Сборник произведений похожий на книгу - „Попаданка в Зазеркалье“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Попаданка в Зазеркалье | Cтраница 45

— Вот, ты и попалась, девочка моя, — горячо прошептал Тарт, прижимая меня к стене и наваливаясь сверху. — Теперь не уйдешь!

Я хотела что-то возразить, возмутиться и стукнуть демона, но тот впился в мои губы, стоило мне только приоткрыть их. Сладкий поцелуй Тарта поглотил мои возгласы, а его руки остановили любое мое движение. Я приподнялась и обвила его шею руками, запрокидывая голову и растворяясь в дыхании любимого демона.


Глава вторая

Во власти демона

Руки Тарта скользили по моему телу, пальцы зарывались в распущенные по плечам волосы, а губы прокладывали дорожку из поцелуев от уголка губ вниз по шее к ключице. Демон тяжело дышал, запрокидывая мою голову и впиваясь взглядом в лицо.

— И что дальше?

Я понимала, к чему этот вопрос. Тарт слишком умен для того, чтобы не догадаться о причине появления в Аврелии человека — недостающего пятого элемента для восстановления экосистемы. Я выполнила свою миссию, и в моем присутствии здесь больше нет необходимости. Демоны, маги и эльфы истребили людей, и мое присутствие на их землях пугало своей неизвестностью. Хранитель Астиан как-то признался, что никто не рад свидетельству давнего позора и слабости, коим я и стала, появившись в академии по велению Аврелиана.

— Пустошь навсегда останется Пустошью. Мы ничего не изменили, оказавшись на бесплодных землях людей. Мне некуда пойти после окончания Академии, для меня в этом мире нет места, — с грустью ответила я Тарту, который с рычанием оттолкнул меня и отвернулся к окну, безвольно опуская руки вдоль тела.

Он — сын Кровавого императора, наследник древнего рода, который управляет демонами Круговых гор. Тарт обязан выбрать себе в жены достойную партию, и Честа ясно дала понять, что я — лишь помеха на пути ее сына.

— И куда ты пойдешь?

Этот вопрос хлесткой пощечиной ударил по самолюбие. Тарт не хочет или не считает нужным бороться за то, чтобы я осталась в Аврелии? Он так быстро смирился с моим уходом?

Обида хлынула потоком горечи и разочарования, распространяя по телу леденящий душу холод. Я надеялась, что демон скажет совсем другое, попытается меня задержать, станет просить переменить решение, но он смирился!

— Какая разница! — я уже развернулась, чтобы спрятаться в комнате и выплакать всю боль и обиду в подушку, как демон снова схватил меня и по-свойски прижал к груди, зарываясь носом в волосы на макушке.

— Ты такая ранимая, Злата. Я и раньше слышал от старших демонов, что люди — хрупкие существа, но никогда не думал, что настолько.

— Отпусти! — попыталась я вырваться из его рук, но Тарт держал крепко и в тоже время нежно, поглаживая большими пальцами открытые участки кожи, отчего на них появлялись стайки мурашек. Я млела от его горячих прикосновений, теряла голову от запаха демона, от его легких поцелуев, сладкого дыхания и настойчивых губ, которые снова нашли мой рот.

— Любимая, — прошептал Тарт, с тягучей страстью одаривая меня самыми невероятными ласками. Его язык требовательно оглаживал мой рот, а я раскрывалась навстречу демону, желая гораздо большего. — Я сделаю все, чтобы ты навсегда осталась со мной, веришь?

От неожиданного вопроса, последовавшего сразу за поцелуем, я растерялась и долго молчала, переосмысливая услышанное.

«Верю ли я Тарту? Скорее, да, чем нет!»

— Мне тяжело представить, как ты оспариваешь волю родителей. Ни Честа, ни Кровавый император не одобрят твой выбор.

— Плевать! — зло прервал меня Тарт. — Тогда, они лишаться наследника и на трон взойдет Марлен.

— О, — я рассмеялась, представив демоницу в роли правящей императрицы, — она наведет порядок не только в Круговых горах, ее станут бояться по всему миру.

— Только это невозможно, — грустно ответил Тарт. Его ладони блуждали по моей спине, поэтому я с трудом сосредотачивалась на разговоре. Нельзя так мучить человека, когда ему попало в руки желанное!

- У демонов наследие только по мужской линии. Если я не взойду на трон, то власть перейдет к младшей ветви, а в этом случае мы лишимся не только власти, но и всего имущества.

Я удивленно вскинула брови.

— Честа никогда на такое не согласится!

— Вот именно, — удовлетворенно кивнул мой коварный демон. — Родителям придется смириться с моим выбором, но меня беспокоит не это. — Он встревоженно посмотрел мне в лицо. Темные глаза казались огромными из-за бледной кожи, и в них плескалась тревога.

«Мой демон боится за меня!» — билась в голове радостная мысль, которой было плевать на серьезность сложившейся ситуации.

— Из-за меня ты можешь стать изгоем? Как ректор Наир? — спросила я Тарта, а он кивнул, напряженно стиснув челюсти. — Но я не хочу этого.

Демон прижал меня к себе еще сильнее, настолько близко, что я чувствовала биение его сердца, ощущала, как горяча его кожа, как бугрятся мышцы рук и плеч.

— Обещая мне только одно, — прошептал он просящим тоном. — Не принимай скоропалительных решений, дай нам время.

Я бы с радостью кивнула на его просьбу, но за меня решение принимал Аврелиан.

Без каких-либо объяснений бог вторгся в мой привычный мир и разрушил его, смазал, как меловую картинку, сделал воспоминанием. Я не знала, на что способен Аврелиан, но догадывалась, что он запросто перенесет меня обратно. В таком случае уже этот мир станет воспоминанием, нелепой случайностью и бредом. Мало ли, может, он сотрет все события, произошедшие со мной здесь?!

Совсем недавно я желала всем сердцем вернуться обратно. К маме, к Арине, к привычному существованию без риска для жизни. К знакомым мне людям, среди которых нет ни магов, ни эльфов, ни хранителей, а демонов и вовсе считают злой силой. Тогда, что изменилось?

— Тарт, — прошептала я демону, — у нас еще есть время.

И он принял мои слова, как обещание, а я сделала вид, что так и должно быть. Мы еще долго стояли в обнимку друг с другом, пока Тарт не отпустил меня.

— В смежной комнате отличный бассейн с подогревом, — плотоядно улыбнулся демон. — Разделишь со мной купание? Я не готов отпустить тебя сейчас. Обещаю быть паинькой.

— Паинькой? — округлила я глаза, пряча улыбку. — Это не про тебя!

Тарт снова превратился в угрюмого и серьезного демона, которого я видела каждый день.

— Демоны чтят свои традиции, а для наследника нет ничего более оскорбительного, чем женщина, которая отдала свою честь другому.

— Эмм, — проглотила я готовые вырваться возмущения.

«Что это еще за дикие и доисторические правила?»

— Что «эмм»? — разозлился Тарт. Мне казалось, что у него из глаз искры посыпались, а зубы скрипнули, предвещая мне долгую и мучительную смерть. Я не спешила радовать его новостью, что в свои двадцать один являюсь девственницей, мне до ужаса нравилась его беспомощность. — Злата?!