Сборник произведений похожий на книгу - „Попаданка в Зазеркалье“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Попаданка в Зазеркалье | Cтраница 14

— Это так ужасно? — спросила я мага шепотом, а он только скривился в ответ. Понимай, как хочешь.

Я с замиранием сердца наблюдала, как пять капель темной крови мага капают в наш котел, смешиваясь с субстанцией, которая сначала резко почернела. Я уже разочарованно опустила уголки губ к подбородку и протянула невеселое «уууу», но тут отвар заискрился и загустел, а поверхность налилась такой глянцевой ровностью болотного цвета, что даже глазам стало приятно смотреть.

— Высший балл получают Злата и Догнар, средний — Оуэн и Таиса Аирэль, Тарт и Марлен, — преподаватель перечисли еще несколько пар, после чего отпустил всех на обед. Я выползала из аудитории с окровавленным пальцем. Кровь все не останавливалась, и я по привычке засунула палец в рот, посасывая место укола острым лезвием.

— Давай сюда, — выдернул Догнар мою руку изо рта и залечил в считанные секунды. — Лети дальше, пташка, — улыбнулся он криво и отошел к своим ребятам, а Оуэн, довольный и счастливый, всю дорогу до столовой рассказывал, как прекрасна Аирэль. Хорошо хоть, мрачный взгляд Тарта сопровождал нас до самого столика, не давая расслабиться. Не стоит из-за одного нормального занятия забывать, в каком мире и среди кого я нахожусь.


Часть третья. Пустошь
Глава первая. Противостояние магов и демонов

В свой первый выходной, который выпал на пасмурный и дождливый день, я нежилась в кровати. За полукруглой прозрачной стеной переливалось разноцветное радужное небо, проливая такие же радужные слезы. Изумрудно-серебристый полог холмов пестрел от многообразия цветов, распустивших свои лепестки под холодными каплями радужного дождя. Бутылочные горы искрились звездной пылью, несмотря на отсутствие солнечных лучей. Серебристые искры, смешиваясь с радужными каплями дождя, сплетались в движущийся узор, наподобие Северного сияния, озаряя небосвод таинственными всполохами.

По ковру скакали и переливались лучики от многочисленных звезд, которые никогда не уходили с небосвода Аврелии, а сегодня особенно ярко светили мягким серебристым, перламутровым и золотым светом. О такой красоте я могла только мечтать у себя на Родине, где осень всегда считалась моим самым нелюбимым временем года. Сколько бы ее не романтизировали, я всегда скептически относилась к разговорам об осеннем уюте. В моем родном городе с середины сентября по середину ноября лились бесконечные ледяные доджи, небо хмурилось стальными зубами, выпуская сердитые молнии, а ветер рвал листья с деревьев. Здесь же все казалось таким нереально красивым, что я не могла оторвать глаз от окна и прозрачных стен.

— Злата, посмотри на эти карты! — ко мне без стука ворвался Оуэн, поднимая глаза от каких-то пергаментных свитком и застывая посреди спальни с полуоткрытым от изумления взглядом. — Что ты делаешь? — спросил он, обретая дар речи.

— Сплю? — ответила парню вопросом на вопрос.

— Но завтрак через несколько минут, ты же не хочешь на него опоздать! — Оуэн бросил на стол карты и нахмурил светлые брови. — Только не говори, что ты не ознакомилась с расписанием старост.

— Я в него заглядывала, — недовольно ответила Оуэну, садясь в кровати и стягивая с себя одеяло. Если вам показалось, что Оуэн смутился видом моей шелковой пижамы, то вы глубоко заблуждаетесь. Этого хранителя даже танец на столе в моем исполнении неглиже не смутил бы. Он бы только осуждающе поцокал языком и помог мне одеться. В противном случае потащил бы в столовую голышом. Несмотря на то, что Оуэн выглядел бледным, худым и недокормленным, ел он за троих и никогда не пропускал ни завтраков, ни обедов, ни ужинов.

— Иди без меня, — капризно попросила я парня, не желая отрываться от чудесного вида долины, — сегодня же выходной, можно никуда не спешить.

— Другим можно, а старостам нельзя. Нас ждут неотложные дела и подготовка к вылазке в Пустошь. — Оуэн сменил тон с жесткого на умоляющий, сложив брови домиком. — Милая моя пташка, не заставляй голодного хранителя питаться дождевой водой и сырыми плодами с огорода. Я так долго не продержусь.

— Какая я вам пташка! — возмущенно засопела в ответ, двигаясь в сторону ванной. — И откуда только взяли?

— Божественная пташка, — крикнул мне вслед хранитель. — Догнар уже всем растрепал, какие у тебя славные перышки и как плохо ты пользуешься собственным скудным умишкой.

— Что он сделал? — я выскочила из ванной комнаты, орудуя зубной щеткой, как заправский фехтовальщик. — Секунда, и она приставлена к горлу Оуэна. — Повтори, или ты мне больше не друг.

— Я-то тебе друг, а вот кто-то из-за тебя вчера подрался, — парень усмехнулся, аккуратно отводя от своей шеи мою руку со щетинистым оружием. — Надо чаще посещать библиотеку, пташка.

Я ткнула зубной щеткой Оуэну в плечо.

— Так, что произошло?

— Догнар во всеуслышание заявил, что в Пустоши ты только станешь всем мешаться и отвлекать от основной задачи — найти выживших и любую информацию о местонахождении людей.

«Не так уж он не прав, — подумала я, ковыряя носком пушистых тапочек край ковра. — Какая от меня польза, когда я даже про Аврелию узнала несколько дней тому назад, не знакома с ядовитыми растениями, произрастающими в Пустоши, не умею сражаться против тварей, обитающих в непроходимой пустыне»

— В общем, маг предлагал избавиться от лишнего балласта в виде тебя и Аирэль.

— И она попала под раздачу? — усмехнулась я словам Оуэна, — по мне, так идея неплохая.

— Тарт считает иначе. Он — демон, призван защищать людей от опасности, поэтому вступился в первую очередь за тебя, сказал, что люди не так глупы, какими кажутся на первый взгляд.

— Это утешает, — перебила я парня язвительным тоном, представляя, как Тарт уничижающее рассуждает о знаниях и способностях людей и своей безграничной доброте и силе, способной защитить убогую меня.

— Ты слушай, что дальше, — продолжал Оуэн, снова загоняя меня в ванную и рассказывая уже через дверь. — Догнар назвал тебя своей милой пташкой, которую он в таком случае берет под свою личную защиту, а Тарт вызвал его на бой. Демон сам претендует на звание твоего личного защитника. Ни один из них не пожелал уступить другому. Тарт уперся рогом, что это его обязанность — защита людей, а Догнар высмеял демона, за что получил официальный вызов на бой.

У меня из рук выпала одежда, приготовленная на утро. Свободная туника и облегающие брючки глубокого терракотового оттенка. Кожаные закрытые туфельки полетели сверху.

— Ты в порядке? — взволнованно спросил Оуэн, а я выскочила в спальню в одном полотенце и принялась рыться в шкафу, выбирая самый неприметный балахонистый наряд.

— Этого мне еще не хватало, — прошептала, глядя на растерянное лицо друга и радужные переливы стен.

«Я не планировала попадать в Аврелию, не планировала оставаться здесь и тем более обучаться в Академии. Что уж говорить об отношениях с парнями? Их я тоже не планировала, но, чего таить, и Тарт, и Догнар вызывали во мне бурю эмоций. Привлечь внимание таких парней, значит обеспечить себя еще несколькими десятками проблем»