Убить одним словом | Cтраница 28

– Карета подана, Ник! – как всегда веселым голосом крикнула с лестницы мама Саймона.

Я смел свои вещи со стола в сумку, уклоняясь от вопросов о том, смогу ли я прийти в школу на неделе.

– Как ты вообще, Ник? – Элтон загородил мне проход, когда я попытался выйти из комнаты.

– Все хорошо. – Я отвел взгляд. Я никак не мог принять тот факт, что кто-то заботится обо мне.

Он широко улыбнулся и покачал головой:

– Ты то же самое скажешь, если у тебя нога отвалится. Ничего у тебя, мужик, не хорошо. Ты в дерьмище по уши, и мы все это знаем. Но мы тебя вытащим. Тебе даже готов помочь псих, утверждающий, что он из будущего. Возможно, его ручные роботы тоже придут на подмогу. Но тебе нехорошо, поэтому не говори так.

– Ладно. – Мне было сложно избежать дрожи в голосе. – У меня ничего не хорошо. Я чувствую, что умираю… А еще какой-то ублюдок подарил моему персонажу в «Подземельях и драконах» болезнь исчезновения.

– Уже лучше. – Он хлопнул меня по плечу и отошел. – Анри исполняется двадцать один год в четверг. В пятницу вечером будет вечеринка. Ты придешь. Джон и Саймон тоже. Никаких отмазок.

– Да! – Джон рассек кулаком воздух. Вечеринки семья Арно закатывала легендарные, а Анри, самый старший и самый крутой брат Элтона, записался в танцевальную школу, где он буквально был единственным юношей в классе. Что означало, что список гостей будет переполнен молодыми танцовщицами.

– Я не могу, – покачал головой Саймон.

– Можешь и сможешь, – твердо ответил Элтон.

Я посмотрел на Миа. Она кивнула, что означало, что она пойдет.

– Увидимся завтра, – сказала она мне. Она не забыла про наше «свидание» в парке. Я, снова я и Миа: наше престранное трио.

Джон поднял бровь, услышав «завтра» из уст Миа, и я улыбнулся ему, прежде чем помахать на прощание и спуститься по лестнице.

– До скорого!

Еще одна неделя до нашей следующей игры, еще пять дней до моего последнего сеанса первого курса химиотерапии, еще шесть дней до вечеринки Анри. Моя собственная пустошь простиралась передо мной. Может быть, это только неделя, но что-то мне говорило, что эту неделю я могу и не пересечь за сорок дней и сорок ночей.

13

– Эй.

– Привет, – Миа ждала меня у ворот, через которые мы прошли в парк в ту «вампирскую ночь». За покрашенными в зеленый цвет железными прутьями простирался поросший травой Ричмонд-парк, мокрый и безыскусный.

Миа отошла от воротного столба и пошла в парк вместе со мной. Начался легкий, раздражающий дождик, очень мелкий, такой, который попадает в глаза и от которого намокает лицо.

– В общем, – Миа держалась близко ко мне, – это какое-то сумасшествие.

– Более чем. – Мне нравилось, что она близко. – Я рад, что ты решила прийти.

– Это не то, от чего можно просто взять и отмахнуться, – сказала она.

– Вот-вот. – Я знал, что Димус помог ей с деньгами, но если она была такой же, как и я, то настоящая причина, почему она пришла, была другой: когда прошел изначальный шок, из-за которого она сбежала из машины, неразрешимость этой тайны ее поедом ела. И приструнить это желание разгадать тайну было невозможно.

– Я хочу услышать то, что он скажет.

– Если это правда… То, что он скажет…

– Тогда поневоле задумываешься, чему вообще стоит доверять. Что вообще не вызывает сомнений. Что имеет значение на самом деле.

– Да. – Миа остановилась и посмотрела на меня. – Именно. Все то, что ты сказал.

– Я хорошо задаю вопросы. Ответы… – Я пожал плечами. – Раст с тех пор не объявлялся?…

– Нет.

Мы продолжили путь. Никто из тех, кого я знал, не видел Раста с тех пор, как его полоснули по лицу. Мне от этого было тревожно. Словно плавник акулы исчез среди волн.

– Как ты думаешь, Саймон придет на вечеринку?

– Нет. – Я сомневался, что сам приду. Сама идея вечеринки меня одновременно воодушевляла и угнетала.

– Почему?

– Я могу придумать тысячу причин! – О вечеринках у Арно ходили легенды, и мне впервые выпал шанс посетить одну из них. Но я был далеко не в лучшей форме.

– Назови хоть одну.

Вместо того чтобы выбирать одну из множества причин Саймона, я выбрал свой собственный худший страх:

– Начнем с танцев.

– Танцев? – засмеялась Миа. – От тебя никто не будет ждать, что ты будешь танцевать вальс и фокстрот или скакать на стуле, как на деревенском празднике. Это просто… всего лишь… танцы! Как на Top of the pops[15], только без декораций и блесток.

[15] [15]

– Он не согласится на это. Он не умеет. – Top of the pops была еще одной маленькой телевизионной слабостью моей матери, и она годами смотрела, как публика скачет под ритмы песен из хит-парада. Но я все еще понятия не имел, как это работало, и у меня не было ни малейшего желания демонстрировать это перед Миа на фоне красоток из школы танцев, где учился Анри, показывающих всем, как это делается на самом деле.

– Чушь. Заскочи к Саймону на неделе и заставь его попробовать. Это так же просто, как взбираться по лестнице. Двигайся туда-сюда под ритм, вот и все. Не нужно вытворять ничего особенного.

– Ладно, я… э… скажу ему.

– Не говори ему. Приди к нему. Заставь его попробовать, а потом заставь его пойти на вечеринку. Серьезно. – Ее рука коснулась моей. – Будет очень глупо, если он не придет.


Закутанный в темное пальто Димус ждал нас на скамейке. Черный, неподвижный и зловещий.

– Он и правда похож на того вампира, – пробормотала Миа, когда мы подходили.

и правда

– Ты о чем?

– В игре, – сказала она. – Который высасывал воспоминания.

Она была права. В «Подземельях и драконах» прикосновение вампира крало твой опыт. Заставляло забыть все, что персонаж выучил, и оставляло его тенью самого себя. Мне не хотелось думать о себе в таком же ключе. Я надеялся, что у Димуса было объяснение, которое позволило бы мне взглянуть на себя в лучшем свете. Пока что то, как он справлялся с ролью зеркала, лишь вызывало беспокойство.

Димус поднял глаза, когда мы приблизились к нему. На его лице словно отражались мои собственные переживания. Он выглядел уставшим. Дождь оставил множество капель на его лысине.

Миа села на противоположный край скамьи. Я сел между ними.

– Откуда ты знаешь меня? – Это был первый вопрос Миа.

Димус наклонился, чтобы посмотреть на нее.

– Я не эксперт, но уверен, что никому не на пользу знать слишком много о своем будущем. Так что давай оставим в стороне «как» и остановимся на том факте, что я действительно знаю тебя и хочу помочь.