Сборник произведений похожий на книгу - „Попаданка в Зазеркалье“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Попаданка в Зазеркалье | Cтраница 18

Я так хотела пойти на озеро, чтобы снова встретиться с загадочным мужчиной, но все не находила времени. Хотела спросить его о своем предназначении, но вместе с тем боялась услышать правдивый ответ.

Ни в одной книге про священное озеро не описывался этот таинственный житель морских глубин с бархатистым голосом. Он так отчаянно звал меня по имени, с затаенной болью и надеждой, и я откликнулась на его зов, я хотела помочь тогда, стоя на льду и оглядываясь в поисках человека, который меня окликал. Наверное, поэтому он и перенес меня в Аврелию каким-то неведомым мне способом. Только все зря. Я — человек и магии во мне хватает лишь на незамысловатые бытовые заклинания и простейшие формулы. Мне не под силу разгадать тайны целого мира и уж тем более спасти его обитателей от взбесившейся темной магии.

«Помоги, пожалуйста!» — взывала я мысленно к незнакомцу, который прятался в водах священного озера. Но время до вечера истекало, сумерки постепенно сгустились, разбавляя пространство комнаты мириадами сияющих на небе звезд, а на мой зов так никто и не откликнулся. Ни одна книга с полки не упала, ни один пергамент не дрогнул. Сколько бы я не гипнотизировала многочисленные полки, помощь не пришла оттуда, откуда я ее ждала.

Пропустив ужин из-за полного отсутствия аппетита, я бегала глазами по строчкам книг об истории Аврелии, которых здесь нашлось не так и много. Люди писали в основном о богах: Злате и Аврелиане. Каждая глава заканчивалась восхвалениями их трудов, мольбами о защите от бед и болезней, благодарностями за то, что уже создано. Раса людей чтила Злату, несмотря на то, что она считалась проклятой богиней, любили ее и даже называли «своей Матерью», а к Аврелиану относились чаще с отеческим снисхождением. Даже в сказках бога описывали легкомысленным юношей и легковерным простаком, тогда, как богиню — мудрой женщиной и практически всесильной чудесницей.

Когда я захлопнула книгу, сквозь стекла окон четко различался циферблат часов. Белоснежная стрелка неумолимо двигалась назад, а я следила за ней, пока глаза не начали слезиться. Тогда, достав из кармана плаща ключ, я попрощалась с комнатой и вышла, щелкнув замком.

— Надеюсь, еще вернусь, — прошептала зачем-то, сворачивая в коридор и направляясь по лестнице вверх, в самую высокую башню, где находилась зеркальная комната. Меня уже ждали, а Оуэн держал в руках два рюкзака: мой и свой. Я благодарно приняла свою ношу, водружая тяжелый рюкзак на спину. Молчание в комнате достигло такого напряженного предела, когда хотелось кричать, лишь бы слышать свой голос и знать, что ты еще жив.

— Готовы? — спросил студентов берр Эль, а я встретилась взглядом с Аирэль. Она хмурилась и кусала губы, но головой кивнула и даже сделала крохотный шаг к порталу, открытому на месте стола, который стоял тут днем.

— Идем по очереди, — произнес берр Фарр, — Тарт и Злата, вы первые!

Я не успела возразить, как демон схватил меня за руку и шагнул в портал. Воронка затянула нас в свои ледяные объятия, выплюнув на краю мира. Пустынная степь, поросшая сорняками и чахлой травой, тянулась на много километров вокруг. Бутылочные горы здесь казались совсем крошечными, размытыми и еле видными, а на небосводе горели яркие звезды, раскаляя воздух и опаляя все живое. Мы с Тартом оглядывались, ожидая остальных. Но ни через несколько минут, ни через час никто так и не появился, кроме странных существ, похожих на мумий. Эти существа двигались медленно, но целенаправленно, скапливаясь на границе степи. Сначала один возник на горизонте, затем второй, и вот их уже несколько десятков.

Глава третья

Правда о мертвом городе

— Бежим, — скомандовал Тарт, неожиданно сильно хватая меня за руку и утаскивая в сторону от приближающихся теней. Демон не особо испугался, когда они единично возникли в поле нашего зрения, но когда теней стало несколько десятков, а никто из Академии так и не появился, он занервничал.

Я пыталась бежать, изо всех старалась не путаться в колючей траве и не думать о тяжелом рюкзаке за спиной, который больно бил по бокам и тянул к земле. Дыхание сбилось почти сразу же, хрипы вырывались из грудной клетки, как из проткнутых кузнечных мехов, а перед глазами стояла пелена. Тарт не останавливался и не выпускал моей руки, а я на автомате передвигала ноги, пока не споткнулась, приземлившись на колени в песок.

— Встань! — крикнул демон, дергая меня вверх. Его узкое лицо исказилось от смешанных эмоций страха и пренебрежения. Черные брови сошлись на переносице, в глазах мелькнуло обреченное осознание. На моих штанах из защитной плотной ткани образовались рваные дыры в районе колен, словно кто-то методично аккуратно вырезал ткань невидимыми ножницами. Кожу обожгло холодом.

— Надо уходить отсюда, — произнес демон, обреченно выдыхая и дергая меня за шиворот. — Ты узнаешь это место?

Я покачала головой, а Тарт снова презрительно ухмыльнулся и зло скосил глаза в мою сторону.

— Мы в самом центре Пустоши! — бросил он отрывисто, наблюдая за тем, как кожа на моих коленях стремительно краснеет, но я еще не понимала всей серьезности ситуации. — Тени здесь особенно сильны.

Я огляделась и поняла, о чем говорит демон. Место, на котором мы стояли, располагалось на возвышенности, протяженностью несколько километров. Практически ровное плато, кое-где взорванное неровной грядой холмов. Останки зданий, присыпанных песком, торчали, как обглоданные грифонами кости, а самое высокое из них сохранилось, зияя черными провалами окон. Мы стояли в центре мертвого города, в который попали со стороны степи. Чахлая растительность больше не загораживала вид на разрушенные и выкорчеванные из земли останки прекрасных некогда строений.

— Давай укроемся в том здании, — повел меня Тарт к развалинам, обеспокоенно глядя под ноги. — Магия демонов достаточно сильная для того, чтобы чувствовать защитное поле, а у того заброшенного здания оно, как ни странно, сохранилось. И смотри под ноги, Злата. Песок в город занесло ветром, но его скопление смертельно опасно.

Я следовала за демоном, постепенно начиная завывать от внезапного жжения в области колен. Оно появилось так неожиданно, что я сначала не поняла, в чем дело. Здание приближалось, а жжение переросло в такую жгучую боль, что мне приходилось сжимать зубы, чтобы не орать в голос, а лишь приглушенно стонать.

— Я говорил, что нельзя тебе сюда, — огрызнулся демон, подхватывая меня на руки и встряхивая, как мешок с картошкой. — Не стони, раздражает! — рявкнул Тарт, глядя на то, как я глотаю соленые дорожки слез.

«И никакой снисходительности к плачущей девушке!»

На небе двоилось солнце. Казалось, что оно множится и множится, разогревая во мне кровь до состояния каления. Голова горела огнем, в глазах пекло, во рту царила настоящая пустыня. Тарт бесцеремонно скинул меня прямо на пол, как только достиг первого этажа уцелевшего здания. Оно казалось громадным и сохранилось достаточно хорошо, в отличие от других.

Демон освободил меня от тяжелого рюкзака и внимательно осмотрел повреждения на коленях, бесцеремонно завладевая ногами, а мне хотелось напомнить ему, что я — девушка, привыкшая к комфорту, а не подопытный кролик, которого подсунули демону-самоучке. Но Тарт плевал на мое мнение, а я уже ревела в голос, не понимая, откуда берутся слезу и почему же так больно.