Удравшая от оборотня | Cтраница 21

Мы прошли к лифтам и Ирина Геннадьевна произнесла:

— Интервью с вами будет проводить наш генеральный, — кивнула, но нервничать начала.

В принципе ничего удивительного в этом не было, если бы я была единственным бухгалтером в компании. Ведь право подписи в финансовых документах прежде всего было у бухгалтера и руководителя. Естественно, руководитель выбирал бухгалтера, с которым должен был сработаться. Но я очень надеялась, что не буду единственным бухгалтером в данной компании. Без соответствующего опыта и помощи просто не вытяну новую для себя область. А если я не единственный представитель профессии, то почему со мной собирался проводить собеседование сам генеральный? Совсем я подозрительной стала.

К сожалению, никакой информации о количестве сотрудников "СтройКурам" найти мне не удалось.

В лифте мы молчали. Начало рабочего дня. Неудобно вести беседу, когда чувствуешь себя, словно, сельдь в банке.

Ирина Геннадьевна сопроводила меня до приемной генерального директора. Я мельком успела заметить изящную бронзовую табличку "Генеральный директор А.В. Курам".

— Марина, принимай, — хмыкнула Сомова. — Злата Ивольская. У нее на десять назначено собеседование с генеральным, — секретарь Марина загадочно улыбнулась.

— Доброе утро, Злата Юрьевна, — произнесла она, даже не сверившись с бумагами. Мне было странно такое внимание. Я ведь не настолько ценный кадр, чтобы знать меня по имени-отчеству. Захотелось немедленно сбежать.

— Доброе утро, — должна была проявить вежливость. До собеседования оставалось минут десять. Проходить в приемную и присаживаться на стул в ожидании встречи мне дико не хотелось, оставаться и мяться в дверях было очень глупо.

— Удачи, — бросила Ирина Геннадьевна и бросила меня, скрывшись за дверью.

— Проходите, пожалуйста, — внезапно Марина распахнула дверь, видимо, ведущую в кабинет генерального. — Андрей Викторович сейчас на совещании, скорее всего, он задержится.

Прошла к двери и робко заглянула внутрь кабинета генерального директора. Кабинет, как кабинет. Обставлен вполне себе дорого. Рабочий стол, заваленный бумагами. Ноутбук очень известной и дорогой фирмы. Кстати, открыт. Кожаное кресло. Мягкий кожаный уголок… Именно на него мне указала Марина.

Это, мягко говоря, было очень странно. В приемной находились стулья для посетителей, а меня пригласили дожидаться большого босса в его кабинете. Не просто кабинете… кабинете с бумагами и открытым ноутбуком.

— Чай? Кофе? Возможно, вы хотите что-то на завтрак? — не унималась девушка.

— Завтрак? — показалось, что ослышалась. Что это за сервис такой? Может, стрессовое собеседование? Узнать насколько наглый кандидат или ворваться в разгар этого самого завтрака и устроить разнос? А что, я всякое слышала… вплоть до того, что несчастного кандидата горячим кофе намеренно обливали или воду из стакана в лицо выплескивали. У бухгалтера, априори, должны быть крепкие нервы.

— У нас не очень большой выбор в буфете. Могу посоветовать сырники или омлет.

— Благодарю, но я не голодна, — соврала. На самом деле была голодна. Пусть, номер у меня был самый скромный, но в стоимость проживания в отеле входил завтрак. В ресторане был отличный шведский стол, только я так волновалась, что покушать нормально не смогла. — А вот от сладкого чая не откажусь, — обычно чай пила без сахара, но отлично знала, что сладкий чай отлично притуплял голод.

Марина оставила меня в одиночестве. Я скромно присела на краешек дивана и огляделась. Очень было похоже на какую-то проверку. Признаться, не удивилась бы, что в кабинете понатыкано камер видеонаблюдения и в данный момент каждое мое движение отслеживается. Вообще, конечно, было бы интересно пройтись, осмотреться. На стенах висели какие-то свидетельства или дипломы в рамках. С моего места было не разглядеть. Но я постаралась унять лишнее в данной ситуации любопытство.

Секретарь вернулась с чаем, сахаром и маленькой фирменной шоколадкой минут через пять.

— Если что-то понадобится, просто позовите, — проинструктировала Марина, прежде чем скрылась за дверью. Мне бы сейчас валерьянка понадобилась. Чем больше проходило времени, тем сильнее нервничала.

Казалось, что время тянулось медленно, словно, патока. На самом деле, прошло менее получаса.

Дверь в кабинет снова открылась в четверть одиннадцатого. Я услышала слова, брошенные для Марины, и мне стало нехорошо:

— В ближайшие пару часов нас не беспокоить, — произнес до боли знакомый голос, заставляя тело напрячься.

Мужчина вошел в кабинет и тут же повернулся ко мне спиной.

— Доброе утро, Злата!

Глава 8

— Доброе утро, Злата! — произнес Лукрецкий. Лукрецкий, который закрывал дверь на ключ. Я вся, словно, подобралась.

— Здравствуй, Влад! Что ты делаешь? — мужчина немного посторонился, открывая мне прекрасный обзор на свои действия. Действия, которые я итак хорошо осознавала. Он неторопливо провернул ключ в замке, вытащил его и демонстративно спрятал в карман. — Зачем это?

— Чтобы ты опять не сбежала, куколка. Прыгать в окно не советую, — хмыкнул он, приближаясь ко мне, — на этот раз можешь разбиться.

— Что тебе от меня надо?

— Поговорить.

— Тогда соблюдай дистанцию, — предложила ему, отодвигаясь на дальний край дивана. Лукрецкий приблизился на достаточно близкое расстояние. — Я буду кричать, — предупредила его.

— Обязательно будешь, — пообещал он, присаживаясь и придвигаясь ко мне вплотную. — Ну, Злата, я скучал, — сообщил этот мерзавец, обхватывая меня за талию и притягивая к себе.

Забилась в его руках и стала активно отпихивать:

— Я тебе, что проститутка, чтобы меня каждый раз хватать и сразу лезть под юбку? — пусть на мне сегодня было надето узкое платье-футляр, но этот озабоченный товарищ уже попытался задрать подол, чем разозлил неимоверно.

— Ты нет, — фыркнул он, — а вот я вполне, — протянул негодяй. — Разве ты мне не за это заплатила? — насмешливо поинтересовался, легко поймав мои руки, завел за спину и сцепил.

Он еще имел наглость издеваться!

Наверное, должна была разделить веселье Лукрецкого, расслабиться и позволить трахнуть себя в очередной раз. Вместо этого почувствовала себя, словно, обманутой. Еще большей дурой, чем в отношениях с Ивольским.

Владимир успел уложить меня на спину, учитывая, что подо мной оказались три руки — жутко неудобно. Сам навис сверху и принялся покрывать поцелуями шею.

Тело снова предавало, я уже вполне готова была принять мужчину в себя. Только вот разум на этот раз оказался сильнее вожделения. Точно не знаю, что на это повлияло. Но, возможно, именно это ощущение, когда тебя используют… снова… опять.

Вместо эротических стонов просто расплакалась.