Я стану твоей королевой | Cтраница 20

Мы молчали. Пока не пришёл Алекс.

— Успокоилась?

— Катись.

— Что, несгибаемая Микаэлла слилась из-за пары царапин?

— Две сотни, — возразила Линера. — И некоторые порезы были довольно глубокими. Поверить не могу, что Рейнол сделал это.

— Откуда ему было знать? Я даже не задумался о том, что ей может быть больно, когда вы сражались. Вот ему — да, ты все ноги изрезала. Да ещё и ядовитыми цветами.

— Если он не знал, что вредит мне, то зачем вообще на растение напал?! У него личная неприязнь к Ветряннице? Сильно сомневаюсь!

— Стебель тянулся к тебе, — ответил миролюбиво Алекс. — Руку даю на отсечение, он видел это, испугался и бросился защищать.

— Бред, — я укуталась в одеяло. — Я ведь не совсем идиотка. На меня растение напасть не могло, потому что воспринимало как часть себя. Я привязку сделала, чтобы лучше контролировать Ветрянницу и исключить возможность нападения.

Уснула как-то сразу и неожиданно. Мелькнула только мысль, что это мой чудо-кустик постарался и усыпил.

Глава 8. Кто на свете всех умнее?

Завтракали мы в моей комнате, потому что выйти я из неё откровенно боялась. Тот, кто видел злого Рейнола, прекрасно меня понял бы. Зрелище действительно жуткое, полагаю, незабываемое, потому что он даже во сне ко мне приходил. Правда, не бил и не убивал, а наоборот… Гладил по волосам, шептал какие-то нежности, собирал губами слезы. А я не выгнала и не отпрянула даже. Во сне было тепло и приятно, хотелось так и лежать рядом с ним, слушать, какая я сильная, красивая, нежная и вообще самая-самая. Я даже проснулась с улыбкой. Но утром страх вернулся. Вместе с Алексом, который принёс с собой слух о трех сломанных тренировочных столбах.

Рейнол все утро упражнялся с мечом, и вот итог… А столбы эти мои ровесники, между прочим! Если не старше вообще. Вот стояли себе десятки лет, пока не пришёл этот демонов королек и не сломал все к черту!

И раз уж этот ненормальный способен поломать зачарованный столб толщиной где-то в метр, что уж говорить об одной хрупкой и слабой девушке с хорошо развитым инстинктом самосохранения? Правильно! Мне лучше сидеть и не высовываться, потому мы и остались у меня. Просматривали работы, которые удалось собрать Алексу. Желающих поучаствовать в импровизированном конкурсе оказалось на удивление много, но большинство платьев были слишком… Экстравагантными для меня.

— О, вот интересный вариант! — Линера протянула мне листок с черно-белым наброском. Длинное черное платье наглухо закрытое спереди, как и подобает приличной леди, со спины выглядело произведением искусства! Вырез до самой поясницы выглядел бы пошло, если бы его не прикрывали нити жемчуга и змея скрываются позвоночник и будто замершая в движении. Клянусь, у меня было ощущение, что она сейчас поползет вверх!

— Чей это эскиз?

— Таани, — Алекс улыбнулся уголками губ. — Хорошая девушка, но жизнь её потрепала. Говорят, сюда она сбежала, чтобы спастись от брака с каким-то извращенцем, родители настаивали на свадьбе, но она умудрилась выкрутиться. Поступила сюда на королевскую стипендию, живёт тихо, не привлекая внимания. На конкурс её наверняка подруга затащил. Неугомонная женщина, у меня был с ней роман в том году. Бурный, но короткий.

— А у тебя бывают другие?

— Я давно хочу серьёзных отношений, — Дарио пожал плечами, бросая незаметный взгляд на Линеру. — Просто девушки, с которыми я бы хотел их строить на меня даже не посмотрят. Зачем им бабник и повеса?

— Менять образ жизни не пробовал? — хмыкнула осмелевшая артефакторша. — Да никто в жизни не поверит, что ты способен на чувства большие мимолетного увлечения и лёгкой влюблённости!

— Я тоже не верил, — погрустнел одноклассник, вздохнул и снова улыбнулся. — Клариса передала мне остальные работы Таани, на случай, если тебя зацепит!

— Пользуешься полномочиями в личных целях?

— Напропалую! — Радостно кивнул шатен, улыбаясь широко и… Натянуто. Неестественно. Фальшиво. — Вот, смотри. Тут есть ещё три змеиных варианта. Клариса заверила, что это не предел. Мол, на коллекцию у Таани материала точно наберётся.

Второе платье тоже было интересным: зелёное с небольшим круглым вырезом, показывающим впадинки на шее, такое же открытое сзади, но на этот раз асимметричной каплей. Никаких жемчужных нитей — только толстая серебристая змея, оплетающая шею дважды и вплетенная в причёску. Хвост и туловище, извиваясь, замерли, закрыв большую часть выреза, стянув края ткани собой. Создавалось впечатление, что стоит змейке проползти дальше — и платье слетит с модели, опадая мягкой гладкой тряпкой на землю.

— У меня слов нет! Это же просто потрясающе!

Третье платье было более строгим, но не менее завораживающим. Белая ткань, фасон, напоминающий свадебный… И

И маленькие чёрные змейки, которые ползут вверх по подолу! Одна, самая крупная успела опоясать талию и проползти по правой груди. Хвост свисал сбоку почти до самого низа.

— Тут написано, что змеи лёгкие, гибкие и ночью могут светиться… — добил меня Алекс. — Эти два она рисовала давно, у неё куча набросков в этом стиле. А вот третье специально для тебя. Белый жемчуг, который можно заменить на чёрный, чтобы гармонировал с твоим браслетом, прямое тому свидетельство…

— Платье за гранью всяких приличий! — Наконец выдохнула я.

— Платье победительницы! — Возразил Алекс. — Но мы можем и заменить его. Можно вообще выбрать один из этих розовых зефирных вариантов…

— Меня смущает цвет, — встряла Линера, оторвавшись от очередного артефакта.

— Меня тоже смущает вездесущий поросячий цвет! — Возликовал Алекс.

— Чёрный — цвет скорби, — не обратила на него внимание артефакторша. — А белый или тот же зелёный не будет смотреться так эффектно.

— Паучий шёлк, — предложил Александр Дарио, вскакивая со стула, и напомнив в этот момент восторженного ребёнка. — У матери есть платье из паучьего шёлка! Оно было чёрным, но отливало зелёным!

— Да, есть разные отливы. Мне ещё нравится гранатовый…

Обсуждение могло продолжаться, но я сделала на эскизе Таани пометку о ткани, отложила все её работы в сторону и продолжила просматривать наброски. Розовый действительно преобладал. И если та же Мишель умудрилась сделать платье милым, женственным и стильным в этом цвете, то остальное…

— Таани победила. Мишель второе место. И… Ариса третье, но при условии, что она перестанет везде лепить пионы, господи…

— Понял, принял. Пойду результаты объявлять. Скажу, что ты готовишь юся к викторине, поэтому не смогла прийти сама, принесу за это извинения и заверю, что это был очень сложный выбор!

— А что, смотреть на бесконечное розовое безумие и впрямь было не просто, — я пожала плечами, взглядом провожая Алекса. А потом тяжело вздохнула, доела наконец завтрак и пошла одеваться.