Попаданка в Зазеркалье | Cтраница 6

Лицо юношы приняло такой надменный вид, что я поздравила хранителя Астиана с железной выдержкой. Ярости берр Наира сложно было что-то противопоставить, разве что такую непробиваемую холодность и ледяное спокойствие.

— Боюсь, я снова не понимаю вас, берр Наир.

— Отлично, покажи ему, берр Эль.

Я ощутила, как душный кокон сползает с меня, как облезает краска с фасада дома. Хранитель Астиан, не меняя позы, повернул голову и вопросительно уставился на нас со смотрителем.

— Магические чары, полагаю? — спросил он, не получив ни от кого ответа. — Могу я спросить, как зовут девушку?

— Злата, — сказала я дрогнувшим голосом. Кто знает, как этот отреагирует на звучание моего имени, но хранитель Астиан лишь вздернул вверх одну из своих светлых бровей. Его пронизывающий взгляд скользнул по моему одеянию и задержался на длинных волосах, собранных в хвост.

— Они рыжего оттенка, я полагаю? — спросил хранитель, кивая головой на мою голову, а я несмело перекинула волосы себе на плечо, высвобождая их из-за воротника пальто. — И глаза? Ваши глаза необычного золотого цвета.

«Нет, что?»

Я непонимающе вытаращилась на хранителя, но тот понял мою реакцию по-своему.

— Берр Наир, я полностью подтверждаю, что эта девушка относится к расе людей. Редкое исключение — цвет ее глаз, я бы сказал, такого нет ни у одной расы. Возможно, полукровка. Надеюсь, вы проверили ее магический уровень?

— Он очень незначительный, как и у всех людей этого мира. — Тут же отозвался ректор со скепсисом в голосе.

— А возраст? — продолжал спрашивать его хранитель Астиан, не отрывая от меня взора.

— Девушка достигла совершеннолетия и готова к обучению в Академии, если вы намекаете на это, — нехотя отозвался берр Наир. — Но это не объясняет ее появления на озере Рух.

— Нет, не объясняет, — а взгляд не отрывается от моего лица ни на секунду. Хранитель Астиан словно спрашивает меня, нуждаюсь ли я в помощи или это мне только кажется? — Могу предположить, что над разумом этой девушки хорошо поработали те, кто подкинул ее нам. Вариант с порталами отпадает, не может она прийти из мертвого мира, уж, слишком жива.

«Хм, хранитель Астиан пошутил сейчас?» — пыталась я разглядеть улыбки на лицах мужчин, но никто не улыбался.

— Если магический уровень Златы невелик, то ей не под силу самостоятельно сотворить межмирный портал. Она здешняя, берр Наир. Осталось узнать, кто так мастерски искалечил ее сознание и зачем?

— А разве не понятно? — вмешался смотритель Эль, но ректор тут же шикнул на него, возвращая внимание хранителю Астиану.

— Вы хотите сказать, что в Великой Кровавой Битве погиб не весь человеческий род? — берр Наир даже привстал со своего кресла, а вот я хотела осесть на пол, но маг вовремя подхватил меня под руки.

— Получается, что так, — уверенно кивнул хранитель Астиан. — И все, что нам остается делать — это позволить девушке учиться в Академии. Только так мы выйдем на след тех или того, кто подослал ее к нам.

— Спасибо, вы свободны, хранитель Астиан. — Кивнул ректор. — Берр Эль, вы тоже, а Злата пока останется у меня. Я сам провожу ее в крыло, отведенное для людей. Одна в целом крыле и единственная на всем факультете, — произнес берр Наир, скорее, себе самому, чем кому бы то ни было. — Я и преподавателей по ремеслу давно распустил, что прикажете теперь делать?

— Обратиться к магам, — посоветовал берр Эль перед тем, как плотно прикрыть за собой дверь.

Я расстегнула пальто и стянула его с себя, изнемогая от жары. Рыжие локоны рассыпались по плечам, и берр Наир удивленно пожал плечами, продолжая разговор с самим собой.

— Волосы, как волосы, — проговорил он задумчиво, кружа вокруг, как ворон, почуявший добычу. — Я верю интуиции хранителей и их словам. Ты знаешь, что хранители не умеют врать? Это их слабость.

Я уже устала мотать головой, поэтому просто стояла, выжатая событиями, опустив подбородок и рассматривая геометрический узор ковра. Ректор ссутулился, заложил руки за спину и действительно стал походить на хищную птицу, а я гадала, кто он: маг или демон? Явно не хранитель и не эльф.

— Я — полукровка. Единственный в своем роде, — словно прочел мои мысли берр Наир, — в нашем мире не приняты смешанные браки, а расы заселили мир так, что находятся далеко друг от друга, пересекаясь лишь здесь, в Академии. Мы ведем друг с другом торговлю и с некоторых пор ограничиваемся лишь этим. Раньше все было устроено иначе, существовал Совет Пяти, в который входили представители каждой из рас. Элита. Мировая элита, которая правила Аврелией: налагала пошлины, устанавливала цены на мировом рынке торговли, собирала налоги. — Ректор замолчал и остановился напротив меня, наклоняясь к самому лицу и сужая глаза до щелочек. — Но однажды демоны, эльфы и маги ополчились против людей и уничтожили их род, полностью. Это событие произошло несколько сотен лет назад, и никто из очевидцев не помнил, что сподвигло их на такой поступок. Полное затмение, день всеобщего безумия…

Я чувствовала, что события прошлого поглотили берр Наира настолько, что он переживает их заново. Значит ли это, что он — один из очевидцев? Что и его постигло безумие, после которого он ничего не помнит?

— Море крови пролилось на человеческой земле, а сердце Аврелии, расположенное здесь, в Академии, замерло. — Продолжал свой рассказ ректор. — Часы, которые символизируют сердце каждой расы, встали, время не движется, когда-то цветущий мир теряет свою магическую силу, границы истончаются. Скоро Аврелия схлопнется, превращая всех нас в сгустки темной материи, в остаточную энергию. И все это последствия Великой Кровавой Битвы.

Я сглотнула, таким замогильным холодом веяло от слов берр Наира. Он снова использовал свою силу, распространяя вокруг меня холодные потоки воздуха и закручивая их наподобие петли.

— Посмотри в окно, — подтолкнул меня ректор к одному из широких проемов. — Что ты видишь?

— Столбы, циферблаты часов, белоснежные стрелки, — перечислила я севшим голосом. Слезы стояли в горле и буквально душили своей горечью, но я не позволяла себе расплакаться. Чтобы там не думал берр Наир, я сильная и справлюсь с ситуацией, в которую попала.

— Кабинет ректора неслучайно находится на этом этаже и в этой башне, потому что я призван следить за сердцем долины — за циферблатами. Столетиями мы ищем ответы на многочисленные вопросы, оставленные нам предками.

Кто виновник Великой Кровавой войны, какая из рас?

Почему хранители не принимали участия в войне, но и не остановили ее?

Как запустить механизм часов?

И тут появляешься ты, и часы, обозначающие сердце человеческого мира, начинают обратный отсчет. Ты послужила причиной того, что Аврелии осталось существовать недолго. Когда стрелки придут в то же положение, сделав круг, мир схлопнется.

— Нет, — выдохнула я сгусток отчаяния. — Я не могла, это не из-за меня… — пыталась оправдаться перед этим суровым мужчиной, который просто защищал свой мир.