что-нибудь подобное в холодильнике, когда отец строгим голосом спросил:

— Опять где-то шлялась вчера?

— Пап, ну что ты прям... — вяло пробормотала Лера. — С подружками в баре посидели, отметили мою помолвку, обсудили свадебные дела...

— Я надеюсь, хоть на свадьбе ты будешь прилично выглядеть?

— А разве сейчас я выгляжу настолько плохо?

— Отвратительно. Тебя за версту можно увидеть из-за этого ужасного цвета волос.

Может, пора уже сменить этот твой облик Арлекина на что-то более нейтральное и подходящее двадцатипятилетней девушке? — Лев Степанович сделал несколько глотков ароматного кофе. — Ты почти замужняя женщина, и должна вести себя пристойно. Кстати, сегодня по плану у нас знакомство с родителями жениха.

Лера закашлялась, подавившись круасаном.

— Какое ещё знакомство? Пап, ты с ума сошёл? Сегодня? Никуда я не пойду!

Отец рассмеялся.

— Конечно, пойдёшь. Сегодня в шесть вечера за тобой заедет твой избранник и отвезёт тебя к нам в коттедж, куда приедут родители жениха.

— Да я не готова! — Лера с ужасом оглядела себя, одетую во фланелевую пижаму.

— Ну значит подготовься. — Лев Степанович встал с дивана. — Заехал специально предупредить тебя. Твой Котенков через два дня улетает в Англию по делам и не вернётся до самой свадьбы. Сегодня единственный шанс встретится нам всем и обсудить вопросы, связанные с бракосочетанием.

Лера простонала, закрыв лицо ладонями. Ну как она будет готова уже через какие-то шесть часов, если и на ногах-то стоять как следует не может? Что за чертова спешка, в конце концов? Даже как следует подготовиться не дают. Ну и пусть. Пусть встречают Валерию Самойлову во всей её красе!

Глава 22

Михаил подъехал к дому Леры чуть раньше назначенного времени. Припарковав машину под кроной тенистого тополя, выключил двигатель и откинул сиденье. Ему надо слегка расслабиться перед встречей со своей нареченной. У мужчины было смутное подозрение, что сегодняшний вечер гладко не пройдёт.

И он не ошибся. Когда ровно в шесть дверь подъезда распахнулась, Михаил пожалел, что не обладал способностью растворяться в воздухе. Он пару раз моргнул, пытаясь понять, сон он видит или все происходит наяву. К его машине направлялась не девушка, а выряженное в какой-то цветастый мешок чудовище. На лице, казалось, были только губы

— настолько ярко-алыми и блестящими они были, а по бокам игриво болтались две оранжевые косички.

— Твою мать! — простонал Михаил. — Да что ж ты за стерва?!

Стиснув зубы, он открыл дверь и вышел из машины. Сейчас главное — не показать Валерии, что он в бешенстве. Ему и так было сложно убедить маму, что он дико влюблён в свою невесту, а сейчас...

— Привет, — ее напомаженные губы расплылись в широкой улыбке.

— Прекрасно выглядишь, — он приоткрыл дверцу, приглашая забраться на заднее сиденье. — Этот цвет тебе очень идёт.

По слегка обескураженному выражению лица Леры Михаил понял, что попал в точку — девушка ожидала совершенно другой реакции.

Они ехали молча. Мужчина включил лёгкую музыку, чтобы хоть немного расслабиться и отвлечься от невеселых мыслей. Уже спустя полчаса он увидит округлившиеся от ужаса глаза своей матери.

***

Лев Степанович подготовился к встрече с матерью Лериного жениха. Заранее узнал об этой женщине все подробности: давно в разводе, бывший муж живет в Германии, кроме Михаила, имеет дочь и — вот это интересный факт! — которая замужем за бывшим женихом его Лерки. Лев Степанович дал себе обещание разузнать подробней об этом обстоятельстве.

Чего он не ожидал, это того, что Вера Павловна Котенкова в жизни окажется намного красивее, чем на фотографиях. Когда он увидел элегантную женщину в светлом костюме, шедшую по садовой дорожке в сторону дома, на миг что -то дернулось у него в груди. Странно, он то думал что все его чувства давно угасли. Ненароком глянул в зеркало, погладил гладкую блестящую голову. Окинул сервированный на четырёх человек стол. Он специально организовал все так, чтобы Вера Павловна Котенкова приехала чуть раньше. Ему хотелось побольше узнать об этой женщине и ее сыне, пообщавшись наедине.

Дверь гостиной отворилась, и дворецкий объявил о приезде гостьи, которая вошла следом и остановилась, с любопытством оглядываясь. Лев Степанович на секунду представил, как выглядит его дом для гостей. До этого он никогда не обременял себя такими мыслями. Высокие стрельчатые окна, украшеные цветными витражами и преломляющие солнечные лучи в причудливые разноцветные блики, широкая винтовая лестница из тёмного ореха, изысканная мебель, узорчатый паркет. Лев Степанович кашлянул, привлекая внимание женщины. Она смутилась, на ее губах появилась виноватая улыбка:

— Простите... Лев Степанович? — протянула ему руку.