Сборник произведений похожий на книгу - „Попаданка в Зазеркалье“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Попаданка в Зазеркалье | Cтраница 32

Мы несколько раз делали привал, чтобы отдохнуть и напиться согретой солнцем воды. Жара здесь стояла такая, что у меня даже губы потрескались, а кожу нещадно пекло. Тарт выглядел по-прежнему свежо, а Оуэн и Аирэль мило переговаривались друг с другом, стоило нам остановится. Фея заботливо ухаживала за другом, намазывая ему соком какого-то растения опаленные солнцем участки кожи.

— Устала? — спросил демон, когда я привалилась спиной к каменному уступу, смежив веки и желая остаться тут навеки. — Такие нагрузки непривычны для людей, я понимаю…

— Ничего ты не понимаешь! — огрызнулась я на Тарта, злясь все больше.

Сколько можно принижать меня тем фактом, что я человек?! Нагрузки и мне прекрасно знакомы, но из-за травмы колена я действительно очень долго не занималась и теперь ждала пронизывающей боли, как привычного наказания за любой физический труд. Но, не говорить же Тарту, что со мной случилось.

— Отстань, пожалуйста! — огрызнулась я на демона и поспешила к Оуэну. Тот распахнул объятия и отгородил меня руками от злого взгляда Тарта.

— Достает он тебя? — шепнул друг, а я беспомощно кивнула в ответ, пользуясь его добротой. С одной стороны стыдно, что использую его, а с другой, больше некому преклонить голову на плечо, а Оуэн сам вызвался быть моим другом, пусть терпит. — Не обращай внимания, Злата, он просто чувствует свою ответственность за всех нас. Сможешь дойти до ущелья?

Я снова кивнула головой и отстранилась, поймав на себе сразу два негодующих взгляда: Тарта и Аирэль.

«И что им всем заняться больше нечем, чем пялиться на нас с Оуэном?!»

Мое благодушное настроение быстро истаивало, а на смену приходила совершенно другая Злата. Я редко себя такой помнила: способной на все, лишь бы никто меня больше не цеплял. Хватит и того, что я уже вытерпела от всех этих коронованных особ.

— Жара допекает! — высказал Оуэн общий настрой и тут, наконец, мы вошли в тень высоких скальных пород, которые громоздились одна на другую. Я услышала общий вздох облегчения и первой отвязала от пояса свою флягу с водой. Там оставалась капля.

— Давайте отдохнем немного, — кивнул на участок травы демон, присаживаясь первым. — Ущелье очень опасное, и раньше служило местообитанием магов, поэтому не такое просто, как хотелось бы.

— Ты это о чем? — нахмурилась я, сбиваясь на истеричный тон.

«Нет, ну сколько можно?»

В Блэкпорте мне уже хватило испытаний на всю жизнь, я на большее не подписывалась. Стены Академии начали казаться отсюда такими родными и привычными, что я снова едва не расплакалась.

— Ущелье подобно зеркальной комнате, — начал объяснять нам демон. — Ничего страшного в ней нет, но магии столько, что она синтезируется сама по себе и вытягивает из всех, кто находится внутри, их чувства и эмоции. Что-то подобное мы видели, когда я применил запретное заклинание к Злате.

Думаете, когда Тарт упомянул об этом, он выглядел смущенным? Как бы не так, демон явно гордился своими умениями и навыками!

— Именно маги ущелья научили меня этому заклинанию, которое считается запретным, потому что обнажает наш внутренний мир. Но ущелью не нужны формулы и заклинания, оно вытянет из вас все и без этого.

На лицах Оуэна и Аирэль заиграла паника, расцветая всеми цветами красного, а Тарт оставался невозмутим. Оставалось только догадываться, чем он собирается пожертвовать ради полноценной жизни Догнара.

Глава третья

Кровавая империя демонов

— Злата, подожди! — позвала меня Аирэль, когда мы уже собирались подняться к ущелью.

Скоро дневные светила спрячутся в стальные воды Западного моря, и на Круговые горы опуститься ночь. Догнара рядом с нами нет, некому зажигать огненные сферы и освещать путь-дорогу, поэтому Тарт торопился. В ущелье оставались факелы еще со времен магов, они помогут нам ориентироваться в темноте, а от ущелья до границ империи рукой подать (по словам демона, конечно!)

Я повернула голову к фее, которая спешила ко мне по узкой тропинке, вьющейся по горному склону.

— Ты уже чувствовала это, — запыхавшись произнесла Аирэль, — расскажи.

Я поняла, о чем она говорит. На лицах каждого из нас застыла обреченность и неминуемая встреча с неизвестностью в стенах коварного ущелья.

«А что рассказывать? Что вспомнила свою прошлую жизнь? Что видела последние мгновения пребывания на Земле?»

— Тебя закручивает в вихре эмоций и воспоминаний, как на карусели, и тошнит примерно так же, — для значимости повертела пальчиков вокруг оси, создавая невидимый смерч, и скривила неприятною рожицу. Мол, действительно тошнотворные ощущения.

— Карусель? — повторила Аирэль незнакомое ей слово и подняла взгляд на темную расщелину, за которой и начинался вход в ущелье. — Теперь я понимаю Марлен, которая осталась внизу. Подождет, когда за ней прибудет оснащенный всем необходимым корабль, и прибудет домой целой и невредимой.

— Эй, я тоже не собираюсь умирать, — обиженно засопела на пессимистичный настрой Аирэль, но девушка только зубами в ответ скрипнула.

— Злишься? — приподняла я удивленно брови. Если честно, думала, что фее чужды нормальные человеческие эмоции.

— Боюсь, — откровенно призналась фея, но упрямо поджала пухлые губы и шагнула вперед, обгоняя меня на повороте тропы. Я снова плелась «в хвосте», пугаясь только черноты провала. Мало ли, что там еще придумали маги! Испытание ущелья не казалось мне таким ужасным, и я воспринимала его, как жертву ради Догнара. Знала бы, чем для нас обернется этот вечер, развернулась и бежала обратно, сверкая пятками.

Мы кое-как пробрались в расщелину, царапая руки и ноги об острые края породы. Тропинка обрывалась, а горы здесь расходились на приличное расстояние друг от друга, почти смыкаясь уже высоко над нашими головами. Небо почернело, мириады крохотных серебристых точек зажглись в его вышине, и Тарт сорвал со стен закрепленные в нишах факелы. Они с Оуэном двинулись вперед, освещая дорогу и разгоняя клубящийся мрак, а мы с Аирэль плелись следом. Сказать, что этот бесконечный день вымотал меня до предела, ничего не сказать. Сначала побег из Блэкпорта и бесконечно долгое плавание длиной практически в сутки. Поспать удавалось рывками, кто-то из нас постоянно сменял пост возле Догнара. Его жизненные силы так стремительно уходили, что мы волновались, доплывет ли маг до берега. Короткая передышка на горячем песке и снова путь наверх, уже по тропе к ущелью. Ноги дрожали, пульс зашкаливал, тело выдавало тревожные импульсы того, что вот-вот рухнет на землю.

Неожиданно меня под локоть взял Тарт. Его рука нагло скользнула от плеча к талии и осталась там лежать, как само собой разумеющееся, но на возражения и сопротивление у меня не осталось сил. Я плелась по каменному ущелью, спотыкаясь о неровности. По ногам гуляли табуны мурашек, холод проникал под короткую рубашку демона и холодил кожу, что немного отрезвляло.