Неслужебный роман | Cтраница 10

Отец, между тем, подошел ближе к калитке, протянул руку:

– Здравствуйте…

– Руслан Федорович Лебедев, – представился вчерашний знакомый, широко улыбаясь, и тоже протягивая руку. – К вам по сугубо личному делу.

И над калиткой показалась его рука с зажатым в кулаке букетом роз.

Отец насупился:

– Та-ак. И кому сие великолепие?

Руслан откашлялся:

– Ваша дочь Лидия вчера изволила согласиться на совместный поход в кино.

– Ли-идия? – протянул отец, оглядываясь на меня, застывшую с недочищенной картошкой. – А Лидия будто бы и не в курсе… Картошку чистит, – он снова обернулся к Руслану. – Заходите уж, разберемся.

И открыл калитку.

Я поправила сбившуюся с плеч шаль, судорожно припоминая, что у меня с собой из приличной одежды.

Руслан, между тем, миновал лужайку перед домом. Широко улыбаясь, поднялся на веранду.

Из дома вышла мама. Окаменела на пороге.

– Вот, Маша, – отец указал в сторону мужчины, – молодой человек к Лиде. Марья Федоровна, Лидина мама. Наталья и Евгения – сестры.

Руслан подмигнул мне, галантно протянул маме букет роз и поставил на стол прозрачную коробку, сквозь резные бока которой выглядывал белоснежный торт.

Мама рассеянно ахнула:

– А я пирожки поставила…

Руслан широко улыбнулся:

– И их тоже съедим, – при этих словах мама с отцом переглянулись, а лица Женьки с Наташкой вытянулись. Руслан кашлянул и косо на меня глянул: – Или мы никуда не идем?

Пять пар глаз уставились на меня.

– А я еще не готова…

– Ну, так давай. Готовься, – Руслан выразительно на меня посмотрел.

Мои уши стали пунцовыми.

Я ни капли, ни мгновения не думала, что он приедет.

Я ни капли, ни мгновения не думала, что я пойду.

Я торопливо красила ресницы, когда в комнату проскользнула Женька:

– Ты уверена?

Я посмотрела на нее и неопределенно покачала головой, так как во рту была зажата ватная палочка. Распахнув дверцы шкафа, выхватила с полки узкие бирюзовые брюки, сорвала с вешалки белую шелковую блузку – захватила их с собой на «пожарный» случай, если вызовут на работу.

– Женька, где мои туфли? Гони на базу!

Женька метнулась из комнаты, через две минуты вернулась с «лодочками» в руках.

– Чего он там делает? – спросила я, расчесываясь и одновременно запрыгивая в туфли.

Женька сделала круглые глаза:

– С папой наш сад изучает!

– О! Тогда можно не торопиться… Он в надежных руках!

Женька хмыкнула:

– Не, лучше топай давай, а то еще на чай останется, придется с ним тортом делиться.

7

В машине меня ждал еще один букет. Роскошные хризантемы.

– Я продуманный, да, – подмигнул Руслан.

Я прислонилась щекой к прохладному бутону:

– Руслан, с чего это вы решили приехать?

Он завел машину, медленно тронулся по дорожке:

– Мы же договорились…

– Да бросьте, не более, чем ребячество.

Он склонил на бок голову. У него красивый профиль. Нет, не как у голливудских звезд: волевой подбородок, решительный взгляд, трехдневная небритость или как там еще.

Но в нем было что-то…настоящее. Прямой нос, чуть длинноват, темно-русые волосы зачесаны назад, открывая небольшой, сантиметра в два, шрам на виске, немного уставший вид. Но самое удивительное, что рядом с ним, хоть мои знания о нем ограничивались его именем и маркой автомобиля, было спокойно.

– Ну, почему «ребячество», – он улыбнулся и искоса, не отрывая взгляда от дороги, глянул на меня. – Вы считаете, что взрослый мужчина не имеет права пригласить понравившуюся ему женщину в кино?

Я пожала плечами:

– Почему не имеет? Просто, это как-то…Так никто больше не делает.

Он усмехнулся:

– Да уж прям… Никто…

– Порывы сейчас не в моде.

– Ну, вот вы же пошли со мной на свидание… Так вроде тоже никто сейчас не делает! Может, я маньяк?

Я расхохоталась:

– Вы забыли, моя семья знает номер и марку вашей машины! И еще Бог знает сколько информации выведал мой отец, пока рассказывал вам о яблонях!

Руслан захохотал:

– Да уж! Действовал профессионально! Кстати, у вас очаровательные родители. Мама мне ваша понравилась.

– Руслан, вы бы мне зубы не заговаривали. Угрожая мне, что вы маньяк, вы сказали, что у нас – свидание… Я запомнила!

Он взял круто вправо и выехал на МКАД.

– А я и не отрицаю: у нас свидание. Во всяком случае, с моей стороны!

Он выразительно поднял брови, но я промолчала. Из приемника снова играл саксофон. Тягуче и печально. В унисон с моим настроением. Руслан откашлялся:

– Лида, вы сегодня задумчивая. Если вам не хочется идти в кино, можем просто погулять: в Кузьминки, или в СерБор поехали.

Я улыбнулась:

– А давайте, на набережную!

Руслан улыбнулся с облегчением и перестрился в крайний правый ряд, устремляясь на ближайшую развязку в сторону центра.

Я прикрыла глаза, прислушиваясь к саксофону. Хрипловатый голос неторопливо нашептывал мелодию, вкрадчиво и откровенно, без прикрас и кокетства.

Как и мое свидание с этим парнем, Русланом.

– Руслан, стыдно признаться, но я не имею понятия, что это играет, а музыка божественная. Кто это?

– Фаусто Папетти. «Маленький цветок», очень популярная композиция. Следующая композиция мне еще больше нравится, Легран, «Осенняя грусть», послушайте.

Я прислушалась. И словно из приемника заморосил мелкий дождик, прикрывая нас ярким оранжевым зонтом.

– Руслан, а вы, на самом деле, джазмен и саксофонист? – может, и бестактный вопрос, но мне интересно. И я решила, что не хочу кокетства.

Руслан крякнул. И покраснел. Ну, точно, соврал.

– Ну, как вам сказать, – он косо глянул на меня.

– Да говорите уж как есть, и так ясно, что соврали…

Он покачал головой, словно споря сам с собой.

– Да, неловко вышло, честно говоря, – машина скользила по шоссе, щетки мерно отбивали ритм, стирая с лобового стекла капли дождя, – само как-то вырвалось.

– И чем вы на самом деле занимаетесь? – меньше всего мне хотелось узнать, что он – крупный нефтемагнат, или владелец заводов и пароходов. Сердце сжалось в ожидании разочарования.