Калейдоскоп развлечений | Cтраница 41

Натали оттолкнула Майкла с такой силой, на какую, казалось, вообще была не способна, и повернулась, чтобы убежать. Однако он поймал ее, раздвинул полы кимоно и припечатал Натали к двери. Тут же она стала срывать с него одежду. Майкл задыхался, он страстно хотел тела Натали и окончательно сорвал с нее кимоно. Он расстегнул на себе пояс, его брюки упали, и из-под трусов показался вздыбленный, подергивающийся от неодолимого желания член. Без каких-либо слов и приготовлений Майкл завалил Натали на подоконник, раздвинул ей бедра, лег на нее и мгновенно загнал ствол во влагалище. И стал быстро, исступленно двигаться, вгоняя член до самой матки и затем почти полностью извлекая его из влагалища.

Натали приняла этот бешеный темп, извиваясь всем телом. Яйца бились о ее зад, а он, тяжело дыша, бросал ей оскорбительные фразы:

– Ты этого хотела, шлюха? Трахнуться без денег, чтобы успокоить свою совесть? Сколько раз ты ебалась за деньги, мерзкая блядь?

Их бурное совокупление длилось недолго. Оскорбления Майкла затихли, когда он стал спускать и задергался в конвульсиях. Полностью излившись во влагалище, он резко вытащил член, словно ему было противно теперь к ней прикасаться.

Майкл торопливо натянул брюки и застегнул пояс, а Натали пыталась дрожащими руками надеть на себя кимоно.

– Удовлетворен? – спросила она.

– Я заплатил за это! – рявкнул Майкл. Затем вздохнул и проговорил уже более спокойным тоном: – Почему, Натали? Вот что я хотел бы знать.

– Уверяю тебя, Майкл, у тебя неверное представление обо всем этом. Я не причинила ни малейшего вреда вашему делу.

Он резко повернулся к ней.

– Я звонил в вашу компанию, – сказал он, – чтобы справиться о твоей подружке Элис Девейн. Выяснилось, что там и слыхом не слыхивали о такой персоне. А к этому добавляется еще одна деталь. Похоже, что они и о тебе мало что знают. Никто не знает, кто тебе платит, но, по всей видимости, это исходит от «Монтеденео косметикс».

– Откуда тебе это известно, черт возьми?

Майкл сверкнул глазами:

– Значит, это правда?

– Нет! – затрясла Натали головой.

– Тогда ты должна знать, что я обнаружил, что «Монтеденео» владеет рецептами наших важнейших продуктов и располагает нашими планами по маркетингу. Это то, что может погубить «Лейн Норель». Поэтому я снова спрашиваю тебя, мисс Каррон, какого черта тебе надо в моем бизнесе?

Натали закусила губу.

– Майкл, ты не мог бы поверить мне пока что на слово, что я совершенно не виновна в утечке информации? – Майкл открыл было рот, чтобы возразить, но она оборвала его: – Нет, погоди! Допустим, что ты поверил. Тогда очевидно, есть кто-то другой, кто продает секреты. И я должна сказать тебе, что утечки начались до того, как я пришла в вашу компанию. Ты должен был знать это.

Он покачал головой:

– Ничего подобного я не видел. Это все сплетни. А вот информация, которая дошла до меня, очень конкретна и подробна.

– Ты обсуждал это с кем-либо? – вдруг обеспокоилась Натали.

Майкл покачал головой.

– Очень хорошо.

– Почему?

– Видишь ли, не так уж много людей имеют доступ к этой информации. Правильно?

Он снова кивнул, но затем на его лице появилось гневное выражение.

– Уж не хочешь ли ты возложить вину…

Натали подняла руку:

– Я ничего не сказала. Мне нужны лишь сутки, чтобы решить вопрос, а затем сделать заявление.

– Стало быть, у тебя нет никаких доказательств? – саркастически сказал Майкл. – Интересно, что женщина с твоими способностями может сделать за сутки?

– Ради Бога, Майкл! – резко возразила Натали. – Что ты теряешь? Ты знаешь, где я живу, знаешь мое имя. Хочешь, возьми мой паспорт, чтобы ты был уверен, что я не сбегу за границу!

Он поджал губы.

– Я не уверен. Я знаю лишь то, что мои конкуренты располагают важной информацией и кто-то виноват в ее передаче. Пока что мы еще способны выкарабкаться, но в случае новой утечки нам будет крышка. И это меня очень даже беспокоит.

– Я не подозревала, что дела обстоят столь плохо, – пробормотала Натали. – Послушай, – предприняла она последнюю попытку убедить Майкла, – прошу тебя дать мне лишь несколько часов. Мне нужно окончательно удостовериться. Я выполняю работу, и мне требуется дополнительно еще чуть-чуть времени. Если у меня не появится доказательств до завтрашнего вечера, я все тебе расскажу. Обещаю, что предоставлю тебе все, что я знаю, и ты сможешь сам принять решение, основываясь на моей информации.

Майкл с минуту молча смотрел ей в лицо. Гнев сейчас у него прошел, и Натали почувствовала, что им владеет искушение поверить ей. Затаив дыхание, она ждала.

– О’кей, – медленно произнес он. – До завтрашнего вечера.

– И ты наш разговор сохранишь в тайне? До завтрашнего вечера?

Последовала еще одна долгая пауза. Наконец он кивнул и встал.

– Но дай Бог, чтобы все кончилось хорошо, Натали. В противном случае обещаю тебе, что ты очень пожалеешь о том, что солгала мне.

Глава 9

Громко хлопнув дверью, Майкл ушел, и Натали вдруг почувствовала себя ослабевшей и уставшей. Его гнев выглядел настолько естественным, и его ярость, пусть и направленная против нее, служила убедительным доказательством его невиновности. Натали направилась на кухню, чтобы выпить кофе, успокоиться и решить, как ей действовать дальше. Собственно говоря, оставался единственный реалистический вариант. Она сняла телефонную трубку и набрала номер Джека. На другом конце линии раздался щелчок автоответчика, и Натали сказала:

– Привет, Джек, это Натали.

Послышалось потрескивание, и трубку взял Джек.

– Привет, Натали. Я сам собирался тебе позвонить. – Голос его звучал бодро и непринужденно.

Она вздохнула.

– Джек, мы не могли бы встретиться для разговора? Для серьезного разговора.

Возникла пауза, после которой Джек несколько удивленным тоном ответил:

– Разумеется. А о чем?

– Я не хотела бы обсуждать это по телефону.

Последовала новая довольно продолжительная пауза.

– О’кей. Может, мы встретимся в офисе за завтраком?

Натали уставилась на трубку. Неужели он настолько уверен в том, что избежал разоблачения?

– Нет, только не там. Что, если нам устроить ленч?

– Великолепно, – согласился он. – Не возражаешь против «Бэлконн-бара» в «Ковент-Гардене» в полдень?

– Вполне подходяще, – кивнула она.