Летчик. На боевом курсе! | Cтраница 42

Вот этими вопросами я и озадачил присутствующее в кабинете начальство. И пока получал утвердительные ответы, со всех сторон обсасывал ещё одну внезапно возникшую мысль.

Потому как догадаться, для чего лично направляются в Данию его сиятельство вкупе с наипервейшим в России купцом и промышленником, совсем не трудно. Лично присутствовал на обсуждении всех этих вопросов в Екатерининском дворце в Царском Селе. И в свете дальнейших действий остаётся предположить более чем вероятное продолжение путешествия… Куда? Уверен, что в Англию. Только несколько непонятно, почему сейчас от меня это скрывают? Или не только от меня? От всех здесь присутствующих? Тогда нужно свои догадки держать при себе…

А вот и долгожданный штурман. Кем же ещё может быть этот молодой офицер? Но как-то слишком уж он молодо выглядит. Но молодцевато. И не робеет. А если и робеет, то робость свою прячет глубоко-глубоко. Ну, по-другому здесь и не принято. Адмирал Эссен только таких людей и уважает.

Познакомились. Оказалось, энтузиаст авиации. Славно. Сразу озадачили лейтенанта прокладкой маршрута. А первым делом попросил выполнить просьбу, сосчитать вчерашнюю путевую скорость. И данные предоставил для расчёта. Понимаю, что дело плёвое, но у меня и на такое дело времени сейчас нет.

Еще что хорошо, прогноз по ветру доставили. Поэтому сразу и маршрут скорректировал так, как я его себе представляю. Посчитали скорость, потребное на полёт время. Получили результат, и я только плечами пожал. Так ведь никто и не говорил, что будет легко. Зато взамен утешили сегодняшней же доставкой до самолёта трёх пулемётов. По «мадсену» на левый и правый борт, «максим» в нос. Маловато будет. Хотелось бы ещё один заиметь, для обстрела нижней полусферы. Но не получилось. Пока. Всё равно своего добьюсь, будет у нас ещё один «максим».

Теперь рассчитываем взлётный вес… И снова вводная. Казачков великокняжеской охраны придётся брать с собой, как и кое-какое имущество, загодя доставленное в Ревель. Остаётся только про себя выругаться. Все мои личные планы летят коту под хвост. Ну это мы ещё посмотрим. Поэтому…

Поэтому ничего другого не остаётся, как сделать вынужденный перерыв и отправиться… Правильно, на обед. За разговорами время быстро пролетело. На самом-то деле я совсем другой предлог озвучил, не менее важный. Нужно было точно измерить длину аэродромного поля. И только после этого можно будет сказать, сумею ли я со всем этим полезным грузом взлететь…

Глава 9

Наши сборы вроде бы удалось сохранить в секрете. Особых иллюзий я не питаю, но всё же надеюсь на это. А ещё уповаю на неожиданность в выборе маршрута и поспешность нашего вылета.

Так что надеяться-то я надеюсь, но… Всегда есть какое-нибудь «но»… Потому и душа у меня не на месте, тревожит что-то её, царапает. Словно веткой по стеклу, такое же точно, один в один ощущение. Что именно царапает? Может быть, отсутствие в штабе представителей славного жандармского корпуса? Ведь был же приказ об усилении надзора за недостаточно лояльными гражданами, о повышении внимания в соответствующем направлении и увеличении самого личного состава? Был. А никого из них, что на аэродроме, что у штаба, даже близко не видно. Или не всё так быстро делается, как того мне хочется?

Или нервирует тревожное ожидание какой-нибудь обязательной неприятности? Ведь не бывает так, что всё везде хорошо. Обязательно где-то должно быть плохо! Ну не может быть, чтобы вот прямо всю шпионскую сеть в городе за один раз взяли да вычистили? Наверняка же кто-то самый умный, ушлый и умелый остался? А тут ему прямо в руки такой желанный подарочек с неба упал в виде великого князя. Ну и первого в России промышленника для полноты набора. Дураком нужно быть, чтобы таким шансом не воспользоваться… Здесь не столица, окраина. И полиции значительно меньше, и жандармов во всём городе можно по пальцам одной руки пересчитать. Флот и армия? Так у них и задачи другие, они только воевать и умеют. Да и то не всегда, и не все. Наоборот, среди такого огромного количества разнообразных погон толковому диверсанту затеряться гораздо легче… Как, впрочем, и подходящих для такого дрянного дела одноразовых помощников найти…

На всякий случай увеличил количество охранников, присматривающих за сохранностью аппарата. К нашим двум казачкам дополнительно отрядил своих стрелков-наблюдателей. Пусть чаще меняются, дежурят посменно. Всё равно надолго мы здесь не задержимся, скоро дальше полетим. Так что и устать не устанут, и от безделья маяться не будут.

А то, что полетим, так это к бабке не ходи. Другого пути на запад из империи сейчас и нет.

Без некоторого недовольства в экипаже не обошлось – Маяковскому всё никак не избавиться от гражданской вольницы, очень уж ему дежурить не хочется. Но тут разговор короткий – или дальше с нами, или «до свидания» и – в распоряжение комендатуры. Никто его не заставлял погоны надевать, сам напросился. Аргументы бесспорные и неубиваемые. Никуда он не делся, согласился с моим коротким разъяснением. Тем более – приказ есть приказ. Но предупредил поэта, что больше подобных разговоров не потерплю. Это армия.

А то, что казачков поставил на дежурство, так мы не в столице, здесь за мной присматривать не нужно. Ко мне приставлены? В моё распоряжение поступили? Так какие тогда могут быть вопросы? Мне одного ВВ с его вопросами за глаза!

Опять же, бродить я по городу не собираюсь, у меня маршрут один, по треугольнику – из штаба в столовую и на аэродром. Чего за мной ходить-то? Появится реальная опасность, тогда я вам буду подчиняться, а пока… Вот лучше проявите-ка свои профессиональные навыки – понаблюдайте на земле за самолётом и тем самым позаботитесь о моей личной и нашей общей безопасности в предстоящем перелёте.

Это всё в дополнение к постоянной охране на аэродроме. Но на аэродромную охрану у меня почему-то никакой надежды нет. Задействовать связи и заниматься ещё и этим? Времени нет. Да и не моё это. А вот с Дудоровым при случае на эту тему поговорить не помешает. Сожгут ему в один «прекрасный момент» самолёты и ангары, будет потом локти кусать…

Заправку проводили как обычно, штатно, да и заправили, в общем-то, немного. Только то восполнили, что израсходовали за перелёт. А дополнительные баки были и так залиты под пробку ещё в столице.

После заправки для нас наступило время праздников – подарки один за другим пошли. Первым из них пулемёты привезли вместе с боепитанием. Два «мадсена» и один «максим». Сразу же и установили железки на штатные места. Единственно, так пока стволы наружу не высовывали. Если понадобится, изнутри убираются заглушки, пулемёты на турели выдвигаются вперёд, и можно открывать огонь. Самое сложное в этом отношении – курсовой «максим». Стрелку из него придётся тяжко. Будет задувать в лицо встречным ветром. А на улице далеко не лето. Но и не зима, к счастью.

А возможность пострелять в предстоящем полёте у нас имеется. И неплохая такая возможность. Хотелось бы обойтись без этакого удовольствия, но тут уж как получится, убегать не станем. Опять же с нашими скоростями далеко не убежишь. Так что вся надежда на огневую мощь. Теперь у нас есть, чем удивить противника.