Беременная от моего сына | Cтраница 12

— У тебя есть аптечка?

— Только для малыша, — признается Настя, закусывая нижнюю губу.

Девушка находится достаточно близко ко мне. А я сижу за барной стойкой, касаюсь коленом её бедра и всё ещё держу за руку. От Насти приятно пахнет: ванилью и корицей. Запах, который действует на меня похлеще всякого афродизиака, судя по ощутимо затвердевшей ширинке. Тряхнув головой отпускаю руку девушки и поднимаюсь с места. Нужно срочно сходить в аптеку по лекарства, а ещё немного освежить свою больную голову.

— Скоро буду, — хлопаю дверью, оказываюсь в подъезде и, не дожидаясь лифта, сбегаю по ступеням вниз.

На улице хорошо и прохладно — градусов десять, не меньше. Под мою расстёгнутую настежь куртку пробирается морозный ветер. Это помогает немного остыть и не думать о том, что только что, несколько минут назад, у меня встал член на беременную девушку от моего сына. Ей двадцать, а мне почти сорок. Она носит под сердцем ребёнка Макса и хотеть её в моём случае уж совсем не здраво.

Я захожу в ближайшую аптеку и мысленно пытаюсь оправдать себя за временный порыв. У меня неделю не было секса. Нет, мало похоже на полноценное оправдание для взрослого мужика. Просто Настя… она симпатичная девушка, как не крути, хоть и беременная.

Я возвращаюсь в квартиру через полчаса. Вешаю куртку, снимаю обувь. Прошу Настю потерпеть и вновь чувствую её тонкую ладонь в своей огромной ручище. Почти спокойно наношу на руку мазь, которую посоветовали в аптеке и плавными движениями втираю её в свежий ожог. Всё же придется натравить на Олесю все перечисленные инстанции — из ряда вон плохо обращаются они с сотрудниками. Нужно было ещё на месте оказать девочке медицинскую помощь.

— Не больно? — спрашиваю Настю хриплым голосом.

Потому что, чёрт возьми, у меня опять на неё стоит. Потому что она опять опасно близко, от неё пахнет ванилью, веет спокойствием и особой нежностью, хотя Настя для этого совсем уж ничего не делает. И хотя я пытаюсь оказывать первую медицинскую помощь качественно, никак не могу сосредоточиться на чем-то другом и переключиться. В паху сильно пульсирует и кажется, что ширинка вот-вот лопнет от возбуждения. Следом за мазью я перебинтовываю руку — действую аккуратно, но быстро, чтобы поскорее отсюда уйти. Устрою хорошую взбучку Максу, пусть сам этими делами занимается.

— Не больно, — отвечает Настя, глядя мне в глаза. — Спасибо за помощь, Артур. Уже всё хорошо.

Делаю глубокий вдох и отхожу от неё на безопасное расстояние, оставляя нетронутым чай, мёд и тыквенный пирог. К чёрту.

Когда открываю дверь своей квартиры, то тут же в прихожей натыкаюсь на полуобнаженную Аллу. Умная, опытная, сексуальная. В красивом красном белье, которое просвечивает темные возбужденные соски и прямоугольную полоску волос внизу живота. Я бросаю куртку в сторону и, развернув Аллу к стенке, расстегиваю ширинку. Её тело идеально — тонкие изгибы, третий размер груди, упругая задница, которую я сильно сминаю пальцами… вот только какого хрена, трахая идеальную её, я думаю о девочке, которая живёт снизу?

Глава 13

Артур.

Артур

— Еда в «Лимончино» совсем испортилась, — произносит Алла, старательно расправляясь с каре ягненка. — Мясо слишком жесткое и пахнет как-то отвратительно. Ты… вообще слушаешь меня, Артур?

Отрываю взгляд от бокала, наполненного красным вином и перемещаю взгляд на Аллу. Лицо по-настоящему озабоченное и взволнованное. Брови сведены к переносице, а рот приоткрыт — если она и притворяется, то очень и очень хорошо.

— Прости, немного задумался, — произношу откровенно.

Важным нюансом в отношениях для меня является искренность. Я никогда не врал Алле: не обещал, что буду верным мужчиной, не обещал, что буду только её. Говорил в глаза всё как есть и её выбором было принять мою правду или уйти. Она решила остаться.

— Я заметила, что ты весь вечер о чем-то думаешь, — губы Аллы, искусно накаченные гиалуроновой кислотой, плывут в улыбке. — У тебя проблемы на работе?

Алла умеет подбодрить и найти нужные слова. Она всегда заинтересованно слушает о нюансах моей работы, о политике и спорте. Не только слушает, но и часто может дать дельный совет. И иногда мне кажется, что она отдает мне гораздо больше эмоций, чем получает взамен.

— На работе полный порядок, — откладываю столовые приборы в сторону и смотрю в её глаза. — Прости меня, Алла, но сегодня ты поедешь к себе. Хочешь, я вызову тебе такси?

— О, как скажешь, — она торопливо вытирает рот салфеткой и приподнимается с места, одернув короткое платье. — Все в норме, Артур. Я закажу такси в приложении — приедет через минуту или две, если я накину несколько сотен сверху.

Несмотря на то, что Алла пытается держать лицо и дальше строить из себя Мисс Идеальность, мой отказ здорово пошатнул её самооценку. Я, возможно, не самый чувствительный мужчина в мире, но сейчас даже мне становится её немного жаль.

— Без обид? — спрашиваю её в прихожей, помогая надеть норковую шубу.

Она привыкла к чёткому еженедельному графику, где оставаться у меня на ночь — обязательная из программ.

— Какие обиды, Артур. Но… знаешь, что помогло бы мне справиться с одиночеством на ближайшую неделю?

— Весь во внимании, — почему-то первым делом думаю о том, что она выбрала себе очередную побрякушку, которую я, конечно же, оплачу.

— Пообещай, что этот Новый год мы справим вместе? В качестве компенсации.

Алла поправляет перед зеркалом свои волосы, красит губы помадой и выжидающе смотрит на меня. Правда, что мне стоит провести новогоднюю ночь вместе с ней?

— Обещаю. Ближе к делу созвонимся, — заверяю её.

Такси приезжает через две минуты, как и обещала Алла. Она чмокает меня в небритую щеку, улыбается напоследок, только в этот раз вполне искреннее: моё согласие на совместный праздник стало для неё приятной неожиданностью.

Когда Алла скрывается за дверью, я могу себе позволить несколько часов бездумного одиночества. Вот почему я не хотел жениться. Ни сейчас, ни раньше. Мне комфортно одному, с самим собой и единственная женщина, которую я хоть немного впустил в свою холостяцкую жизнь не вызывает у меня сейчас ничего, кроме раздражения. Я радуюсь, что Алла ушла. И это, чёрт возьми, совсем ненормально.

Моё одиночество не длится вечность. Слышится звонок в дверь, которую я открываю, не удосужившись посмотреть в дверной глазок.

— Привет, пап, — Макс заваливает в мою квартиру с гитарой за плечами.

Я могу с точностью вспомнить, когда началось его увлечение музыкой — после концерта известной рок-группы на которую я взял его с собой, потому что наша няня заболела и не смогла остаться с моим десятилетним сыном. Сразу же после выступления Макс попросил отдать его на уроки гитары. А через год он стал играть на синтезаторе, электрогитаре и барабанах. Оказывается, несмотря на интерес к музыке, мать строго-настрого запрещала сыну не достойные мужчины занятия. Он ходил на футбол, карате и конструирование — то, что, по её мнению, было подходящим увлечением для мальчишек.