Я стану твоей королевой | Cтраница 14

— Мило, — набрав целый поднос вкусностей, пошла в сторону нашего столика и уже там, когда помощник уселся рядом, решила продолжить беседу. — Но это тоже нам на руку. Сможешь сделать так, чтобы это стало основной темой?

— Чтобы все считали, что ты собираешься влюбить в себя Рейнола?

— Нет. Я не манипулирую людьми, ни в коем случае. Но Гернод влюбился. По уши, впервые в жизни, так сильно, что его бесит моя самостоятельность.

— Хлипенькая логика, конечно, но я что-нибудь придумаю. Как раз сегодня свидание с одной из ланей.

— Не продолжай, не хочу ничего слышать о твоих любовных победах за обедом, это портит мне аппетит.

Приятель рассмеялся, и мы смогли спокойно поесть, несмотря на то, что снова были объектом всеобщего внимания.

Глава 6. Лжецы не всегда выигрывают

Актовый зал АМИ поражал любого, кто оказывался здесь впервые. Такую роскошь впору ожидать от тронного зала во дворце Его Величества, но никак не в обычной академии магии. Потолки такие высокие, что запросто вместили бы десять человек, стоящих друг у друга на головах. Огромная трехметровая люстра посередине, от которой по верху тянется целая паутина светильников поменьше. В глубине зала большая сцена с занавесом, профессиональной аппаратурой для усиления голосов выступающих. Сам зал оборудован удобными мягкими креслами, которые больше похожи на троны, чем на сидячие места для студентов. На темно-синих стенах совершенно невероятные рисунки простой белой краской. Сказочный пейзаж, звездное небо, ведьма верхом на метле. А одна из стен полностью отдана на откуп дракону. Огромный ящер смотрит на то самое звездное небо и явно намеревается взлететь. Клянусь, я могла различить каждую чешуйку этого прекрасного монстра, настолько детально проработанной была картина.

Говорят, мастер, который занимался этим помещением, умер сразу после, а так как знал о предстоящей кончине, вложил в свое последнее творение всего себя. Среди первокурсников каждый год ходят слухи о том, что призрак мужчины, создавшего сие великолепие, появляется ночью здесь и по сей день. Якобы он не закончил свою картину, на ней чего-то не хватает. Теперь дух не может найти свой покой, приходит каждую ночь в надежде на то, что ему кто-нибудь поможет закончить работу всей жизни.

Глупости, конечно. Где это видано, чтобы в заведении, полном магами, завелся призрак?

В любом случае я лично его не видела и лично не знакома с кем-то, кто мог бы поклясться, что видел лорда Альвьери после его смерти.

— А теперь свою работу нам представит Дунси Беггиз! — Объявил декан факультета артефакторики, отходя в сторону, чтобы дать возможность своему протеже выступить перед толпой злых студенток. Нет, в зале, конечно, находились не только обманутые засранцем девушки, но их было больше. Очень много злых, прыщавых и мстительных магесс, готовых убивать за то, что стало с их кожей.

Дунси понял, что дело пахнет жареным, глазки забегали по залу в поисках поддержки, но вместо этого наткнулись на Линеру, рядом с которой сидела я. В первом ряду. В самом центре. Буквально напротив выступающего. Артефакторша улыбалась, вопросительно заломив бровь. Я едва сдерживалась, чтобы не захохотать в голос, а Алекс уже тихо рыдал от смеха на моем плече.

— Доброе утро, дорогие коллеги, а также маги других отраслей, кторым не безразлична судьба артефакторики, — справившись с эмоциями, поприветствовал лорд Беггиз, а я в этот момент активировала проклятие, которые так старательно берегла именно для этого момента. — Хотя какие вы мне коллеги, так мелкая шушара, хотя я с удовольствием порезвился с некоторыми из вас.

Дунси покраснел, но замолчат не догадался, он уперся взглядом в меня и продолжил, пока проклятие только набирало силы для второй волны.

— Я представляю вам работу, над которой трудился долгое время. Мое изобретение будет полезно всем девушкам, невзирая на возраст и социальное положение. Хотя, будем откровенны, некоторым из вас нужно новое лицо, а не амулет от сглазов и мелких проклятий. Что вы на меня так смотрите? Вы себя в зеркало видели? Да если бы у меня было такое лицо, я бы уже подал в суд на своих родителей! — Артефактор набрал в легкие побольше воздуха, чтобы наконец выдать финал своей блестящей речи: — Не надо на меня так смотреть! Эти прыщи не моя вина! Во-первых, нужно меньше жрать гадостей. Во-вторых, амулет создал не я. Если бы это было мое изобретение, то он просто никак не работал бы. Так уж вышло, что я абсолютно бездарен в этом направлении, и проект я отобрал у Заучки Войсир. Так что, если хотите кого-то убить, она сидит на первом ряду, рядом с Королевой Недоумков!

В Дунси полетели самые настоящие помидоры. Уж не знаю, кто это придумал… Хотя нет, знаю, судя по тому, что Алекс уже почти лежит в этом кресле и нагло смеется над происходящем, впрочем, не забыв установить для нас троих щит, это его рук дело. В общем летали помидоры. Парочка даже попала в цель. Декан самозабвенно кричал то на зрителей, то на виновника этого беспорядка. Минут через десять я поднялась на сцену, игнорируя летящие в меня спелые и сочные плоды, сок которых, казалось, заполнил все пространство.

Картинно подняла руку, требуя тишины, и народ послушался. Обстрел прекратился, крики утихли, зал заполнился тишиной. Именно в этот момент вошел Рейнол, в обязанности которого входило обеспечение дисциплины. Я подарила ему приторно сладкую улыбку, прошептала довольно сильное заклятие чистоты и обратилась к злым и обиженным студентам.

— Добрый день всем, буду предельно краткой сегодня. У меня много дел, да и пары на сегодня никто не отменял, так что предлагаю не затягивать с завершением этого милого мероприятия. Как выяснилось, Дунси Беггиз присвоил себе чужую работу. И, должна признаться, в том, что случилось с вами, есть и моя вина, так как я помогала настоящему автору проекта ставить на свое изобретение довольно интересную защиту. Такая теперь будет на всех ее работах, так как речь идет о сотруднике моего благотворительного фонда, — я подняла руку, демонстируя всем свой браслет, принимая улыбки от тех, кто уже слышал об инциденте у столовой, который студенты взяли и по доброте душевной прозвали “Прыжок за счастьем”. — Именно потому что в случившемся частично есть и моя вина, хотя это и не я украла товарища его проект, а также по той простой причине, что я позиционирую себя не как лидера, способного только карать, например, острым мечом, но и как вашего наставника и помощника, который готов исправлять и свои, и чужие ошибки, я сниму со всех вас защитные проклятия.

Теперь предстояло самое сложное. Я улыбнулась, подняла обе руки в воздух и на головокружительно длинном выдохе разом разорвала абсолютно все проклятия, включая то, которым наградила сволочь Беггиза. Зрители ахнули. Рейнол, кажется, заскрипел зубами, хотя мне со сцены было точно не услышать.

Я же обернулась к декану артефакторов и, глядя ему в глаза, спокойно сказала то, что думала.

— Таким людям не место ни в нашей академии, ни в любой другой. Я буду собирать подписи, чтобы Студенческий Совет выдвигал обвинения. Дунси Беггиз должен быть отчислен из АМИ без права восстановления, лишением артефакторской лицензии до пятого уровня, а так же штрафом, соразмерно сумме, которую получил за продажу чужого изобретения. Если администрация академии будет не согласна с этими требованиями, наш благотворительный фонд подаст в суд на лорда Беггиза от лица автора ворованного проекта. Тогда речь пойдет, возможно, о тюремной заключении в том числе. А сейчас, думаю, мы должны продолжить, потому что выступили еще не все студенты.