Мама My и Ворон | Cтраница 11

Ворон рассматривал свою «Летучую рыбку».

— Никогда раньше у меня не было ничего подобного, — сказал он.

— Коровы считают, что ты был великолепен, — сказала Мама Му.

Ворон посмотрел им вслед.

— Да, я ворон хоть куда, — сказал он.

— Послушай, — сказала Мама Му. — Хорошо, что ты получил этот диплом. А вот я завтра опять пойду в бассейн.

— Как завтра? — сказал Ворон. — Разве не в пятницу?

— Завтра и есть пятница.

— Нет, Мама Му, — сказал Ворон. — Сегодня понедельник. А завтра вторник.

— Нет, — сказала Мама Му. — Завтра пятница. Так сказала Лина.

— Но ведь она сказала это в четверг? — сказал Ворон.

— Конечно. «Завтра пятница», так она сказала.

— Ты не понимаешь, как считают дни недели! — сказал Ворон. — Не всегда завтра значит пятница.

— Как это не всегда? — сказала она.

— Я объясню, как надо считать дни недели, — сказал он.

— Объяснишь? — сказала Мама Му. — Очень хорошо. Ворон.

— Сегодня вторник будет «завтра», — сказал Ворон. — А завтра среда будет «завтра». А в среду…

— Знаешь что, Ворон, — сказала Мама Му. — Я ничего не понимаю.

— Вот именно! — сказал Ворон. — Это я и говорю всегда. Коровы ничего никогда не понимают. А сегодня я спешу, я уже говорил. Мне пора домой! Пока!

Хлоп-хлоп-хлоп. И Ворон улетел с бешеной скоростью.

— Пока-пока, Ворон, — сказала Мама Му. Но он ничего не слышал, он был уже далеко в своём Вороньем лесу.

Мама Му вздохнула. И стала жевать травинки.

— Но, во всяком случае, он обрадовался «Летучей рыбке», — сказала она. — Я это заметила.

Джуджа Висландер, Томас Висландер, Свен Нордквист - Мама My и Ворон
Тигриный поезд

Коровник, вечер. Почти все коровы заснули. Только Мама Му в своём стойле усиленно думала и ничего не могла понять.

Ворон не появлялся весь день. Она представила себе, как он лежит покинутый всеми в холодном вороньем гнезде в глубине большого леса. А вдруг он простудился? Может быть, он дрожит от холода. И кашляет. У него жар. Бедный Ворон. Он заболел.

— Ах, если бы я могла сбежать отсюда. Я съездила бы на велосипеде к Ворону и принесла ему горячего молока и мёда.

Тук-тук-тук. Мама Му услышала весёлое постукивание по стеклу.

— И кто бы это мог быть? — удивилась она.

Это был Ворон.

— Привет, Ворон, — сказала Мама Му самым нежным голосом. — Ты всё-таки улучил минутку.

Ворон был необычайно весел.

— Привет-привет, Мама Му! — сказал он.

— Быстрее закрывай окно, Ворон, — сказала Мама Му, — а то простудишься.

— Простужусь? — удивился Ворон.

— Как ты себя чувствуешь, Ворон? — спросила Мама Му. — Ты болен?

— Болен? Ты это о чём? — сказал Ворон.

— Ты кашляешь? У тебя жар? Где болит больше всего?

— Перестань нести чепуху, бабушка Бурёнка. Я чувствую себя отлично.

— Отлично? — переспросила она и оценивающе посмотрела на него.

— Я никогда не чувствовал себя лучше, — сказал Ворон. — Я иногда думаю, а что было бы, если бы я почувствовал себя ещё лучше?

И он постучал себя по груди — вот как хорошо он себя чувствовал.

— Му-у, — сказала Мама Му самым нежным голосом, — а я было подумала…

— Подумала! — закричал Ворон. — Коровы только стоят, жуют жвачку и таращат глаза. А что коровы знают?

— Му-у. Но ты же мой друг, Ворон. Я могу разволноваться, когда ты не появляешься целый день.

— А ты не волнуйся, — сказал Ворон.

— Я удивлялась, куда ты пропал.

— А ты не удивляйся, — сказал Ворон. — Вороны вообще — птицы вольные, Мама Му. Много чего я повидал в этой жизни, летая то туда, то сюда.

— Му-у, — сказала Мама Му. — А где ты был сегодня?

Ворон взмахнул крылом.

— Далеко! — сказал он. — Очень далеко. Я летал над горами, над долами. Летал над лесами и лугами. Летал над ручьями, островами.

— Ручьями, островами? — спросила Мама Му.

— Но, в конце концов, прилетел! — сказал Ворон.

— И куда же?

— В джунгли! — вскрикнул Ворон.

— Ты прилетел в джунгли?

— В джунгли-джунгли, — сказал Ворон. — Отвечаю утвердительно.

— Ты был так далеко? И как там?

— В джунглях, — сказал Ворон, и голос его зазвучал, словно из джунглей, — есть какаду! Там есть попугаи! И всякие другие птицы джунглей. Мама Му! Там ведь нет никаких уток или кур. Разных зябликов и воробьев, синиц и прочих пичужек, как у вас здесь. Нет, там только птицы, похожие на нас, воронов! Но они не серые, а красные и зелёные, лиловые и синие. В джунглях есть огурцы размером с дом! И дома размером с огурец! И, куда ни посмотришь, у всех носики и носищи, клювы и хоботы!

— Хоботы? — удивилась Мама Му.

— Ясное дело, хоботы! — сказал Ворон. И вытянул свой клюв, чтобы он стал похож на хобот. — Потому что в джунглях есть слоны!

— Слоны?.. — сказала Мама Му.

— Это ужасно большие и толстые звери, — сказал Ворон. Он поднялся в воздух и стал надуваться, чтобы быть похожим на слона. — Они, пожалуй, будут потолще вас, коров.

— Но м-мы, му-у, — сказала Мама Му, вскинув брови, — не такие уж и толстые.

— Слоны не щиплют траву на пастбище, — сказал Ворон. — Они щиплют листья на деревьях! Своим длинным хоботом!

Ворон вытянул шею и стал клевать сено, чтобы стать похожим на слона, который щиплет листья на деревьях.

— Щиплют листья на деревьях? — сказала Мама Му. — Как странно.

— Да-да. А ещё у них наверху живут обезьяны! — сказал Ворон и приплюснул клюв, чтобы стать похожим на обезьяну. — Они прыгают с ветки на ветку. И катаются на лианах! — сказал Ворон и принялся прыгать под крышей с одной балки на другую прямо над головой Мамы Му.

— О-о, и ещё швыряют бананы

Ворон принялся расшвыривать вокруг себя сено.

— Обезьяны швыряют бананы?

— Да, друг в друга. И в слонов! — закричал Ворон и стал бросать сено в Маму Му.

— Обезьяны швыряют бананы в слонов? — спросила Мама Му.

— Именно! — закричал Ворон. — А слоны хватают бананы хоботом и швыряют их обратно в обезьян!

Теперь Ворон бросал сено клювом.