Сборник произведений похожий на книгу - „Любимая учительница“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Любимая учительница | Cтраница 3

Мне вообще радоваться надо было, что сумела попасть сюда сразу после окончания университета у себя в городе. Меня, как отличницу и краснодипломницу, оставляли и там на кафедре, предлагали аспирантуру, но Юрка был настойчив и убедителен. А его родители до такой степени ошалели от счастья при виде меня, что без вопросов тряхнули своими связями и устроили в этот очень даже неплохой столичный университет.

Да я особо и не сопротивлялась. Зачем? Прекрасная возможность, упускать ее было глупо. Строить из себя гордячку из разряда " я всего добьюсь сама, не нужен мне ваш блат" — это явно не про меня. Я всю жизнь сознательную рвалась из той задницы мира, где угораздило родиться, стремилась чего-то достичь, понимая, что, кроме своей головы, других способов добиться хоть чего-то у меня нет и не будет.

Это Юрке повезло: папа — какой-то серьезный чин в военном министерстве, я даже не в курсе была, кто именно, вся родня с обеих сторон — столичная потомственная интеллигенция с соответствующим отношением к жизни и запросами. Единственному сыну, внуку, племяннику ни в чем никогда не было отказа.

Честно говоря, когда в прошлом году Юрка привез меня знакомиться с родителями, я волновалась. И прямо говорила ему, что, если будет хоть одно слово, хоть один косой взгляд…

Но родители, дяди, дедушки, бабушки и даже прабабушка обрадовались моему появлению, как чему-то невероятному, и все оставшееся от каникул время разве что в попу не целовали, носились, как с писаной торбой, не зная, куда посадить, чем накормить, как развлечь, и без конца шпыняя смеющегося Юрку на тему, что девочка скучает, что девочку надо радовать, и на тебе, внучек, карточку, съездите в магазин, порадуй девочку… Еле отбилась, честное слово!

В принципе, тогда все прошло хорошо. Юрка был доволен, я радовалась, что он доволен, семья была в восторге. Короче говоря, каждый получил то, что хотел.

Я — поездку в столицу и развлечения, родня Юрки — надежду на скорую свадьбу и внуков. А Юрка — классное прикрытие на ближайшие несколько лет и возможность развлекаться так, как он привык и любит. С парнями.

Потому что Юрка, к огромному горю его многочисленных родственников, был стопроцентным, абсолютно неизлечимым геем.

Он потому и возник в нашей группе на третьем курсе филологического среди учебного года, что неаккуратно развлекся в столице, попал под прицелы камер, и его папа-чиновник принял меры.

У него как раз были какие-то то ли выборы, то ли кадровые перемещения, и небольшой скандальчик с участием сына-гея пришелся вообще не в тему.

Юрку спешно отправили доучиваться к нам, в областной город-миллионник, по мнению самого Юрки, невозможную, жуткую провинцию, папа утрясал свои дела, родственники коллективно заламывали руки.

А я как-то легко, буквально с первого взгляда, подуржилась с веселым, активным, улыбчивым парнем, несмотря на то, что всегда была заучкой. Вот бывает же любовь с первого взгляда? Наверно. У меня с Юркой была дружба с первого взгляда.

Примерно через неделю он поведал мне о своей беде. Ну это так, сыграл на опережение, чтоб не рассчитывала ни на что. А я и не рассчитывала. Вообще, мне не до отношений было. Слишком тяжело давалась учеба. Да и две подработки, чтоб хоть как-то держаться на плаву и оплачивать бюджетный факультет, не способствовали активной личной жизни.

Юрка ввинтился в мою налаженную, жесткую жизнь светлым лучиком и добавил в нее красок.

Я, никогда ничего не получавшая за просто так, и ко всему относящаяся с предубеждением, почему-то поверила Юрке, настолько он легко и ненапряжно умел внести позитив в любую ситуацию.

Оказывается, у нас в городе, были гей-клубы, где очень даже весело и приятно проводить время! Я вот, всю жизнь проживя здесь, об этом не знала. А Юрка разведал сразу. И влился в ночную жизнь с легкостью. И меня затащил.

Правда, это не отменяло моей напряженной учебы и работы, но жить определенно стало веселее.

Примерно через полгода Юрка предложил мне выйти за него замуж. Я отказала. Как бы я ни относилась к нему, но служить прикрытием обмана не собиралась.

Юрка понял. И не настаивал. Но, хитрый гад, начал звонить родителям по видеосвязи, когда я была у него дома, включая меня в разговор и называя своей подругой. И здесь-то я ничего не могла возразить! И правда подруга же!

Я разбиралась с ним, скандалила, не разговаривала по неделям. Но Юрка умел влезть без мыла в зад. Во всех смыслах этого слова.

В итоге его родня считала меня без пяти минут его невестой, а у меня не было сил разубеждать. Слишком уж счастливыми они выглядели.

Я постоянно выговаривала Юрке, злилась, расстраивалась. Он жмурился, делал круглые котячьи глазки, разводил руками. И в итоге я смирилась.

В конце концов, я никому ничего не говорила, ничего не утверждала, ничего не обещала. Пусть Юрка сам разбирается со своей родней.

Стоило мне пустить ситуацию на самотек, как все начало налаживаться! В нашем университете освободилось место на кафедре, и мне предложили работу до конца учебы, я уверенно шла на красный диплом, зарплата неожиданно позволила отказаться от одной из подработок и оставить только фриланс. Появилось свободное время, которое с радостью занял Юрка. А мне неожиданно понравился тот нелепый статус, что он навязывал мне. Теперь я была не скучная заучка, а пристроенная интересная девушка, с перспективами. Странное ощущение иррациональной стабильности, защищенности. Но приятное.

Конечно, это все совершенно нечестно по отношению к его родным, и, особенно, к милейшей, интеллигентнейшей прабабушке, с которой я с удовольствием частенько общалась по скайпу, но мне удалось свалить все муки совести на Юркину шею. Его родственники, его ответственность. Грыз меня небольшой червячок, что этот котяра не просто так со мной дружит, продуманный гад, но все это терялось за удовольствием от нашего общения, его реально бескорыстной и душевной натурой. Да и мне немало бонусов от нашей дружбы перепало.

Да, меркантильная дрянь. Но с другой стороны, я с детдома привыкла цепляться за любую возможность. И быть благодарной. "Дают — бери, бьют — беги". Вот так вот.

Юрка так и не смог объяснить внятно, по какой причине физкультурники — это плохо, мялся, мычал, отводил взгляд. А мне, на нервах, было не до его бессловесной коммуникации. Тут бы в себя прийти и заикание не поймать на истерике.

В родном универе я, конечно, проводила пары, и у старшекурсников тоже, но там-то все родное, свое, и стены помогают. А тут…

Потом нас отвлекли коллеги, незаметно включившие в обсуждение каких-то нововведений ректора. Я, как новенькая и не присутствовавшая на первом педсовете, никакого мнения по этому поводу не имела, в отличие от Юрки, который жарко влился в беседу. Мне оставалось только показывать свою включенность, кивая в нужных местах и осуждающе поджимая губы, там, где это было уместно. За свою сошла, по крайней мере, на первый раз. Спасибо Юрке.

Аудитория, где были мои пары, находилась на том же этаже, поэтому от настойчивого Юркиного сопровождения я отказалась. Хватит, в конце концов, нельзя же все время за ним, как цыпленок за курицей, ходить.