Неслужебный роман | Cтраница 29

Досадливо хмурясь, он вышел на улицу. Небо окончательно затянуло. Сизо-серые тучи толпились, приглядываясь к нахохлившемуся городу, замершим в пробках автомобилям, уныло спешащим в метро жителям. Изрядно промокшая почва уже не могла впитывать в себя влагу и теперь стояла, источая противный гнилостный запах, особенно сильный здесь, во дворе старого, давно не ремонтированного дома.

Руслан перешагнул через лужу, торопливо направился к синему «крайслеру», прокручивая схему в голове еще и еще раз, выискивая слабое звено. Звено, которое сможет привести к Лиде.

Он сел в сырой салон, автоматически включил печку. Набрал номер Лидиных родителей. Ответила, судя по собранному, чуть сердитому голосу, Женька:

– Ничего не известно. Тетя Света уже в курсе, что вы были у Павла.

– Каким образом?

– Она сказала, что приходили два пренеприятных типа из органов, допрашивать только-только пришедшего в себя бедного мальчика.

– Ясно.

– Что удалось узнать?

Руслан пожал плечами, только потом сообразил, что собеседница его не видит, вздохнул:

– Вернее всего Столбов к похищению не причастен.

– Почему вздыхаете? Вам бы хотелось бы, чтобы был? – Руслан удивился интуиции юного хирурга.

– Если честно – это был бы самый хороший вариант.

Напряженное молчание в трубке.

– Ясно. Папа спрашивает, что с машиной: нашли ли?

– Пока нет информации, сейчас еду к Пиманову.

– Возьмите меня с собой, пожалуйста! Я тут с ума сойду от бездействия.

Руслану такое соседство было ни к чему – что он сможет обсудить со следователем при родственнице? Но отказывать – тоже не удобно. Семью, как потерпевших, держат в неведении.

– Ладно, через минут сорок буду у вас.

Он нажал кнопку отбоя, как телефон сразу разразился звонкой тирадой. Пиманов.

– Лебедев, руки в ноги и давайте-ка ко мне, – он назвал адрес.

– Что нашли?

– «Паджерик» нащупали.

15

Я падала.

Падала в мутную серовато-пасмурную массу, будто с небес на землю: бесконечно и безвозвратно. Тусклые обрывки облаков, цветастых занавесок, проносились мимо меня. Я тщетно старалась за них ухватиться – они рассыпались в моих руках в блеклый невидимый прах.

Даже при этом падении меня мутило. Стоял острый запах рвоты.

Я цеплялась за ватное пространство вокруг, сумрачно припоминая, что со мной произошло: черную машину, запах промасленной тряпки, духоту и ухабы. И мне все больше и явственнее казалось, что это падение никогда не закончится. И противный запах будет теперь преследовать меня вечно.

– Мама, – кажется, звала я. Но голос застревал где-то глубоко в гортани, выплескиваясь нечленораздельным, пугающим хрипом.

Краешком сознания я вспомнила, что меня привезли в какой-то богом и людьми забытый дом. В сероватой дымке сразу всплыло окно, в которое равнодушно заглядывал лось, тыкаясь в крохотное стекло мягкими ворсинками приплюснутого носа.

– Господи, помоги…

Мой голос звучал откуда-то снаружи, тускло и незнакомо.

Дурнота усилилась, увлекая меня все ниже и ниже, перехватывая холодным обручем голову, выворачивая внутренности.

Сколько же можно падать?

Мимо, растягиваясь как на фотопленке с эффектом задержки кадра, проплывали очертания чего-то неясного: то ли цветные занавески, то ли рваные кружева.

– Мне плохо… Помогите.

И снова бесконечный тоннель.

Снова бесконечное падение.

* * *

Через сорок минут Лебедев уже вглядывался в экран монитора: в кабинете Пиманова на приставном столике устроился моложавый оперативник с покрасневшими от многочасового пребывания перед компьютером глазами. Пиманов его представил как Данилу Комова. Тот, прищурившись, устанавливал бегунок видео на нужной отметке: в блокноте перед ним ютились криво написанные цифры.

Он простужено откашлялся:

– Это видеозапись наблюдения стоянки международного торгового центра напротив ресторана «Сергей Есенин». Одна из камер как раз настроена на проезжую часть и захватывает фрагмент стоп-кармана напротив, – он приостановил прокрутку. В верхнем правом углу замерли цифры «19:38»: – В девятнадцать тридцать восемь проехал автомобиль «крайслер» темно-синего цвета с государственными номерами 988 АРУ, принадлежащий господину Лебедеву Руслану Федоровичу…

– Это я, – на всякий случай отметил Руслан.

Комов кивнул.

– …за ним, с интервалом полторы-две минуты…

– …то есть буквально след в след? – уточнил Пиманов.

Комов медленно, будто с усилием, кивнул:

– Да, следом проехал черный «паджеро» с государственными номерами 216МКТ, зарегистрированный на Лобову Татьяну Ивановну. Автомобиль припарковался и простоял там до двадцати одного ноль шесть. После чего отбыл.

Лебедев коротко глянул на Пиманова.

– Это время, когда мы с Лидой были в ресторане и гуляли по набережной, – пояснил он.

Следователь хмуро кивнул, чиркнул в блокноте и снова уставился в монитор:

– Кто-нибудь выходил из паджерика за это время?

Комов снова откашлялся и довольно улыбнулся:

– Во-о-от, не зря говорят: курение вредит!

Комов передвинул бегунок на четыре минуты вперед и снова включил кнопку воспроизведения. Пиманов и Лебедев увидели, как пассажирская дверь приоткрылась, выпустив из салона крепкого парня лет двадцати пяти – тридцати на вид, в черной кожаной куртке с надписью «Harley» на спине, темных джинсах. Пассажир «паджеро» неторопливо размял ноги, как обычно делают после длительного сидения, попрыгал на месте и закурил, прикрывая пламя зажигалки от ветра. Потом подпрыгивающей походкой обошел машину и встал рядом с водительской дверью. По-хозяйски облокотился на крышу, что-то сказал человеку в салоне. Зеленоватое стекло опустилось на пятнадцать-двадцать сантиметров, показывая замершему следователю и адвокату худощавое лицо в бело-красной бейсболке.

– Увеличить можно? – прохрипел Руслан, приближая лицо к монитору, практически прилипая к нему.

Комов громко шмыгнул носом и увеличил масштаб изображения.

– Надо показать красавцев Столбову, может, узнает?

Лебедев с сомнением покачал головой:

– Здоровый бородатый кавказец и дрыщ? – он повторил описание, которое дал Столбов нападавшим.

Пиманов неопределенно махнул рукой.

– Да ему от страха любой крепкий мужик здоровым кавказцем покажется. А второй, – следователь прищурился, – ну, дрыщ и есть… Что с него взять. Кстати, фейсы не знакомые случаем, а, господин-товарищ адвокат? Вашу версию отрабатываем…