Беременная от моего сына | Cтраница 52

— Развлекайтесь и не торопитесь домой, — произносит няня, провожая меня с Алёшкой до порога.

— Мы не задержимся надолго, — благодарно улыбаюсь ей. — Часа на три, примерно.

Спускаюсь на первый этаж, толкаю подъездную дверь и ловлю на себе взгляд карих глаз. Артур стоит возле автомобиля и, сунув руки в карманы брюк, неотрывно смотрит на меня. Я сильнее кутаюсь в куртку. Чувствую себя немного неуютно, потому что никогда раньше не носила таких нарядов. Вдруг, я выгляжу смешно?

— Тебе идёт, — произносит коротко Артур, пока я ступаю на высоких каблуках по растаявшему снегу.

Два коротких слова заставляют меня улыбнуться.

— Спасибо. Мне пока ещё непривычно.

Тону в снегу, поэтому Артур делает несколько шагов ко мне навстречу и подает руку, не давая мне упасть. Его ладонь теплая и немного шероховатая, держит меня крепко и уверенно, пока мы идём к машине.

В салоне комфортно, пахнет терпким парфюмом Артура и едва слышно играет музыка. По мере того как быстро мы приближаемся к залу, где будет выступать Максим, моё волнение только усиливается.

— Есть шанс, что Максим покинет Россию, заключив контракт с известной звукозаписывающей компанией, — начинает Артур. — Я сомневаюсь, что он будет приезжать сюда. От слова совсем.

Киваю и устремляю взгляд на дорогу. Осталось совсем немного до конечной точки.

— Мне жаль, что удалось именно так воспитать сына, — лицо Артура становится серьезным и хмурым. — Но у него пока напрочь атрофировано чувство ответственности.

— Брось, Артур. Всё это время ты показывал ему достойный пример для подражания своими поступками, — пытаюсь подбодрить своего мужчину. — И ты точно не виноват в том, что произошло между нами.

своего

— Кажется, это здесь. Мы приехали, — произносит Артур, останавливая машину.

В зале собралось много людей. Наши места находятся в первых рядах и я могу с точностью видеть всё, что происходит на сцене. Рядом с нами сидит то самоё суровое жури, которое должно определить победителя. А ещё то, как мы четверо, включая Алёшку, будем жить дальше.

Максим выступает последним. Он и его группа буквально подрывают зал своими голосами и музыкой. Слышится свист, аплодисменты, крики. У меня бегут мурашки по коже, когда Максим поёт песню, правильно вытягивая все ноты. Чистое и талантливое выступление настоящего музыканта.

Артур серьезен как никогда. Кажется, что ни один мускул на его лице не двинулся за время исполнения. Я кладу ладонь на его руку и слегка сжимаю, словно подбадривая. Он не обязан испытывать вину. Он должен им гордиться.

После того как жюри берёт небольшую паузу на обсуждение результатов, меня саму начинает заметно потряхивать. Иностранный гость, который представляет звукозаписывающую компанию поднимается по ступеням на сцену, берёт в руки микрофон и объявляет результаты:

— Путём сложного отбора в несколько этапов мы определились с победителем, который получит контракт с нашей студией. Это группа «One second before» из Москвы.

До меня не сразу доходит смысл происходящего. Только потом, когда я вижу на сцене Макса, подпрыгивающего на месте, моё лицо заливают слёзы. Чувствую себя точно так же паршиво, как и тогда, когда впервые узнала о своей беременности и лишилась поддержки Максима.

В голове пульсирует одна только мысль — у Алёшки не будет отца. Он больше не нужен ему.

Глава 47

Настя.

Настя.

— Этой победой я обязан своему отцу, — Макс берёт в руки микрофон и смотрит прямо в нашу сторону. — Если бы не его поддержка, ничего этого бы не было. Ты это… прости меня, пап, за то, что не всегда был хорошим сыном.

Зал взрывается бурными аплодисментами, потому что все они ждали победы Максима и его группы, а я ни вдохнуть, ни выдохнуть не могу. Стараюсь не смотреть на Артура, потому что знаю, сейчас вновь расплачусь, только теперь уже оттого, что, кажется, между ними с Максом воцарился какой-никакой мир. Артур хороший человек и отец он отличный и я знаю, что только что он молча его простил.

Завершение вечера проходит под финальные аккорды победившей группы, под взрыв золотистого конфетти и визг фанаток. Мы с Артуром направляемся на выход из зала, взявшись за руки и переплетая наши пальцы в плотный замок.

— Не поздравишь его?

— Думаю, что сейчас Максу не до меня, — отвечает Артур и помогает мне надеть верхнюю одежду.

Я киваю и соглашаюсь с ним. Сейчас у Макса другие заботы — ему предстоит разговор с представителями звукозаписывающей компании и обсуждение деталей дальнейшего сотрудничества. А ещё переезд, новая жизнь и стремительная музыкальная карьера. Я в этом уверена и желаю ему только счастья, не обижаясь и не осуждая.

Половину дороги домой мы с Артуром разговариваем на отвлеченные темы. Обсуждаем, кто займется приготовлением завтрака и что мы закажем на ужин. Также Артур затрагивает тему летнего отпуска и предлагает мне выбрать страну, в которой я хотела бы побывать. Я завороженно смотрю на его мужественный профиль и всё ещё не верю, что мне с ним так повезло. Кажется, что, если сейчас коснусь его — он растворится, словно обманка, мираж. Осторожно тяну к нему свою руку и касаюсь пальцами колючей щеки. Нет, он правда настоящий, живой. И мой.

В сумочке начинает трезвонить мобильный телефон. Я беру его в свою ладонь и чувствую, как спирает дыхание, а сердце быстро уходит в пятки, потому что на экране светится номер нашей няни. Она никогда не звонит мне сама. Это я могу обрывать её телефон по несколько раз ко дню, заваливая вопросами о самочувствии Алёши. А она ещё никогда сама мне не звонила.

— Слушаю, — снимаю трубку дрожащими от волнения руками.

— Настенька, ты сильно не волнуйся, но, кажется, наш мальчик заболел. Я померила ему температуру и, достав градусник, увидела на нём отметку «38.5».

Я всегда думала, что не отношусь к тем мамам-наседкам, которые впадают в истерику от каждого прыщика или пятнышка, но сейчас мне впервые за время моего родительства становится по-настоящему страшно. Что делать в таком случае я прекрасно знаю, но это не мешает мне паниковать.

— Что-то случилось? — спрашивает Артур, остановившись на светофоре.

Он хмурится и всматривается в моё лицо. Должно быть сейчас по нему можно прочитать мои эмоции. Убираю трубку от уха и пересказываю на автомате слова, сказанные няней.

— У Алёши высокая температура.

— Дома же есть лекарства? Попроси её пусть даст до нашего приезда, а я пока вызову скорую, — я внимательно слушаю Артура и согласно киваю. — Они посмотрят на всякий случай. Алёша же ещё маленький.

— Да-да, ты прав, — вновь прижимаю трубку к уху и прошу няню дать сыну жаропонижающий сироп.

Няня отключается и обещает выполнить все мои инструкции, но спокойнее от этого не становится. Бросив телефон в сумочку, откидываюсь на спинку сиденья и прикрываю глаза. Молюсь только о том, чтобы с моим сыном было все в порядке и болезнь скорее миновала.