Убить одним словом | Cтраница 39

Надрывный рев автомобильного двигателя заставил нас развернуться. Передние фары моргнули, и мы застыли в луче света. Машина ехала вслед за нами, с противоположной стороны дороги. Зажмурившись, я мог разглядеть только черную тонировку и гладкие гоночные наклейки. Я подумал, что это мог снова быть Димус на своей «BMW».

Дверь водителя открылась, и из машины вышел человек.

– Я же сказал, что мы увидимся позже.

Мы с Миа отпустили руки друг друга, словно провинившиеся дети, которых застали с поличным.

Иэн Раст протянул руку, чтобы приглушить фары у несомненно угнанной машины.

– Миа поедет со мной. – Он вышел на свет, взъерошенный, с темным пятном на правом предплечье, как будто от пореза. Пятна на его рубашке выглядели так, словно это могла быть чья-то кровь. Саймон бросился наутек.

Раст наклонил голову вбок, затем посмотрел на нашего удирающего друга.

– Я бы с удовольствием посмотрел, как вы пытаетесь остановить меня. До утра еще далеко, а я только вошел во вкус.

– Я заплатила Мешку, – сказала Миа, пытаясь говорить уверенно. – Он остался доволен.

– Зато я, – сказал Раст, – недоволен Мешком. Считаю, что пришла пора сменить руководство. А это значит, что ты должна мне.

– Сколько? – спросил я. Мне стоило усилий озвучить этот вопрос. Заставить эти мелкие злые глаза посмотреть на меня.

– А сколько у тебя есть, Хэйс? – Что-то в его голосе говорило мне, что, сколько бы я ни предложил, ему бы все равно было мало. Дело было не в деньгах. Дело было во власти и контроле. Раст увидел в Миа что-то, чем он хотел обладать. Он начал медленно приближаться, словно провоцируя нас на побег.

– Полиция ищет тебя, – сказал Джон.

Мы втроем пятились с каждым шагом Раста. Расстояние между нами не превышало пяти ярдов.

– Если я им нужен, то вот он я. – Раст расставил руки и быстрым прыжком сократил дистанцию на один ярд. Я качнулся назад, как напуганное животное, едва не шлепнувшись на задницу. Я слышал, что алкоголь придает храбрости, но все то пиво, что я выпил, вопреки медицинским показаниям, не работало.

Однако то, что пил Джон, работало как надо. Вместо того чтобы пятиться, он бросился на Раста, словно не верил историям, которые, как мы все знали, были правдой. Раст качнулся налево, и Джон пролетел мимо него, врезавшись в украденный автомобиль.

– Давай. – Раст поманил Миа. – Или мне сломать этого симпатичного мальчика прямо здесь? – Он оглянулся на Джона, который стоял на четвереньках около машины, пошатываясь и постанывая. Быстрый удар ногой под ребра повалил Джона на дорогу. – Ну?

Крики и топот позволили Миа не отвечать. Элтон и двое его братьев бежали в нашу сторону, остальные были немного позади, Саймон сильно отставал, но стойко пыхтел, замыкая процессию.

Марк и Анри достигли нас первыми, Элтон добежал сразу за ними. Поразительно, но Раст выглядел невозмутимым. Без какой-либо спешки он подошел к Джону, схватил его за волосы и поставил на ноги. Добежали остальные ребята с вечеринки. Последним прибыл Саймон. Раст пнул Джона по ноге и схватил его за подбородок и волосы, когда тот опустился на колени. Дыхание Джона было неглубоким и прерывистым. Теперь он был в ужасе от этого чудовища. Кровь от пореза на лбу стекала несколькими струйками ему в глаза. Раст многозначительно посмотрел на Миа:

– Залезай в машину.

Элтон и его братья приблизились.

– Отпусти его, а не то…

– Не то что? – фыркнул Раст. – Думаете, что не дадите мне свернуть ему шею? – Он покачал головой. – Миа знает, что делать.

Я оцепенел от страха. Что-то глубоко внутри Раста было сломано. Это было видно по его лицу. Какая-то пустота в голове, которую могла заполнить только боль других людей. Он сжигал все мосты лишь для того, чтобы согреться. Он сломал бы шею Джону без колебаний. Он бы сделал это и ушел, оставив моего друга парализованным, отняв бы у него жизнь, заменив бы ее на долгие годы беспомощной зависимости от окружающих.

– Отпусти его. – Миа наклонила голову и направилась в сторону двери пассажира. В этот момент темный силуэт неслышно подошел к Расту сзади, оттянул его руку и в мгновение ока прижал его к капоту автомобиля, выкрутив руку сзади.

Пока Элтон и остальные поспешили Джону на помощь, я просто стоял и глупо моргал, глядя на мистера Арно, который обошел машину по кругу и неслышно подошел к Расту сзади, чтобы применить боевой захват.

Когда Миа и Джон оказались в безопасности среди нас, за спиной Арно и их родственников, мистер Арно отпустил своего извивающегося узника и присоединился к нам.

Раст резко обернулся. В его руке блеснул клинок, и на мгновение показалось, что он собирается броситься на нас, в самую гущу. Каким-то образом он сдержал свою ярость и вместо этого вытянул руку и указал клинком на мистера Арно, отступая.

– Ты, старик. Ты схватился за меня грязными руками. Так не годится. – Его голос дрожал от ненависти и с трудом сдерживаемого гнева. – Берегись, старик, ибо однажды ночью я найду тебя и вырежу из тебя извинение.

грязными

Мы все как один отступили с улицы. Раст голодным взглядом смотрел на нас, словно выжидая, что кто-то отобьется от толпы.

– Он безумен. – Джон вытер с глаза кровь.

– Полный псих. – Элтон оглянулся. – Опасный. Держитесь от него подальше.

– Уж точно, – сказал я. – Мы должны вызвать полицию.

– Рано или поздно он доиграется, – сказал Анри, шедший позади нас.

– Твой папа – это что-то! – сказала Миа и крикнула: – Спасибо, мистер Арно! – Где-то впереди нас мистер Арно поднял руку в знак того, что услышал. – Я и не знала, что он может так постоять за себя.

Элтон кивнул. На его лице отражалась гордость.

– А ты как думаешь, кто подсадил нас на боевые искусства? Он стар, но крепок. Занимался боксом еще на Мадагаскаре. Сейчас он в службе охраны работает.


Мы направились обратно в тепло и свет квартиры Арно, поражаясь безумию Раста. Я очень устал, поэтому просто слушал. Пока мы шли сквозь холодную ночь, мне пришло в голову, что во всем многообразии человечества такие создания, как Иэн Раст, были чем-то вроде раковых клеток в потоке крови в моих венах. Они редко появляются, но достаточно одного, чтобы поразить все, что его окружает. Потому что уродство приумножается, боль порождает боль, и даже добрые поступки иногда становятся топливом для дьявольского огня. Я снова захромал, вся моя боль вернулась, вся тяжесть моей болезни навалилась на меня, и влачить ее было невыносимо. Еще два шага – и я свалился бы на колени. Но рука Миа нашла мою руку, наши пальцы переплелись, и благодаря этому я мог идти хоть всю ночь.

19

Мы пришли на игру в «Подземелья и драконы» с тяжелыми головами. У Джона на лбу красовался впечатляющий шрам, и он выглядел чрезмерно самодовольным, хотя уже и не помнил дорогу домой до дома Саймона, во время которой он вальсировал с уличными фонарями, а потом вскарабкался на «Мерседес» и объявил о своей любви к девушке, с которой танцевал у Арно.