Собственность леди Картар | Cтраница 46

И не ошиблась.

— Тут мы с тобой похожи больше, чем тебе кажется.

— Ты тоже одиночка? — Кривая улыбка сама собой скользнула по губам.

— Разведуправление, — кивнул, подтверждая, Аксэль, — я находил врагов, а обучением малолеток занимались другие. А потом война закончилась, мы с Аэром захватили власть и по-честному разделили обязанности. У меня всего год опыта командира, из которого одиннадцать месяцев я работал с уже обученными, знающими элементарные основы людьми.

Он не сказал этого, но я и так поняла, что Аксэль Мьярис просто не знает, как ему обращаться с новичками. Не умеет. Поэтому предпочитает и вовсе с ними не связываться.

— Ты им не доверяешь или боишься за них? — Уточнила я этот момент.

Мужчина помолчал и решил:

— И то, и другое.

Очевидный ответ.

Если подумать, среди моего командования…нет ни одного адекватного человека. Один орёт, другой постоянно злой, третий всех ненавидит, четвёртого ненавидят все остальные. Такого, чтоб нормально относился и к которому нормально бы относились… нет. Его просто нет, потому что всем им приходится чем-то жертвовать. Быть отличным командиром, но ужасным человеком, потому что совмещать это получается не у всех.

Возможно, всего лишь возможно, Аксэль не захотел выбирать, поэтому… решил не делать ничего. Странное на самом деле решение, и он наверняка сам это понимает, вот и злится.

— Ладно, я возьму их, — проговорила торопливо за секунду до того, как успела передумать.

Аксэль меня или не услышал, или не понял, погрузившись в свои мысли.

Прикусив губу, я, стараясь делать вид, что совершенно спокойна и вот вообще ничего не боюсь, повторила:

— Я принимаю ваше предложение, Аксэль Мьярис, и возглавлю эту операцию.

Мелькнула позорная мысль «Вот бы опять не услышал». Пришлось насильно выгонять её из головы.

— Спасибо, — кивнул мужчина совершенно серьёзно и искренне.

Не рассыпался в благодарностях, но это, наоборот, было ненужным. А вот такое простое «спасибо» пришлось в самый раз, потому что после него я почувствовала какую-то… нет, не обреченность, хотя её тоже — немного. Я почувствовала уверенность и необходимость сделать это. Прямо сейчас. С минимальными потерями.

И из объятий мужчины я осторожно выскользнула, оставив в его руках такой тёплый плед, который тут же захотелось вернуть, но я позволила себе лишь только обернуться и с грустью посмотреть на крупную светлую клетку, его украшающую.

К оборонительному рубежу я выходила первая, уверенно и решительно, сразу сумев привлечь внимание всех, кто тут был.

Их и поляну храма разделял не забор, как было до этого, а кусты, из которых вверх тянулись стены магического барьера. Нам видно, что происходит внутри, но оттуда не могут рассмотреть нас, что избавляло от необходимости прятаться по кустам.

— Чьим решением был поставлен барьер? — Сходу начала я.

Я не умею управлять людьми, это немного… не моя специальность. На самом деле очень много не моя специальность. Настолько, что судить об этом я могла лишь только в теории, исходя из собственных наблюдений и раздумий.

И я попросту попыталась делать то, что мне подсказывал разум.

— Гражданским сюда нельзя, — встретили меня холодно, но правильно.

— Отличный ответ, — кивнула благосклонно одному из ближайших парней — лет двадцати семи, с тёмным ёжиком волос и мерцающими в темноте карими глазами.

И, естественно, даже не подумала остановиться, чем заставила троих из семи встать перед собой. Выглядели они довольно угрожающе — с каменными мордами и «Тебе здесь не рады» в глазах.

— Мальчики, — ласково обратилась сразу ко всем напряженно за мной наблюдающим, — глупо вставать на пути у того, кто опытнее и сильнее. И, определенно, очень глупо вставать на пути у того, кто хочет помочь.

— Нам? — Не поверил или просто не понял один из парней.

— Нет, — ответила честно, посмотрев ему в глаза, — детям.

Но, наверно, это продолжалось бы ещё непозволительно долго, если бы вслед за мной из тёмного леса не вышел Аксэль Мьярис, при виде которого все они вытянулись, как по струнке, и не сказал:

— Леди Арвэн Картар, господа, возглавит спасательную операцию. Подчинение беспрекословное.

Парни машинально кивнули, лишь потом задумавшись над словами своего предводителя. Хорошо, значит, приказы выполняются и с этим полный порядок.

— Арвэн, — обратился Аксэль уже ко мне, а продолжил лишь тогда, когда я повернула голову и взглянула на него, — если понадобится помощь, просто сожми.

И на запястье мне, едва касаясь, надели что-то прохладное, тускло мерцающее в темноте. Серебряный браслет с чем-то, похожим на сверкающую капельку.

Я уставилась на него, как завороженная. Подняла свободную руку, провела по потеплевшим уже звеньям кончиком указательного пальца, чувствуя лёгкую, едва ощутимую дрожь — отголоски чужой магии.

— Красивый, — прошептала в итоге, посмотрела Аксэлю в глаза и добавила с улыбкой: — Спасибо.

— Не за что, — решил он и тут же велел: — Два пальца к основанию шеи.

Подчинилась мгновенно, а когда подумала «Зачем?», услышала в голове голос Аксэля, который тоже приложил пальцы к шее:

«Ментальная связь».

«У меня аллергия на всё, что содержит слово «ментальная», — проинформировала его и тут же опустила руку, разрывая связь.

Мужчина хмыкнул и не стал ничего говорить. Мы с ним оба понимали, что в случае необходимости я о своей аллергии забуду и вспоминать не захочу. Это война, тут нет места собственным слабостям.

А дальше я развернулась, и Мьярис мгновенно выскользнул у меня из мыслей. Были лишь необученные воины, я и цель, что лежала перед нами.

— Давайте сделаем это, — решила я и шагнула к ним.

Двадцать три

Три минуты спустя из леса выскользнул ментально со мной связанный отряд, что разделился и направился в разные стороны прочёсывать побережье. Этот же приказ получили и стражи, оставшиеся на остальных островах.

Ещё через пять минут начался захват храма. Я собиралась идти сама, но меня не пустили, сказав, что я здесь важнее и нужнее. В итоге пошёл отряд наиболее способных парней, которых я лично затягивала в магическую броню. Голова закружилась уже на третьем, поэтому дальше я использовала магию любезно согласившегося помочь Мьяриса. Он вообще оттащил меня в кусты и собирался выгнать во дворец, за что был бит по лбу, отруган и отправлен в прекрасные дали со всеми своими предложениями.

Меня поняли и решили больше не лезть.

Через восемь минут храмовники были схвачены и обезврежены, храм и прилегающие к нему территории признали относительно безопасными.