Мама My и Ворон | Cтраница 4

— Как много ты умеешь, Лина, — сказала Мама My.

— Я плаваю в бассейне каждую пятницу, — сказала Лина. — Мы можем пойти туда вместе.

— В бассейне? — сказала Мама My. — Это ещё что такое?

— Это такой дом, а в нём много воды. Там можно плавать, — сказала Лина.

— Как здорово! — сказала Мама My. — С нетерпеньем буду ждать пятницы. Надеюсь, что пятница скоро.

— Пятница как раз завтра, — сказала Лина.

— Прекрасно! Увидимся завтра. Пока, Лина.

— Пока, Мама My.

Когда Мама My подошла к пастбищу, на изгороди сидела птичка.

— Бассейн в городе, — сказала Мама My птичке. — А я ещё ни разу не была в городе.

Очень хочется посмотреть на Сандвикен.

— Чик-чирик, — ответила птичка.

Как Мама Му побывала в городе

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон летал над пастбищем в поисках Мамы My.

— Ну где же Мама My, — говорил Ворон, — я волнуюсь!

Он крутил головой во все стороны.

— У мостков её нет, а ведь она там часто бывает.

Он повернулся в другую сторону.

— И у большой ёлки её нет. Там она бывает ещё чаще. Кажется, я обыскал всю округу.

Ворон летал повсюду, и его крылья становились всё тяжелее.

— Посмотреть у ворот? Но там я был уже три раза. Там нет никого, кроме хозяина. Он стучит молотком. Может быть, у камня с солью? Иногда она стоит там и лижет соль? Вот там я ещё не был. Попробую посмотреть.

Хлоп-хлоп-хлоп. Стук-стук-стук. Это он пролетел мимо хозяина, который колотил молотком.

Потом полетел к камню с солью.

— Нет, — сказал Ворон, — и здесь её нет.

Ворон приземлился на дальнем конце пастбища.

— Я знаю, что она вчера была в городе, — тихо сказал он. — А теперь её нигде нет. Я надеюсь, что с ней ничего не случилось. Надеюсь. что она вернётся.

Он взлетел и закричал:

— Мама My!

Он прислушался. Но ответа не было. Он крикнул ещё один раз. Гораздо громче.

— Мама My!

Откуда-то из-за кустов прозвучал слабый голос.

— Эй, Ворон.

Хлоп-шлёп, хлоп-шлёп. Ворон пулей влетел в кусты. Там лежала Мама My. Вид у неё был очень несчастный.

— Разлеглись тут всякие! — закричал Ворон. — В укромном местечке, в кустах. Что это ещё значит?

— Это место на пастбище, которое дальше всего от города, — сказала Мама My.

— Дальше всего! — закричал Ворон. — О чём речь? Что в городе плохого? Раньше ты никогда не была в городе. Тебе очень хотелось побывать в Сандвикене. И теперь ты наконец в нём побывала. И ты недовольна?

— Да, недовольна, — тихо сказала Мама My.Вот как! — закричал Ворон. — Тебе не понравился бассейн? Мне казалось, что уж что- что, а он-то тебе понравится. Ты собиралась ходить туда каждую пятницу и наслаждаться?

— В бассейне всё было прекрасно, — сказала Мама My.

— Ну, вот видишь! — сказал Ворон.

— Но знаешь что, Ворон, — тихо сказала Мама My. — В городе много других домов.

— Ну, конечно, — закричал Ворон. — А ты думала, что город — это большущее пастбище, а на нём стоит один-единственный дом, и на этом доме написано САНДВИКЕН?

— Понимаешь, городские дома совсем не похожи на дома, — сказала Мама. — У домов в городе не такой вид, какой должен быть у дома.

— Неужели?

— Например, один дом называется дом для машин. Так представь себе, там не было ни одной печной трубы, ни одного окна, ни одной двери! Только большая дыра в стене, куда въезжают машины. Въезжают и выезжают, туда- сюда-туда-сюда.

— И что же в этом плохого? — возмущённо закричал Ворон.

— Но таких домов не бывает.

— А почему?

— Всё очень просто, в доме должна быть печная труба, — сказала Мама Му. — И тогда дыму будет куда уходить. А ещё окно, чтобы смотреть наружу. И дверь, чтобы входить. И выходить. Входить и выходить. Входить и выходить.

— Знаешь что. Мама Му, — сказал Ворон. — Неужели ты думаешь, что все-все дома должны быть как дом твоего хозяина?

— Конечно, все, — сказала Мама Му. — У моего хозяина очень милый дом.

Ворон задумался, потом вспомнил ещё один дом.

— А вот, например, полицейский дом! — сказал Ворон. — По-твоему, и он должен выглядеть как дом крестьянина?

— Даже полицейскому дому нужна печная труба, — сказала Мама Му. — Дым должен куда-то уходить?

— Ну, а большой магазин? Разве он не может быть таким же, как дом твоего хозяина?

— Даже у магазина должно быть окно, хотя бы маленькое, чтобы можно было его открыть и выглянуть наружу, — сказала Мама Му.

Тут Ворон вспомнил ещё один дом.

— А больница? — закричал он. — Уж больница-то не может быть похожа на крестьянский дом!

— Даже больница должна иметь маленькую дверь, в которую надо постучаться, если хочешь войти. Или выйти. Войти и выйти. Войти и выйти.

— Ущипните меня за пёрышки, — сказал Ворон. — А вот времени у меня сегодня больше нет. Пока-пока.

Хлоп-хлоп-хлоп. Он уже собрался улетать.

— И в магазинах тоже не было ничего весёлого, — сказала Мама Му.

Ворон прямо-таки перевернулся в воздухе и опустился на землю. Бум! Он стоял перед Мамой Му.

— Что-что? — закричал он. — Ты ходила в магазины?

— Да, — ответила Мама Му. — Но там на меня немножко рассердились. И это было совсем не весело.

— Рассердились?

— Да. У них в городе травы не так много, как здесь. И я проголодалась.

— Проголодалась? — сказал Ворон и прикрыл глаза.

— Около магазина было немножко травы, такой маленький газончик, вроде грядки, — сказала Мама Му. — Я покушала травки на этом газончике… И съела тюльпаны, которые росли там. Вот они и рассердились. Знаешь, цветы в городе очень берегут.

Ворон закрыл глаза.

— Корова в городе! — воскликнул он. — У меня крылья отвалятся.

— На рынке лежали яблоки, — сказала Мама Му. — Я их тоже съела. И люди ругались.

Ворон заткнул уши.

— Конечно, ругались! — закричал он. — Ты съела их яблоки! Ущипните меня за пёрышки!

— Убери крылья от ушей, — сказала Мама Му. — А то не услышишь про цветочный магазин. Они были очень милы.

Ворон раскрыл уши.

— Значит, там на тебя не рассердились?

— Сначала не рассердились, — сказала Мама Му. — Они были любезны. На торговой улице перед их магазином было много угощенья.