Сборник произведений похожий на книгу - „Мама My и Ворон“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Мама My и Ворон | Cтраница 13

— Неужели?

— Моя мама кралась в траве! — сказал Ворон.

— Неужели?

У Ворона взлетели брови. Он взмахнул другим крылом.

— Моя мама — тигрица! — сказал он. — Кар-р-р! Гр-р-р!

Стоя на камне. Ворон стал смотреть по сторонам. И что-то увидел.

— Видишь уток, Мама Му? — сказал он низким голосом.

— Да, — сказала Мама Му. — Они плавают и ныряют в своём пруду. Им там очень хорошо.

— Гр-р-р. У них на это осталось очень мало времени, — сказал Ворон и соскользнул с камня.

Джуджа Висландер, Томас Висландер, Свен Нордквист - Мама My и Ворон

— Му-у. В чём дело?

— Тигриный Ворон подкрадывается к уткам, — сказал Ворон и нырнул в высокую траву.

Мама Му крикнула ему:

— Не смей подкрадываться к уткам, Ворон!

Но он уже пополз к пруду в траве. Мама Му почти не слышала его. Только когда он рычал. Потом он пополз через тростник.

«Пожалуй, он выглядит полосатым, когда ползёт по тростнику, — подумала Мама Му. — Это надо признать».

Ворон уже почти достиг цели. Одни утки плескались в пруду. Другие ели. Некоторые спрятали голову под крыло. Кое-кто негромко покрякивал. Всё было тихо и спокойно. Ворон зарычал. Разбежался и…

Всё мгновенно переменилось.

— Э-э-э, гр-р-р!

Ворон выскочил из тростника. Утки смертельно перепугались. Ах! Ох! Кря-кря! Поплыли, прыгнули, полетели, нырнули — все в разные стороны. Шлёп-шлёп, плюх-плюх. Некоторые спрятались в тростник. А Ворон рычал, кричал и хлопал крыльями.

Он был в полном восторге. Вернувшись к Маме Му, Ворон от души веселился.

— Посмотри-ка на них, — сказал он и показал на пруд.

Утки разлетелись во все стороны. А Мама Му расстроилась.

— Му-у, Ворон, — сказала она. — Не чересчур ли это?

— Нет, — сказал он. — А почему ты спрашиваешь?

— Уточки так мирно отдыхали.

— Но они уже бросили отдыхать, сама видишь, — сказал Ворон. — Ты только взгляни на них. Все до одной прыгают. Весело!

— Бедняжки.

— Они, конечно, не ожидали, что на них из тростника выскочит Тигриный Ворон, — сказал Ворон. — Но к такому надо быть готовыми всегда!

— Му-у, — сказала Мама Му и испытующе посмотрела на Ворона. — У тебя что же, и в самом деле мама — тигрица, Ворон?

— Гр-р-р! Да.

— И папа — ворон?

— Кар-р-р. Да.

— Мама-тигрица и папа-ворон. Мама, которая говорила «Гр-р-р», и папа, который говорил «Кар-р-р». Странно это. Разве не принято, чтобы папа и мама были одним и тем же?

— Ну уж, нет. Кар-р-р, — сказал Ворон. — Папа и мама никогда не бывают одним и тем же. Папа есть папа, а мама есть мама.

Сказанное ему так понравилось, что он захотел сказать это ещё раз. Он прыгнул на камень, взмахнул крылом и произнес:

Папа есть папа, а мама есть мама, Я повторяю это упрямо. Я, не родившись, попал бы впросак, Если бы дело было не так.
Папа есть папа, а мама есть мама, Я повторяю это упрямо. Я, не родившись, попал бы впросак, Если бы дело было не так.
Папа есть папа, а мама есть мама,
Папа есть папа, а мама есть мама,
Я повторяю это упрямо.
Я повторяю это упрямо.
Я, не родившись, попал бы впросак,
Я, не родившись, попал бы впросак,
Если бы дело было не так.
Если бы дело было не так.

— Ворон, это правда, что у тебя мама — тигрица? — спросила ещё раз Мама Му.

— Н-ну, разумеется, бабушка Бурёнка, — сказал Ворон. — Как ни крути, так оно и есть.

— А пала — ворон? Но если у тебя мама-тигрица и папа-ворон, то ты должен быть полосатым!

— Н-ну, а к-как же… К-конечно, — сказал Ворон и пополз с камня вниз. — Знаешь что, мамы-тигрицы у меня никогда не было.

— Не было?

— Моя мама тоже ворон, — сказал Ворон. — Но я это как-то забыл.

— Забыл?

— Ну да, — сказал Ворон. — И очень крепко. Кар-р-р. А теперь мне пора домой. У меня ещё куча дел сегодня. Не буду ползти по дороге домой. Лучше я полечу. Пока.

Хлоп-хлоп-хлоп. И он с бешеной скоростью полетел.

— Пока-пока, Ворон, — сказала Мама Му. Но он этого не слышал. Он был уже далеко в своём Вороньем лесу.

Мама Му увидела маленькую зелёную птичку.

— Привет, птичка, — сказала она. — Хочешь посмотреть, как я поползу по траве? Впрочем, нет. Хватит. Я уже пробовала раньше. Дело не в том, что я слишком толстая. А в том, что трава слишком низкая. Над травой будет торчать спина. И, мне кажется, с этим ничего не поделаешь.


Как Мама Му танцевала

Поздняя осень. За окном темно и холодно, а в коровнике и светло, и тепло. Все коровы в своих стойлах. Только Мама Му вышла в проход. Она встала на задние ноги. Потом встала на одну ногу и повернулась. Запела. И стала танцевать.

Тук-тук-тук.

Мама Му не слышала, что Ворон прилетел и стал стучать в окно.

ТУК-ТУК-ТУК!

Наконец она услышала. Перестала танцевать и распахнула окно.

— Привет, Ворон! — сказала, переводя дыхание, Мама Му. — Рада тебя видеть!

Ворон сразу понял — происходит что-то необычное.

— Привет, Мама Му, — сказал он. — Что тут у вас?

— Сейчас я буду танцевать для тебя, — сказала она. — Танцевать балет!

— Но что это у тебя на ноге! — закричал Ворон. — Бинты! Ты заболела, да?

— Это мои балетные туфли, Ворон, — сказала Мама Му и немножко покружилась.

— Бледные туфли? — закричал Ворон и спрятался за столб.

— Сейчас! Сейчас ты всё увидишь! — объявила Мама Му.

Ворон всё ещё прятался за столбом.

— Ну, выходи же! — крикнула Мама Му. — Я здесь! Сейчас буду танцевать балет для тебя.

Танцевала она на пальчиках. Ворон стоял за столбом, закрыв глаза. Она упёрла передние ноги в бок, качала головой и пела. Чёлка прыгала туда-сюда. Ворон выглянул из-за столба.

— Остановись! — закричал он. — Встань на четыре ноги! Не смей танцевать на цыпочках!

Но она танцевала. Хвост летал из сторону в сторону. Кисточка на хвосте порхала. Ворон прикрыл глаза. Мама Му подпрыгнула. Одна задняя нога сзади, другая впереди. Голова откинута.

Ворон выглянул ещё раз.

— Неужели это не сон? — сказал он сам себе. — Я вижу корову в балетных туфлях. У меня отнимутся крылья.

— Сейчас! — закричала Мама Му.

— Сейчас?! — удивился Ворон.

— Сейчас! — закричала она и рухнула на пол. — Бах!

Она сидела на полу с вытянутыми ногами, тяжело дыша.

— Больше на цыпочках танцевать не буду, — сказала она. — Я упала, Ворон.