Беременная от моего сына | Cтраница 55

Мама незаметно поправляет свои волнистые волосы и расплывается в доброжелательной улыбке. Отец всё ещё выглядит серьезным, но так сильно уже не хмурится.

— Отчего же мы против-то? Скажи, Ром? — толкает отца локтем.

Тот согласно кивает и тянет Артуру руку для приветствия. А это очень и очень хороший знак!

***

— У тебя милые родители, — сообщает Артур, когда я забираюсь к нему под одеяло и касаюсь горячей кожи.

Внизу живота разливается приятное тепло, а соски становятся твёрдыми и слишком чувствительными.

— Просто ты им понравился, Артур. Мама слушала тебя раскрыв рот, а отец ни разу не перебил. Можно сказать, что это любовь с первого взгляда.

— Я не верю в любовь с первого взгляда, — произносит Артур, целуя меня в губы и приподнимая мою майку вверх.

Обнаженная грудь остро реагирует на его касания. Я тихо постанываю от желания и прогибаюсь ему навстречу. Пальцы Артура ласкают соски, рот — ожесточённо целует. Его эрекция упирается в мой живот, и я хочу только одного, чтобы наши тела слились воедино.

— А во что ты веришь, Артур? В любовь веришь? — спрашиваю, ненадолго от него отстранившись.

Он переворачивает меня на спину и нависает сверху. Стаскивает чёрные кружевные трусики и избавляется от майки. Смотрит помутневшим взглядом на обнаженное тело и коленом разводит мои ноги в стороны, долгожданно в меня проникая. Толчок, другой. Мои пальцы впиваются в его плечи, а зубы оставляют отметки на его плече — так я сдерживаюсь, чтобы не закричать слишком громко и не разбудить гостей в соседней комнате.

— Конечно, верю, Насть. Я же тебя люблю, — отвечает хриплым голосом мне в висок.

Горячее дыхание опаляет кожу, и я не сразу перевариваю смысл сказанных им слов. Только когда взлетаю до небес от долгожданного удовольствия, сердце начинает радостно ликовать от услышанного. Он меня любит. Он только что сказал, что меня любит!

Эпилог

Настя. Прошло три года.

Настя. Прошло три года.

— Эй, пап, ты обещал, что построишь для меня большой песочный замок! — возмущается тоненьким голоском Алёшка.

— Обязательно, сынок. Сейчас только маму разбужу.

Я нехотя переворачиваюсь с одного бока на другой и продолжаю нежится в постели. Сегодня меня всё утро мучала слабость и головокружение, и я дала себе вволю выспаться, зная, что мои мужчины вполне справятся без меня.

Артур купил дня нас этот дом ещё в прошлом году. Дом, в котором мы проводим семейные отпуска и выходные; где провожаем красивые закаты и встречаем чудеснейшие рассветы. Дом в Испании на побережье моря, дизайн которого я разработала сама.

Когда мои мальчишки крадутся в комнату, я притворяюсь, что сплю, приглушая в себе довольную улыбку. Делаю это достаточно убедительно, до тех пор, пока сын не начинает щекотать меня, а Артур — стаскивать с меня одеяло. Какой уж тут сон!

— Хорошо-хорошо, я сдаюсь! — открываю глаза, смеюсь и поднимаю руки вверх, чувствуя себя перед ними полностью обезоруженной.

— Мы с папой идём на пляж, — гордо сообщает Алёшка.

— Отлично, малыш, я скоро к вам присоединюсь, — глажу его светлые вьющиеся волосы и целую в пухлую щечку.

Артур садится на край кровати, и я несдержанно к нему тянусь. Прошло целых три года как мы вместе, а я всё ещё не могу насытиться им.

Сейчас волосы Артура заметно выгорели на солнце и стали более жёсткими наощупь. Мускулистое тело, которое он всегда поддерживает в отличной форме, приобрело ровный карамельный загар. Он выглядит как мужчина из обложки дорогого глянцевого журнала. Такой красивый, что я сама себе завидую.

— Мы приготовили для тебя завтрак. Вернее, это Алёша приготовил, а я только помогал, — произносит Артур. — Как только расправишься с едой, приходи к морю.

— Спасибо вам, мои дорогие мужчины, — целую мужа в небритую щёку и спускаю ноги на пол.

Когда они убегают в сторону пляжа, я поднимаюсь с кровати и выхожу на кухню. На столе стоят мои любимые панкейки с шоколадным сиропом и малиной. Мальчишки определенно знали, чем меня покорить.

Беру в руки столовые приборы, делаю глоток любимого латте и чувствую, как тошнота подкатывает к горлу. Закрыв рот ладошкой с трудом успеваю добежать до уборной, где меня полощет несколько минут подряд.

Я знаю, конечно же, почему так бывает, но не думала, что это наступит так скоро. Дрожащими руками тянусь к аптечке, чтобы проверить свои домыслы и, проделав все нужные манипуляции, вижу на тесте две отчётливые полоски.

Артур стал замечательным отцом для Алёшки. Настоящим, любящим и самым лучшим, и нам можно было бы счастливо прожить жизнь втроём. Но я решилась на новый шаг, который должен сделать нас ещё более счастливыми. Буквально на одного человека.

На пляж я не иду, а лечу, будто у меня за спиной выросли крылья. Внутри меня зародилась новая жизнь от любимого мужчины. От человека, которого я, не боясь, родила бы ещё шестерых детей. Я замечаю своих мальчишек издалека. Они с интересом строят песочный замок, который уже разросся до невероятных размеров. Алёшка, кажется, выступает в роли бригадира.

— А вот и мама, — произносит Артур, улыбаясь.

Он поднимает на меня свой пронзительный взгляд, вызывая легкое покалывание в кончиках пальцев. Муж будто видит меня насквозь. Я медленно опускаюсь рядом и критическим взглядом архитектора крупной строительной фирмы рассматриваю постройку.

— Какой красивый замок, правда, Алёш? Чем-то похож на наш дом.

— Это и есть наш дом, мам, — смеется сын, обнажая мелкие молочные зубки.

Руки Артура всё ещё в песке, но это не мешает мне взять его за кисть руки и опустить горячую ладонь себе на живот.

— Ты ещё не чувствуешь, но там, внутри меня, бьется новая жизнь. Продолжение нас с тобой, — произношу шепотом, чтобы Алёшка не услышал.

Наверное, рано ему говорить об этом. Срок ещё слишком мал.

Артур с изумлением смотрит на меня. Я знаю, что решится на планирование ему было непросто. Знаю, что у него всё ещё стоит некий барьер по отношению к тому, кем друг другу будут наши дети. Но разве это так важно, если мы любим, любимы и оба этого хотим?

Максим счастливо проживает в Америке. Его группа распалась достаточно быстро, с продюсерами не срослось, но это не мешает ему строить сольную карьеру, которая с каждым месяцем идёт вверх. Домой он не планирует возвращаться, а о том, чтобы заявлять свои права на Алёшку и речи быть не может. По закону он добровольно от него отказался и Артур является единственным настоящим отцом моему сыну. К тому же, даже если и случится что-то непредвиденное, разве не муж учил меня, что решать проблемы нужно по мере поступления?

Его теплая ладонь всё ещё согревает мой живот сильнее солнца. Я всматриваюсь в лицо мужа, пытаясь предугадать то, о чем он сейчас думает. Расстроен? Удивлен? Судя по тому, как его губы плывут в улыбке, он — счастлив.