Валерьянка для кота. Книга 1 | Cтраница 10

— Войдите, — раздался оклик из кабинета.

Михаил сидел за своим рабочим столом и выглядел темнее тучи. Даже не удосужился поднять голову, а только кивнул на стоявший рядом стул.

Весь стол был завален бумагами и объемными папками. Арина зашла следом, спросила:

— Ещё кофе, Михаил Антонович?

Тот только кивнул.

— И мне, будьте любезны, Арина, — Кирилл проводил девушку взглядом.

Отменная задница у этой девицы. Интересно, как часто Котенков пялит ее у себя на столе? Повернувшись, смутился — шеф внимательно наблюдал за ним.

— Может, перейдём к делу?

Кирилл открыл свой портфель:

— Я принёс копии учредительных документов.

— Угу, — Котенков протянул руку. — Кирилл, мне надо знать слабые стороны, из-за которых мою компанию можно по каким-то причинам захватить.

— Захватить?

— Именно. Или обанкротить, слить, как дерьмо в унитаз. Хочу видеть все документы.

— Но некоторые хранятся в банковской ячейке, и я могу их оттуда взять только завтра днём. Сейчас назначу встречу...

— Хорошо, — Михаил откинулся в кресле, устало потёр виски. — Тогда проработаем документы, которые у нас имеются. Мне надо все по тендерам, закупкам и инвестициям. Сегодня до конца дня надо сделать все, чтобы комар носа не подточил.

— У нас появились враги?

— Не совсем, — Михаил помолчал. — Но возможно будут. Что ты можешь сказать про господина Самойлова?

У Кирилла перехватило дыхание. Он знал, что Самойлов и Котенков время от времени сотрудничают и часто встречаются на различных мероприятиях, но Кириллу пока удавалось избегать Льва Степановича. Почему шеф вдруг спрашивает о нем?

— Самойлов ещё тот прожженный, старой закалки царёк. Очень много связей. Юркий, расчетливый и опасный.

— Опасный?

Кирилл кивнул.

— Если ему надо чего-то добиться, то он камня на камне не оставит.

— Черт... — Михаил поднялся из-за стола, прошёл к окну. С минуту стоял, перекатываясь с пятки на мысок, сунув руки в карманы брюк и глядя на простиравшуюся внизу столицу.

— Но что-то всё-таки может его зацепить?

Кирилл знал что, но говорить об этом ему вовсе не хотелось. Его дочь — Валерия. Ради неё Лев Степанович пошёл бы на многое. Мужчина прикусил язык. Лучше не упоминать ее. Не дай бог до Самойлова дойдут слухи, что именно он выдал слабое место Котенкову. Черт, старый хрыч раздавит его в момент. Лучше сидеть тихо и не рыпаться. Ему и так чудом повезло не попасться под горячую руку тогда — бывшая невеста зачем-то сказала отцу, что сама решила бросить Кирилла.

— Ну так что? — прервал его воспоминания Михаил, с интересом наблюдая за сменой выражения лица своего юриста.

— Простите, Михаил Антонович, не имею понятия... — он развёл руками.

— Ладно, — шеф поморщился. — Все документы, которые есть, принеси до конца дня. А завтра в банк за остальными.

Кирилл еле сдержал вздох облегчения. Ему хотелось как можно быстрее покинуть офис начальника. Мужчина предпочитал остаться у себя в кабинете один на один с документами, разобраться во всем. Он знал, что все у него почти в порядке, но в присутствии Котенкова начинал ощущать панику и тревогу.

Только войдя в свой уютный кабинет, вспомнил — ещё месяц назад собирался заняться документами для налоговой инспекции. Черт. Вот оно! Скривился, словно от зубной боли. Оставалось только надеяться, что ещё не поздно исправить этот недочёт.

***

Уставший, голодный и злой Михаил, наконец, вышел из своего кабинета. Арина все так же сидела за компьютером, терпеливо ожидая, когда начальник позволит ей уйти. Выражение ее лица было абсолютно бесстрастным.

— Можешь идти домой. Спасибо, — посмотрел на часы. — Хотя нет, подожди. Назначь мне встречу с Маргаритой Коренковой. В двенадцать дня.

Девушка послушно кивнула.

Рита его психотерапевт уже много лет. В своё время она помогла ему справиться со стрессом, когда Михаил только начинал бизнес и его одолевали сомнения в своих возможностях и способностях. С тех пор их отношения перешли от чисто профессиональных к профессионально-дружеским. Михаил мог часами находиться в ее просторном кабинете, лёжа на раскладном кресле с полуприкрытыми глазами, неторопливо разговаривать о своих проблемах, вслушиваясь в успокаивающий голос молодой женщины. Сейчас же ему как никогда нужна была помощь психотерапевта. Рита знала все о нем, начиная от детских страхов и заканчивая его сексуальными приключениями.

Выйдя из лифта, Михаил остановился посередине просторного фойе. Вдруг понял, что не может сейчас идти домой, туда, где его ждёт Ксюшка с наполненными тоской и обожанием глазами. Надо же будет ей что-то объяснять, рассказывать. Да и начнётся все с ее обычного: как прошёл день, проходи, мой руки, я приготовила ужин... Такая обыденность! Пусть и милая, но обыденность.

Мужчина достал из кармана пиджака телефон и набрал номер Димки. Уже через минуту друзья договорились встретиться в баре неподалёку. Все трое, как когда-то давно — Игорь, Миша и Димон.

Глава 10

Лера проснулась от назойливой мелодии ее телефона. Перевернувшись на другой бок, попробовала зарыться вместе с головой в подушку, но это мало помогло. В конце концов, она села в постели, отбросила одеяло. Глаза отказывались открываться.

— На, держи, — услышала голос Росинки. Подруга сунула мобильник Лере в руки. — «Поднимите мне веки», — подразнила.

Лера нажала на зеленую кнопку, буркнула что -то невразумительное.

— Лера!

— И тебя с добрым утром, папулечка, — проскрежетала в ответ.

В трубке на секунду повисло молчание, затем мужчина вкрадчивым голосом заметил:

— Вообще-то уже не утро.

— Да? — наконец-то глаза открылись. — Ну у кого-то сейчас ночь. В Америке.

— Я хотел спросить тебя, если ты вдруг передумала....

— Пап, о чем?

— О женихе. Там все же есть и другие претенденты.

Лера хмыкнула:

— У тебя, никак, возникли трудности? Боишься, что не справишься? Ну-ну.

— Нет, дочь, у меня никогда не возникает трудностей. Я просто хотел узнать о твоих планах.

— Мои планы? — девушка хихикнула. — Я уже выбрала себе свадебное платье и теперь думаю, куда бы сгонять на медовый месяц.

— Понятно, — голос отца был спокойным. — Тогда отдыхай, дочка, набирайся сил перед замужеством.

— Ээ, я не поняла. Что это значит?

— После того как ты станешь замужней женщиной, на меня можешь не рассчитывать. А я не думаю, что ты сможешь вить веревки из этого своего Миши Котенкова.