Сборник произведений похожий на книгу - „Попаданка в Зазеркалье“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Попаданка в Зазеркалье | Cтраница 12

Глава третья

Древний лес. Аирэль

Неделя пролетела незаметно, но за это время все, что я успела сделать — привыкнуть к ежедневным занятиям и вечерним посещениям библиотеки. Академия не становилась привычней с наступлением утра, а мысли о том, что на меня возлагают огромные надежды, мешала нормально адаптироваться. Я хотела воспринимать существующий мир, как подарок, как чудо, но получалось, что обстоятельства диктовали свои правила. Кем бы ни был тот мужчина из озера, он позвал меня сюда не на отдых. Я чувствовала, что единственный человек, запустивший своим появлением механизм часов на обратный отсчет, это не к добру. Учитывая, что мир теряет свою магическую силу с каждым днем и шансов на спасение у него не так много, я либо погибну со всеми, либо всех спасу, что маловероятно. Кто я такая, чтобы спасти целый мир? Во мне магии едва хватает на элементарные бытовые заклинания.

— Расслабься, Злата, — помогал мне Оуэн. Это ему казалось, что помогал, на самом деле ужасно раздражал этими бесконечными «расслабься», «позволь магии высвободиться», «настройся-настройся-настойся».

Я уже хотела заорать на него, выпуская наружу весь свой гнев, но колокол в очередной раз мелодично обозначил начало общего занятия. Их на последний учебный день выпало целых два, и я предвкушала не лучший день в своей жизни.

— Ну, вот, у тебя практически получилось! — похвалил он мои старания, преувеличивая их в несколько десятков раз. Я понимала, что Оуэн не хочет меня расстраивать, говоря, что я ни на что не гожусь, но все равно злилась. На себя в первую очередь.

«Так трудно что ли сосредоточиться и выдавить из себя одну-единственную магическую искру?»

Это же все, что от меня требуется, чтобы попасть на артефакторику. А я так этого хотела! В противном случае мастер Рурк, приглашенный специально для меня умелец на все руки, заставит учиться кузнечному делу. Меня! Слабую девушку из двадцать первого века, привыкшую к комфортной жизни. Хрупкую, между прочим, и очень ранимую.

— Спасибо, Оуэн, но завтра я скажу мастеру Рурку, что ничего не получилось. Он дал нам время до выходных, помнишь?

— Не расстраивайся, — подбодрил меня парень, положив узкую бледную ладонь на мое плечо и снова помогая тащить тяжелую сумку. Чем дальше, тем она становилась тяжелее. — Ты помнишь, о чем говорил мой дядя и смотритель берр Эль? Единицы из людей овладевали магией в достаточной для артефакторики степени. Подумаешь, ты не из их числа.

Теперь Оуэн говорил правду, но от этого мне стало еще хуже, лучше бы льстил и врал о том, какая я умничка.

На смежные пары по зелью и целительству мы с Оуэном пришли в числе первых, занимая по привычке первые ряды. Демоны появились вслед за магами, снова уставшие и поникшие. Тарт демонстративно прошествовал мимо первого ряда, кидая на меня такой высокомерный и презрительный взгляд, что хотелось сжаться и скользнуть под парту, остальные поднимались по проходу. Эльфы появились в числе последних. Я давно поняла, что они не собираются ни с кем общаться, держась обособленно. Одна-единственная девушка, которую прозвали феей Аирэль, то ли в шутку обращаясь к ней так, то ли всерьез. Четверо эльфов всегда окружали ее, где бы она ни появлялась, как верные вассалы, охраняя покой девушки. Звонкий и нежный голосок Аирэль я слышала только на общих занятиях, когда ее спрашивали преподаватели, в остальное время она молчала. Даже в библиотеке, занимаясь со своими спутниками, она не произносила ни слова, когда те вели между собой оживленные беседы. Оуэн сказал, что она испугалась похода в Пустошь и попросила отца забрать ее из Академии, на что тот дал отказ.

— Думаешь, она все время строит план побега? — спросила я хранителя, который в ответ только плечами пожал.

— Не хотелось бы лишаться ее общества, — ответил он, поворачиваясь к эльфам, которые сидели рядом, и внимательно рассматривая фею Аирэль. Она тоже повернула голову и неожиданно приветливо улыбнулась Оуэну, отчего бледные щеки того вспыхнули и заалели, а глаза потемнели и превратились в горящие сапфиры. Парень преобразился настолько, что я уже открыла рот, чтобы задать ему вопрос, что это с ним, но в аудиторию зашел преподаватель.

— Приветствую вас, студенты пяти рас, — обратился к нам светловолосый эльф, облаченный в длинный изумрудный плащ и белоснежные обтягивающие трико. Я старалась не скользить взглядом по его ногам, но получалось с трудом. Такой колоритный и утонченный мужчина запросто соблазнил бы треть известных мне женщин земного населения. И моя мама — любительница ярких интеллигентов и педагогов, не стала бы исключением.

— Сегодня мы с вами поговорим про расселение демонов, людей, хранителей, эльфов и магов.

Оуэн отчего-то тяжело вздохнул и приготовился слушать, бросая на Аирэль томные взгляды. Запал он на нее что ли? Тогда, почему такой грустный?

— Не всем вам известно, что расы в нашем мире живут обособленно друг от друга и на достаточном расстоянии. Дом эльфов — леса, что произрастают вдоль Круговых гор, в которых властвуют демоны, маги заселили саванну, что тянется, подобно расщелине, через весь наш мир, от Восточного моря до Западного ледника. Плавучие дома хранителей — самые неприступные. Они расположены по всему водному простору Аврелии и все время передвигаются. Города на воде — это местожительство хранителей.

Я всего на секунду представила, каково это жить в вечном режиме качания на волнах, и меня сразу начало подташнивать. Завтрак из тостов с молочной начинкой — теперь моих любимых, подступил к горлу.

— Оуэн, — отвлекла я шепотом парня. — Если пригласишь меня к себе домой, то я откажусь, так и знай.

Хранитель как-то криво усмехнулся, мол, ничего-то ты не понимаешь.

— Я не смогу пригласить тебя к себе домой, — сказал он печально. И только по окончанию лекции я поняла, почему он с такой грустью и невыразимой тоской смотрит на Аирэль, и отчего никогда не сможет пригласить друзей в гости.

— Вас уже познакомили с элементалями, надеюсь, все поняли, как опасно шутить с ними и соединять магию одной расы с другой. Оттого отношения и браки между расами строго запрещены. Нарушители караются смертью, а ребенка от подобного брака ждет нелегкая жизнь. Родители обрекают свое чадо на вечное одиночество и изгнание из родной стихии. Такого ребенка не примет к себе ни та, ни другая сторона, и он станет изгоем.

Я вспомнила ректора Наира. Понятно теперь, почему он такой нервный и злой. Станешь тут добрым, когда от тебя отказались демоны и маги, сослав в Академию. Хорошо еще, что для берр Наира нашлось место в этом мире, неизвестно еще, чем бы все закончилось в противном случае. А думать о том, что стало с его родителями, совершенно не хотелось!

— Теперь поговорим о людях. Пятерым из вас скоро предстоит попасть на их земли через портал, который готовит для вас берр Эль. Пустошь только с некоторых пор стала проклятой землей, а раньше считалась одной из плодородных и густонаселенных. — Преподаватель рассказывал с таким воодушевлением о землях людей, что я сразу же прониклась к нему симпатией, — вспомните Древний лес. Что вам известно о нем? Только то, что это дом эльфов?