Беременная от моего сына | Cтраница 51

— Поговорить хотел. По-взрослому, серьезно, — отвечаю, откинувшись на спинку дивана. — Или ты собрался всю жизнь в молчанку играть?

— Мы не понимаем друг друга, — бубнит себе под нос сын.

— Так давай понимать, искать компромисс, решать что-то. Ситуация сама по себе не разрешится, если мы с тобой не поговорим.

Максим открывает жестяную банку кока-колы и осушает её залпом. Совсем ещё мальчишка, думающий только о себе и собственных амбициях.

— Окей, валяй, — соглашается сын.

— Предположим, я дам тебе необходимую сумму для поездки в Штаты. Ты начнешь там свою карьеру, будешь выступать, сниматься в клипах, ездить на гастроли. Как будет расти без тебя твой сын, ты думал об этом? Думал о том, как будет справляться Настя, ведь родительские обязанности вы должны делить поровну. Ты точно такой же родитель, как и она, Максим.

Макс напряженно сопит. Проводит пятерней по густым волосам и задумчиво чешет затылок.

— Я не знаю.

— Достойный ответ. И очень взрослый, — качаю головой и в очередной раз корю себя за то, что где-то его упустил, где-то не додал, проворонил. — Я правда пытаюсь войти в твою ситуацию, но мне нужны аргументированные ответы о будущем, которое ты для себя видишь.

— Когда-то давно ты сказал мне, что я должен поступать так, чтобы мой сын мной гордился. Музыка — моё всё. Однажды Алёшка будет мной гордится, вот увидишь. Когда я стану легендой и буду звучать из каждого динамика мира.

— Что отвечать Насте, когда Алёшка подрастёт и станет интересоваться, где же пропадает его папа?

Кажется, сыну не нравится наш разговор. Он вскакивает с места и с силой бьет ногой стоящий поблизости деревянный стул. Тот с грохотом валится на пол, но успокоиться ему всё равно не помогает.

— Не моё это всё, понимаешь?! Это ты вынудил меня помогать Насте и сыну. А я задыхаюсь от всех этих пелёнок, присыпок и подгузников. Я никогда не хотел детей!

Его лицо мгновенно краснеет от громкого крика. Макс даёт себе несколько секунд отдышаться и продолжает:

— Ты же хочешь быть рядом с Настей? Вот и будь, пап. Воспитывай моего сына как своего! Дай ему то, что не додал мне когда-то! Ты можешь усыновить его, в конце концов.

— Это заманчивая идея, Макс, — произношу ему в ответ. — А сам-то как? Совесть мучить не будет? Через три, пять, десять лет? Когда твоя певчая карьера закончится, и однажды ты захочешь вернуться?

— Приди на мой концерт, пап. На финальное выступление приди. Посмотри, как я дышу этим, как выкладываюсь и впахиваю, чтобы работать лучше с каждым днём. Моя карьера никогда не закончится, если ты дашь мне один только на это шанс.

Я выхожу из его квартиры озадачившись ещё больше, чем до прихода к нему. С одной стороны, я частично принимаю его решение, а с другой — не пожалеет ли он об этом когда-нибудь?

Глава 46

Настя.

Настя.

— Переоденешь Алёшку? Он, кажется, срыгнул, — прошу у Артура, собираясь на прогулку.

И так каждый раз. Не успеваем мы выйти на улицу, как сын то испачкает одежду, то сделает свои грязные делишки в подгузник. В такие моменты, обычно, у меня опускаются руки, потому что приходится заново раздевать Алёшку и себя и все это дело исправлять. Но, к счастью, сегодняшний выходной день Артур целиком посвятил нам и есть шанс, что с меня не сойдет семь потов, прежде чем я соберусь на прогулку.

— Без проблем, Насть, — он прижимает к себе малыша и направляется в детскую.

Порой мне кажется, что Артур делает всё гораздо лучше меня, несмотря на то, что он мужчина и никогда не нянчился с младенцами. Его действия уверенные и чёткие, а сын в его руках почти никогда не плачет. Чего только стоит сегодняшняя ночь, когда я безуспешно пыталась успокоить Алёшку, но стоило только войти в комнату Артуру, как он тут же успокоился и уснул у него на руках. Мистика, не иначе.

Нам удается выбраться на прогулку ближе к обеду. На улице тает снег и ярко слепит солнышко, намекая о скором приближении весны. Артур медленно катит коляску по аллее вдоль дома, а я иду рядом со своими мужчинами и пытаюсь скрыть довольную до ушей улыбку.

— Пап! Пап, подожди, — слышу позади голос Максима и резко притормаживаю.

Отношения отца и сына складываются всё ещё неоднозначно, и я постоянно ощущаю за собой огромную вину. Надеюсь только, что Максим простит нам наше счастье и не станет долго злится на отца.

Артур притормаживает тоже, но коляску продолжает качать взад-вперед. Он давно в курсе, что Алёшка тут же заплачет, если её остановить. А Максим этого, увы, не знает. Он многого не знает о сыне.

— Здравствуй, — кивает Артур. — Ты что-то хотел?

И тут я замечаю, как Максим смотрит на нас. Волчком, недовольно и где-то даже не тая злобы. До меня начинает медленно доходить смысл происходящего — Максим банально ревнует отца. Ко мне и к Алёшке. Ревнует, потому что в свой редкий выходной день Артур предпочёл нас. Ревнует, потому что понимает — отныне мы такие же близкие люди для него, как и он. Мне становится некомфортно под его взглядом, и я отвожу глаза в сторону.

как

— Я думал мы отойдем, чтобы поговорить, — произносит нетерпеливо Максим.

Чувствую себя лишней, беру у Артура коляску и отъезжаю немного поодаль. Дальше уже находится проезжая часть и отходить мне некуда, поэтому волей-неволей в мои уши долетает часть разговора между отцом и сыном.

— Сегодня финал моего конкурса, я говорил тебе, — начинает издалека Максим. — Мы с ребятами выступим на большой сцене, где будет присутствовать иностранные гости в жури. Мне… чёрт, пап, мне нужно знать ответ в случае, если я выиграю.

— Разве ты до сих пор не знаешь его, Максим?

— Знаю. Я только не знаю, даешь ли ты добро.

— И финансы.

— И финансы, — соглашается Максим.

— Делай так, как считаешь нужным Макс. Прими решение самостоятельно, потому что я не хочу быть всю жизнь виноватым, запрещая тебе что-то.

Они несколько секунд молчат. Видимо каждому из них нужно время, чтобы понять друг друга и простить.

— Ты придешь на выступление? Я забронирую билет и буду ждать тебя.

— Два билета, Макс. Два. Я приду с Настей.

***

Я достаю из шкафа длинное платье в пол, заплетаю волосы в высокий хвост и наношу на лицо немного макияжа. Максим пригласил своего отца на финальный концерт, который решит его дальнейшую участь в нашей с сыном жизни. Меня не звал, но Артур сам решил, что пойдет туда только со мной. Мне будет действительно жаль, если Макс уедет в Штаты, выбрав карьеру, а не сына, но ничего поделать с этим я не смогу — он свободный человек и вправе сам решать, что ему делать со своей жизнью.

Немного туши, румян и блеска для губ. Я отхожу от зеркала, прокручиваюсь вокруг своей оси и остаюсь довольна собой как никогда. Платье купил для меня Артур и не прогадал с размером — оно отлично сидит на мне и подчеркивает достоинства моей фигуры.