Беременная от моего сына | Cтраница 5

— Сегодня в меню фирменные блюда от нашего шеф-повара, а именно тольятелли с морепродуктами и сливочный суп с треской и моллюсками, — без запинки произносит девушка.

— Настя, что ты здесь делаешь? — дурацкий вопрос, судя по тому, что на голубой футболке девушки вышита эмблема ресторана.

Впрочем, он риторический. Она работает, мать твою. Работает на седьмом месяце беременности, потому что, видимо, нуждается в средствах и добывает их, как только может, пока отец ребёнка находится в творческом полёте и ждет появления музы. Крепко стискиваю кулаки под удивлённый взгляд Киры, которая смотрит то на меня, то на Настю, а затем и вовсе утыкается в меню. К счастью, несмотря на чисто женский интерес, она умеет вести себя деликатно и выдержанно.

— Здравствуйте, Артур, — негромко произносит Настя и выпрямляет спину удерживая на лице непроницаемую маску. — Определились с заказом или мне подойти к вам чуточку позже?

— Позже. Подойдите к нам позже, — произносит Кира с нотой раздражения.

Настя кивает и отходит от нашего столика.

— Одну минуту подожди, — обращаюсь к юристке и быстро поднимаюсь с места.

Догонять Настю мне не приходится, потому что двигается она неторопливо и осторожно, оберегая то самое сокровенное, что носит под сердцем. Я касаюсь рукой её плеча и слегка разворачиваю к себе. На лице девушки алеет заметный румянец. Она закусывает нижнюю губу и опускает глаза в пол. Стесняется что ли?

— Признаться честно, я удивился, когда увидел тебя, — Настя косится на мою руку на своем плече и я понимаю, что слишком долго её касаюсь.

Тут же отпускаю девушку и прячу руки в карманы брюк.

— Думал, что на таком сроке будущие мамы сидят в декрете, вяжут носки и готовятся к предстоящим родам. А ты работаешь…

Настя ничего не отвечает. Её ресницы слегка подрагивают, а на лице проступает легкая тень улыбки.

— Мне нравится моя работа.

— А твои родители? Они не говорят тебе, что это может быть небезопасно для будущего ребенка?

— Мои родители живут в Иркутской области, и они не в курсе, что я жду ребёнка, — твердым голосом отчеканивает Настя.

Ну нихрена себе новости… Становится как-то неловко за всю эту ситуацию. За себя, за сына, за то, что вчера я отпустил её и ни о чем не расспросил. Похоже, что Настя одна в огромном городе крутится как белка в колесе, чтобы заработать себе и будущему ребёнку на жизнь.

— Значит, вместо твоих родителей, я говорю тебе, что это небезопасно. Тебе, как будущей маме, пора отдыхать, а не носится с тяжелыми подносами по ресторану.

— Извините, Артур, но мне пора, — она бросает на меня испуганный взгляд и делает шаг в сторону.

Чёрт, я совершенно не знаю, как обращаться с юными беременными девушками, поэтому, возможно, где-то напугал её и повысил голос. Мне не хотелось бы давить на неё, но получилось иначе.

— Во сколько ты заканчиваешь работу, Настя?

— Сегодня в шесть, — произносит девушка и косится на часы.

До конца её рабочей смены осталось всего два часа. Что же, я подожду.

— Отлично. Я буду ждать тебя у входа в ресторан. Мне кажется, что нам с тобой нужно серьезно поговорить.

Настя кивает и тут же уносится в сторону кухни, а я ещё несколько секунд подряд смотрю вслед её удаляющейся фигуре, лишь потом возвращаясь на место. Кира даже не пытается скрыть того, что всё это время с интересом за нами наблюдала. Но к этому моменту в её безумной голове созрел неплохой план дальнейших действий касаемо поставщиков, поэтому эту слабость я ей прощаю.

Глава 7

Настя.

Настя

Едва я закрываю за собой дверь на кухню, как чувствую, что сердце в грудной клетке отбивает бешенный ритм. До сих пор ощущаю, как пылают мои щёки, а коленки дрожат от страха. Нет, не смогу я обслуживать его столик, потому что точно грохнусь в обморок от волнения. Сынок внутри меня сильно толкается, словно оказывая мне знаки поддержки. Я глажу его в ответ и постепенно прихожу в себя.

— Что с тобой, Морозова? — спрашивает Олеся Максимовна, когда приходит на кухню с очередной внезапной проверкой. — Рожать собралась?

— Нет, со мной все хорошо. Да и рожать мне рано, — отвечаю я и отлипаю от стены.

— Женя, иди подмени Настю, — командует начальница. — А ты пока сядь, раз тебе рано рожать. И всё же подумай над тем, что тебе пора сменить работу. Еще одна подобная выходка и я сделаю этот выбор вместо тебя.

Олеся Максимовна уходит, тряхнув своими темными волосами и оставляя после себя шлейф приторно-сладкого парфюма от которого тут же щиплет в носу.

Пользуясь моментом, я на носочках подхожу к двери и украдкой подсматриваю сквозь тонкую щель за тем человеком, который всколыхнул во странную помесь страха, стыда и нездравого интереса. Внимательно наблюдаю за тем, как уверенно он ведет себя, как дискутирует со своей красивой собеседницей в модном оливковом костюме. Моя пропажа его совсем не удивляет — он делает заказ Жене и по его губам я даже могу угадать, что именно Артур просит ему принести. Тольятелли с морепродуктами, то самое блюдо от шеф-повара, которое я ему предлагала. Только спустя полчаса, когда Артур со своей дамой покидают зал, я смело выхожу и продолжаю работать дальше.

Изредка поглядываю на стрелки часов, которые идут неумолимо быстро и когда до конца рабочей смены остается всего несколько минут, вновь чувствую окутавшую меня панику. В горле моментально становится сухо при мысли о том, что вот-вот, совсем скоро, мы опять увидимся с Артуром. Он сказал, что будет ждать меня у центрального входа в ресторан, чтобы серьезно поговорить и я догадываюсь, о чем именно пойдет речь.

— Ты уходишь со мной? — спрашиваю Аньку, в надежде на то, что она составит мне компанию в разговоре с отцом Максима.

Ну или постоит поблизости в качестве моральной поддержки, чтобы не пришлось ехать с ним на автомобиле домой.

— Нет, извини, я ещё на час-другой задержусь, Насть. Перед поездкой домой нужно заработать на подарки семье, — сообщает Анька и я разочарованно вздыхаю.

Свои подарки семье я тоже готовлю. С разницей только в том, что передам их по почте. Я люблю своих близких и они по-своему хорошие у меня. Но так получилось, что на моей родине достаточно скептически воспринимают тех девушек, которые "приносят в подоле", а я не хочу позорить свою семью.

Приняв легкий бодрящий душ после смены, я переодеваюсь в свою обычную повседневную одежду и выхожу в зал. Прохожу между пустыми рядами, чтобы сильно не мелькать в своих обносках перед клиентами и направляюсь к центральному входу с каждой секундой сильнее ощущая невероятное волнение. Господи, да я во время экзамена по политологии со строгим профессором Иваницким так сильно не волновалась как волнуюсь сейчас. Я уже вижу Артура через прозрачную входную дверь. Вижу, что он стоит у автомобиля, который припарковал неподалеку и посматривает на часы.